Перейти на мобильную версию
Помогаем преодолевать трудности

Ответственность без вины в предпринимательских отношениях

Отправить на печать Распечатать
/ Источник: Арбитражные споры
Ответственность без вины в предпринимательских отношениях

Смотрите также:

Проблема ответственности в предпринимательских отношениях прежде всего актуальна при разрешении споров в арбитражном суде, которому в соответствии с частью 1 статьи 27 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Не менее актуальна эта проблема, если в суде общей юрисдикции стороной спора является потребитель, который, как известно, может быть только гражданином, а не организацией, и ему противостоят коммерческая организация, индивидуальный предприниматель, а равно некоммерческая организация, нарушившая обязательство при осуществлении ею приносящей доход деятельности (далее - предприниматель).
Судебная практика испытывает определенные трудности в вопросах ответственности в предпринимательских отношениях, о чем может свидетельствовать следующее дело.
Страховая компания обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании с общества с ограниченной ответственностью (экспедитора) 4 300 000 руб. убытков, поскольку выплатила указанную сумму в качестве страхового возмещения за повреждение груза акционерному обществу - клиенту, с которым ответчик (экспедитор) заключил договор на предоставление транспортно-экспедиционных услуг.
На основании заявки клиента на перевозку экспедитор, будучи одновременно перевозчиком, организовал доставку груза (две электростанции) из Санкт-Петербурга в Архангельск посредством тягача с прицепом.
При подъезде тягача к Архангельску водитель встречного легкового автомобиля выбрал скоростной режим, не обеспечивающий безопасность движения, в результате чего, не справившись с управлением, допустил занос автомобиля с выездом на встречную для него полосу движения с последующим столкновением с тягачом, двигавшимся во встречном направлении. Водитель тягача, видя, что легковой автомобиль движется прямо на него, попытался уйти от столкновения, стал резко тормозить и смещаться к правому ограждению, оставаясь на своей полосе движения. От силы столкновения на полосе тягача его подбросило, а встречный легковой автомобиль "поднырнул" под тягач. В результате ДТП легковой автомобиль разорвало на части, его водитель скончался на месте, а пассажир скончался в больнице, один контейнер с электростанцией оказался на проезжей части, второй - в кювете.
В действиях водителя легкового автомобиля имелись признаки состава преступления, предусмотренного частью 4 статьи 264 Уголовного кодекса Российской Федерации, однако в связи со смертью подозреваемого в возбуждении уголовного дела было отказано.
В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела следователь сослался на свидетельские показания о том, что перед началом вождения водитель, пассажир легкового автомобиля и их знакомый распили около двух бутылок водки и приобрели в дорогу бутылку коньяка.
Арбитражный суд первой инстанции исходил из того, что обстоятельства по данному делу, касающиеся ДТП, свидетельствуют об их чрезвычайности и непредотвратимости. Признав, что повреждение перевозчиком перевозимого им груза вызвано событием, избежать которого он не мог и последствия которого не могли быть им предупреждены, никаких мер для предотвращения утраты или повреждения имущества ответчик принять не мог, суд в иске отказал. Тем самым суд применил правило, предусматривающее, что ответственность экспедитора равна ответственности перевозчика.
Суд посчитал, что в пункте 7.1 договора, согласно которому ДТП, произошедшее не по вине водителя, является обстоятельством, носящим чрезвычайный характер, вследствие которого стороны не несут ответственности за частичное или полное невыполнение обязательств по договору, стороны обозначили перечень обстоятельств, признаваемых обстоятельствами непреодолимой силы, что не противоречит закону.
Суд апелляционной инстанции согласился с решением суда.
Суд кассационной инстанции, учитывая практику Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее - ВАС РФ), отменил решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда и передал дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.
Профессиональный перевозчик, не исполнивший или ненадлежащим образом исполнивший обязательство, являясь субъектом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, несет гражданско-правовую ответственность независимо от наличия или отсутствия вины и может быть освобожден от нее лишь при наличии обстоятельств, которые он не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело (Постановление Президиума ВАС РФ от 20.10.2010 N 3585/10).
ДТП, произошедшее не по вине водителя перевозчика, не относится к обстоятельствам, которые перевозчик не мог предвидеть и устранение которых от него не зависело, поскольку не является объективно (а не субъективно) непредотвратимым. Оно относится к обычным рискам предпринимательской деятельности, которые являются разумно предвидимыми и снижаются, в частности, за счет страхования гражданско-правовой ответственности перевозчика (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 01.03.2016 по делу N А56-36556/2015).
Замечания, что "в расчете на страхование ответственности своей деятельности лицо ведет себя более беспечно, а следовательно, и более социально опасно", а также что "расходы по страхованию своей ответственности компания учитывает при калькуляции цены товара" и, "иными словами, расходы по страхованию гражданской ответственности производителя товара несут в результате потребители некачественной продукции" <1>, интересны, но вряд ли перевешивают положительный эффект компенсации потерь предпринимателя.


