Мораторий на банкротство в 2022 году: не всё так однозначно

Размер шрифта:

Почти два месяца действует мораторий, введенный постановлением Правительства РФ от 28.03.2022 № 497. А количество вопросов по его применению меньше не становится. Попытаемся разобраться, почему правотворчество исполнительного и законодательного органов власти оказалось не на должном уровне и к каким последствиям это привело.

Содержание

1 апреля 2020 года в Федеральный закон № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — 127-ФЗ) была включена статья 9.1, которая названа «Мораторий на возбуждение дел о банкротстве». Частью первой этой статьи Правительству РФ было предоставлено право на введение такого моратория.

Подробнее: мораторий на банкротство и другие меры поддержки бизнеса в 2022 году

Определимся с понятием «мораторий», поскольку правила юридической техники предписывают обозначать юридические термины, с помощью которых выражается и закрепляется содержание нормативно-правовых предписаний государства. Итак, в статье 2 Федерального закона № 127-ФЗ понятие «мораторий» раскрывается как «приостановление исполнения должником денежных обязательств и уплаты обязательных платежей». И конкретно в этом значении используется термин «мораторий» в статьях 95, 184.3-2, 186.1-4, 189.39.

А вот в статье 9.1 термин «мораторий» имеет иной смысл согласно оговорке, что для «целей настоящей статьи» мораторием будет называться «мораторий на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям, подаваемым кредиторами». Такое двоякое толкование одного и того же понятия, неоднозначность «буквы» закона вызывают общее непонимание «духа» закона, мешают адекватному правоприменению, что мы и наблюдаем в настоящее время.

С одной стороны, Федеральный закон № 127-ФЗ охватывает исключительно вопросы несостоятельности (банкротства), а именно: «устанавливает основания для признания должника несостоятельным (банкротом), регулирует порядок и условия осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства), порядок и условия проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве, и иные отношения, возникающие при неспособности должника удовлетворить в полном объеме требования кредиторов» (часть первая статьи 1).

Однако, с другой стороны, мораторий на банкротство, введенный правительством на основании этого же Федерального закона, влечет за собой последствия не только для субъектов, отвечающих признакам банкротства согласно статье 3, и не только для тех, кто является кредиторами или должниками, неспособными удовлетворить требования кредиторов (по толкованию статьи 2). Влияние моратория сейчас таково, что и вполне благополучные с точки зрения признаков банкротства лица ощутили на себе его действие.

В настоящее время всех без исключения лиц как бы записали в потенциальных должников (неспособных удовлетворить требования кредиторов) и запретили им, например, распределять прибыль и дивиденды, производить обратный выкуп собственных акций, выплачивать действительную стоимость доли (пая), прекращать денежные обязательства путем зачета встречного однородного требования…

Кроме того, по постановлению № 497 приостановлено исполнительное производство по имущественным взысканиям в отношении всех без исключения лиц: как отвечающих признакам банкротства, так и не отвечающих этим признакам, как способных, так и неспособных в полном объеме удовлетворить имущественные требования, как платежеспособных, так и неплатежеспособных. В помощь — Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.12.2020 № 44 «О некоторых вопросах применения положений статьи 9.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

При этом Верховный Суд не смутило, что разные смыслы понятия «мораторий», раскрываемые в статье 2 и в статье 9.1, объединяются, и последствием приостановки возбуждения дел о банкротстве становится приостановление исполнения денежных обязательств, причем не только для субъектов, имеющих отношение к банкротству.

Такой «массовый» характер моратория явно выходит за рамки изначального замысла Закона о банкротстве. Вероятно, по этой причине возник законопроект № 123230-8, которым предлагается меры защиты от принудительного взыскания распространить не на всех «тотально», а только на тех лиц, которые отвечают признакам несостоятельности (банкротства). В пояснительной записке сказано, что «последствия введения моратория в виде прекращения исполнительных производств могут привести к ухудшению финансовой дисциплины должников: должники, объективно имеющие возможность исполнять свои обязательства, перестанут это делать в связи с отсутствием какой-либо ответственности…».

Резюме. Статья 9.1 Федерального закона № 127-ФЗ и изданное во исполнение этой статьи постановление № 497 — результат не совсем умелого правотворчества, а правотворчество необходимо быть максимально определенным, однозначным и понятным.

«Если мы хотим добиться уважения к закону, то сначала мы должны создать закон, достойный уважения» (Луис Брэндейс, юрист, член Верховного суда США с 1916 по 1939 г.).

Оставить комментарий Распечатать
Шумских Марина Ивановна
Шумских Марина Ивановна Налоговый юрист

Налоговый юрист, специалист в области налогообложения. Практика работы аудитором, арбитражная практика по налоговым спорам. Оптимизация налогообложения юридических лиц, консультирование по проблемным вопросам налогообложения.