<1> Кулагин М.И. Избранные труды. М.: Статут, 1997. С. 284 - 285.


При новом рассмотрении указанного дела предъявлен встречный иск о признании пункта 7.1 договора ничтожным.
Решением суда первой инстанции первоначальный иск удовлетворен, встречный - частично.
Постановлением апелляционной инстанции между сторонами утверждено мировое соглашение (ответчик обязался добровольно уплатить 2 150 000 руб. убытков с прекращением всех иных взаимных требований сторон).
Этот пример показателен полной и очевидной невиновностью ответчика (экспедитора, перевозчика), на которого ответственность возложена только в связи с тем, что он предприниматель.
Из приведенного дела можно сделать следующие выводы.
В соответствии со статьей 387 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) на основании закона (пункты 1 и 2 статьи 965 ГК РФ) компания, выплатив страховое возмещение, заняла место клиента (акционерного общества) в обязательстве экспедитора (общества) возместить 4 300 000 рублей за повреждение груза после принятия его экспедитором и до выдачи груза получателю (пункт 1 статьи 7 Федерального закона от 30.06.2003 N 87-ФЗ "О транспортно-экспедиционной деятельности"; далее - Закон N 87-ФЗ).
Гражданско-правовая ответственность экспедитора (перевозчика) строится на началах риска, то есть он несет ответственность за невиновное (случайное) неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, в том числе за несохранность (повреждение) груза.
Единственным исключением, освобождающим его (экспедитора, перевозчика) от ответственности, являются обстоятельства непреодолимой силы, то есть обстоятельства, которые экспедитор (перевозчик) не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело (пункт 1 статьи 7 Закона N 87-ФЗ, пункт 1 статьи 796 ГК РФ).
Случаи невиновного поведения (должника) не могут быть обстоятельствами непреодолимой силы, поскольку последние объективно непредотвратимы и к ним не может быть ни виновного, ни невиновного отношения.
Означенная позиция исключает отнесение ДТП, произошедшего не по вине водителя экспедитора, как к обстоятельствам непреодолимой силы, так и к основаниям устранения (освобождения) ответственности экспедитора за неисполнение или ненадлежащее исполнение его обязательств.
Поскольку в силу закона (пункт 1 статьи 7 Закона N 87-ФЗ, пункт 1 статьи 796 и абзац второй статьи 803 ГК РФ) экспедитор (перевозчик) несет ответственность и за свое невиновное поведение, устранение его ответственности в договоре за ДТП, произошедшее не по вине водителя, противоречит статье 11 Закона N 87-ФЗ ("соглашение об устранении имущественной ответственности экспедитора или уменьшении ее размеров, установленных названным Федеральным законом, ничтожно") и пункту 2 статьи 793 ГК РФ о недействительности соглашений об устранении установленной законом ответственности перевозчика ввиду отсутствия возможности таких соглашений в пункте 5 статьи 34 Федерального закона от 08.11.2007 N 259-ФЗ "Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта", вследствие чего пункт 7.1 договора транспортной экспедиции в этой части ничтожен.
В отношении иных случаев, указанных в пункте 7.1 договора, отсутствуют предусмотренные пунктом 84 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации (далее - ВС РФ) от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" доказательства законного интереса истца в признании их недействительными, поскольку истец не возмещал и не обосновал необходимость возмещения убытков страхователя от этих случаев.
В отличие от экспедиции и перевозки (статья 11 Закона N 87-ФЗ, пункт 2 статьи 793 ГК РФ), стороны в обязательствах об аренде, банковских услугах не ограничены в устранении ответственности в силу диспозитивности пункта 3 статьи 401 ГК РФ (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 01.12.2015 по делу N А05-668/2015, Определение ВС РФ от 02.11.2015 N 307-ЭС15-14142).
Кроме того, исходя из принципа баланса интересов клиента (владельца груза) и профессионального экспедитора (перевозчика) освобождение последнего от ответственности при отсутствии его вины (ввиду вины третьих лиц) повлечет невозможность клиента требовать возмещения с причинителя вреда, поскольку убытки ему причинены в рамках договорного обязательства, а деликтное обязательство и требование о возмещении вреда возникли у экспедитора (перевозчика).
Разъяснение, приведенное в пункте 8 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательства" (далее - Постановление Пленума ВС РФ N 7), о том, что обстоятельство признается непредотвратимым, если любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий, означает исключение субъективного фактора в его непредотвратимости, и это обстоятельство тем самым является объективно непредотвратимым.
Не исключается ограничение ответственности непрофессионального перевозчика (пункт 6 Постановления Пленума ВС РФ N 7), к которому ответчик, будучи предпринимателем, не относится.
Таким образом, независимо от отсутствия вины профессионального экспедитора (перевозчика), при отсутствии обстоятельств непреодолимой силы он тем не менее несет ответственность за повреждение груза.
Для объяснения ответственности без вины в предпринимательских отношениях исследователи этого вопроса обратились к теории профессионального риска, "сущность которой сводится к частнопредпринимательской формуле: чья прибыль - того и риск" <2>.


<2> Красавчиков О.А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. М.: Юридическая литература, 1966. С. 143.


"Профессиональный риск - это то основание, на котором держится идея об ответственности за причинение. Прежде всего идея профессионального риска заключается в возложении ответственности на причинившую ущерб сторону" <3>.


<3> Мартиросян А.Г. Теория риска в гражданском праве РФ. М.: Проспект, 2016. С. 30.


Ответственность лица на началах риска означает ответственность за случайные обстоятельства, то есть ответственность без вины, и тем самым за сам факт причинения ущерба или только за факт нарушения договора (в форме неустойки).
Однако теория профессионального риска не отвечает на вопрос: почему прибыль порождает риск, то есть ответственность за случайные обстоятельства? Попытаемся ответить на него.
Должник-предприниматель, принимая на себя обязательство передать имущество (в том числе деньги), им, как правило, в этот момент не обладает, сам ожидая его обретения или предпосылок его создания, иначе говоря, имущество, которое должен передать предприниматель, находится в чужих руках, в них находится судьба исполнения принятого предпринимателем на себя обязательства, и тем самым исполнение в значительной степени от него не зависит.
Получение прибыли предпринимателем столь же вероятно, сколь же вероятно получение убытка. Если получение прибыли предполагает исполнение предпринимателем принятого на себя обязательства, то получение убытка свидетельствует о его неисполнении.
"Невиновную ответственность, присущую предпринимательству, можно, по-видимому, рассматривать именно как ответственность за принятое решение, за выбор (ошибку при выборе)... Для самой ответственности достаточно ошибки при принятии решения, доказательством чего служит сам факт причинения убытков. В таком случае предпринимательство потому является сферой повышенной ответственности, что представляет собой деятельность по принятию свободных (случайных) решений, сопряженных с риском" <4>.


<4> Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М.: Статут, 2008. С. 34.


Социалистические организации, заключая договоры во исполнение плановых заданий госорганов, не обладали правом выбора контрагентов, и их ответственность на началах причинения (без вины) привела бы к ответственности в том числе за действия госорганов, которым они к тому же были подчинены.
Нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника (пункт 3 статьи 401 ГК РФ) не освобождает его от ответственности, поскольку кредитор не выбирал за должника контрагентов, это был выбор самого должника, и он должен нести за него (выбор) ответственность, что и означает его ответственность без вины.
Механизм ответственности по принципу вины в предпринимательских отношениях может привести в действительности к отрицанию самого института ответственности в указанной сфере отношений, где действия (бездействие) третьих лиц, рыночные колебания и иные внешние факторы будут основанием освобождения должника от ответственности в связи с отсутствием его вины.
Именно столь высокая имманентно присущая предпринимательской деятельности степень вероятности освобождения от ответственности за вину требует отказа от вины как условия ответственности, ибо при выборе между ответственностью и виной общество обязано выбрать ответственность лиц, осознанно сделавших выбор в пользу деятельности, нацеленной на прибыль, при этом независимо от их вины, так как последняя в действительности сведет к нулю шансы достижения означенной цели.
Тот, кто (в предпринимательских отношениях) ссылается на вину своих контрагентов, а также на иные негативные факторы рынка для освобождения себя от ответственности в связи с отсутствием своей вины, тем самым отрицает ответственность своих контрагентов перед собой, создавая цепочку безответственности, делая бессмысленной цель предпринимательской деятельности.
Следовательно, предприниматель принимает на себя риск, ответственность без вины не за возможность получения им прибыли, а, наоборот, деятельность по приобретению им прибыли будет возможной, если перед ним его контрагент - предприниматель сможет отвечать без вины. То есть ответственность без вины - это не следствие предпринимательской деятельности, а ее предпосылка.
Ответственность без вины, в том числе в предпринимательских отношениях, не является исключением, инородным телом или иным несвойственным гражданскому праву явлением.
Более того, если согласиться с А.Л. Маковским, все как раз наоборот. "Следует лишь заметить, что все развитие частного права в XX веке, включающее появление ответственности за ядерный ущерб и экологический ущерб, "направленной" ("канализированной"), "строгой", "абсолютной" ответственности, ответственности, неразрывно связанной с ее обязательным страхованием, заставляет признать главной и отличительной чертой гражданско-правовой ответственности компенсационный характер, а не субъективное начало вины" <5>. И, перефразируя следующее за этим предложение А.Л. Маковского, скажем: и с этой точки зрения правило, содержащееся в пункте 3 статьи 401 ГК РФ, является нормой о гражданской ответственности не в меньшей мере, чем правило пункта 1 той же статьи. Ведь компенсационная природа ответственности по гражданскому праву не исключает, а, наоборот, предполагает (включает) возмещение неполученной прибыли, при этом не только в виде неполученного дохода (пункт 2 статьи 15 ГК РФ), но и в виде неустойки, соразмерность которой зависит в том числе от величины неполученной обоснованной выгоды кредитора (пункт 3 статьи 333 ГК РФ в редакции, действующей с 1 сентября 2015 года).


<5> Маковский А.Л. Гражданская ответственность государства за акты власти // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А.Л. Маковский; Исследовательский центр частного права. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1998. С. 111.


В предпринимательских отношениях ответственность является отрицательной формой получения прибыли (наряду с возмещением иных имущественных потерь) за счет умаления (отрицания) имущественных благ лица, нарушившего обязательство.
Таким образом, именно ответственность, ее неотвратимость (то есть при отсутствии вины) позволяет достичь цели предпринимательской деятельности при нарушении обязательства - получения прибыли, ради чего предприниматель и вступает в обязательство.
В отличие от сугубо предпринимательских отношений, ответственность предпринимателя перед гражданином или некоммерческой организацией без вины и их ответственность перед предпринимателем только за вину обусловлена не природой их отношений, а политико-правовыми причинами, например защитой экономически слабой стороны в обязательстве. Единый правовой режим ответственности предпринимателя и в тех и в других отношениях позволяет именовать его ответственностью без вины в предпринимательских отношениях.
Не вдаваясь в дискуссию по следующему вопросу, согласимся с теми, кто считает, что "основанием гражданско-правовой ответственности (единственным и общим) является нарушение субъективных гражданских прав" <6>.


КонсультантПлюс: примечание.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).
<6> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. М.: Статут, 1997. Книга первая: Общие положения. С. 569.


Применительно к договорным обязательствам основание и условия ответственности в форме неустойки совпадают, ими является только нарушение договора.
Условиями ответственности в форме убытков являются: 1) нарушение договора; 2) убытки; 3) причинная связь.
Отметим лишь, что если сузить бремя доказывания кредитором размера убытков до разумной степени достоверности, а наличия причинной связи - до ее презумпции, конечно, опровержимой <7>, то из состава гражданского правонарушения, к которому относят "вред, противоправность, причинность и вину" <8>, полноценным элементом в искомой нам сфере отношений (предпринимательских) будет только противоправность.


<7> См.: пункт 5 Постановления Пленума ВС РФ N 7.
<8> Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли в СССР (часть II) // Избранные труды по гражданскому праву. 2-е изд., испр. М.: Статут, 2003. С. 483.


Ответственность в предпринимательской сфере исключает вину, наступает при отсутствии ее и не наступает при наличии обстоятельств непреодолимой силы.
Когда в начальный период советской цивилистики господствовала теория причинения, положенная в основу ответственности без вины, последняя и все с ней связанное выпали из центра внимания цивилистов. "Пока ответственность сопрягалась с принципом причинения, - как отмечал О.С. Иоффе, - практическая надобность размежевания вины, случая и непреодолимой силы со всей серьезностью о себе не заявляла" <9>.


<9> Там же. С. 475.


И если впоследствии советское гражданское право, отрицая принцип причинения в пользу принципа вины, доведенного до его крайней степени ("если нет вины, то нет и ответственности" <10>), ответственность без вины и ее пределы оставило в стороне, то современное российское гражданское право, возвратившись к ответственности по принципу причинения, непосредственно столкнулось с проблемой пределов ответственности без вины.


<10> Красавчиков О.А. Указ. соч. С. 131.


Если для ответственности по принципу вины значима граница, где она кончается, за которой ответственность не наступает ("там, где кончается вина, там начинается случай" <11>), то для ответственности при отсутствии вины значима граница, где начинается непреодолимая сила, ибо там кончается случай и не начинается ответственность.


<11> Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. С. 356.


И случай, и обстоятельства, именуемые непреодолимой силой, - это факты, и те и другие исключают возможность надлежащего исполнения обязательства, различны лишь их природа и источник их возникновения.
ДТП, в котором нетрезвый водитель с превышением скоростного режима выехал на встречную полосу движения под тягач с прицепом и грузом, - это случай, исключающий возможность доставки перевозчиком груза неповрежденным, но ответственность за повреждение лежит на перевозчике, потому что здесь нет непреодолимой силы.
Приведем иные примеры разграничения случая и непреодолимой силы и выработанные судебной практикой критерии этого разграничения.
Невозможность прекращения распространения от чужого металлического ангара пожара 4-й степени длительностью 13 часов к складу хранения, несмотря на привлечение нескольких отрядов ПСО и Центроспаса, двух вертолетов, не относится к обстоятельствам непреодолимой силы для освобождения профессионального хранителя от ответственности за утрату переданного на хранение имущества (абзац второй пункта 1 статьи 901 ГК РФ).
По этому поводу Президиум ВАС РФ указал следующее.
Юридическая квалификация обстоятельства как непреодолимой силы возможна только при одновременном наличии совокупности ее существенных характеристик: чрезвычайности и непредотвратимости.
Под чрезвычайностью понимается исключительность, выход за пределы "нормального", обыденного, необычайность для тех или иных жизненных условий, что не относится к жизненному риску и не может быть учтено ни при каких обстоятельствах.
Чрезвычайный характер непреодолимой силы не допускает квалификации в качестве таковой любого жизненного факта, ее отличие от случая в том, что она имеет в основе объективную, а не субъективную непредотвратимость.
Между тем выводы судов основаны на невозможности прекращения распространения огня исходя из количества задействованных в тушении пожара сил (Постановление Президиума ВАС РФ от 21.06.2012 N 3352/12).
Из сказанного следует, что необычайность обстоятельства ("наступление которого не является обычным" <12>) и его объективная непредотвратимость отделяют случай от непреодолимой силы.


<12> Пункт 8 Постановления Пленума ВС РФ N 7.


Перевозка с согласия заказчика на открытом автовозе и без упаковки автомобиля, у которого от попадания посторонних предметов разбилось лобовое стекло, влечет ответственность перевозчика и при отсутствии его вины, поскольку непреодолимая сила отсутствует.
В связи с этим Президиум ВАС РФ пришел к следующим выводам.
Действующая судебная арбитражная практика по данной категории дел исходит из того, что перевозчик несет ответственность независимо от наличия или отсутствия его вины в нарушении обязательства по перевозке, единственным основанием освобождения его от ответственности за утрату груза является наличие препятствий вне разумного контроля перевозчика - обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело, поскольку от него нельзя было разумно ожидать принятия этих препятствий в расчет при заключении договора, а равно их предотвращения и преодоления последствий (Постановление Президиума ВАС РФ от 11.06.2013 N 18359/12).
Из указанных доводов можно заключить, что непреодолимой силой будут те обстоятельства, которых нельзя разумно ожидать (разумно предвидеть).
Обрывками лопнувшей передней покрышки перебило трубки топливной системы, от трения при экстренном торможении покрышка с попавшим на нее дизельным топливом воспламенилась, пламя перекинулось на моторный отсек и кабину, в результате автомобиль, полуприцеп и груз полностью сгорели (Постановление Президиума ВАС РФ от 20.03.2012 N 14316/11).
Доводы, по которым Президиум ВАС РФ не признал указанный случай непреодолимой силой, были изложены в Постановлении суда кассационной инстанции в описанном выше деле N А56-36556/15.
Ввиду неоднозначности понимания формулировки, приведенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 20.03.2012 N 14316/11, в том числе в судебных актах, его воспроизводящих, смеем предположить, что ВАС РФ подразумевал ошибочность следующих выводов судов: перевозчик отвечает при наличии вины на общих основаниях ответственности, предусмотренных пунктами 1 и 2 статьи 401 ГК РФ; вина перевозчика презюмируется, и для освобождения от ответственности он должен доказать ту степень заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась. Иными словами, перевозчик отвечает при отсутствии вины не на общих основаниях, предусмотренных пунктами 1 и 2 статьи 401 ГК РФ, его вина не может презюмироваться, поскольку для освобождения от ответственности он в соответствии с пунктом 1 статьи 796 ГК РФ должен доказывать не степень заботливости и осмотрительности, а объективные (то есть несубъективные) критерии.
Итак, необычайность (необычность), объективная непредотвратимость обстоятельства, которое нельзя разумно ожидать (разумно предвидеть), - вот критерии отграничения случая от непреодолимой силы, выработанные судебной практикой. Случай также создает невозможность исполнения обязательства, но указанными признаками не обладает.
И случай, и непреодолимую силу никто не может предвидеть. Но случай можно предотвратить, если знать о нем (поэтому у него субъективная непредотвратимость), а непреодолимую силу любыми средствами не предотвратить, даже если знать о ней (потому она объективно непредотвратима).
В обоснование этого своего тезиса Н.Д. Егоров приводит пример с пароходством, которое, даже если бы знало о шторме, исключающем выход судна в море, не смогло бы исполнить обязательство и доставить груз в срок <13>.


<13> См.: Гражданское право: Учебник. 6-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: ТК "Велби", 2002. Том 1. С. 681.


Приведенные доводы убедительны для освобождения от ответственности за нарушение срока, но за утрату или повреждение груза от аналогичных обстоятельств - вызывают сомнения.
Избежать можно почти любого события, если заранее знать, что оно произойдет. Например, изменить маршрут перевозки, объезжая местность, которая будет охвачена пожаром или подвергнется наводнению либо в которой пройдут массовые беспорядки. Непреодолимой силой будет признано лишь то обстоятельство, где изменение маршрута невозможно. Другие обстоятельства, включая стихийные события, будут считаться случаями, что противоречит самой природе стихийных бедствий.
Полагаем, что в действительности в результате действия непреодолимой силы происходит аномальное изменение среды обитания человека в данной местности и что вызвать подобное изменение способны стихийные бедствия (наводнения, землетрясения и т.п.) или социальные потрясения (военные действия, массовые беспорядки и т.п.), в отличие от случая, который изменяет лишь ее отдельные элементы, не изменяя саму среду обитания (ДТП, пожар на складе и т.д.).
Критерий "среды" может стать дополнительным подспорьем для судебной практики в разграничении непреодолимой силы и случая.
И все же в практическом плане достаточно непризнания непреодолимой силой обстоятельств, на которые ссылается ответчик (должник-предприниматель), и указания, что отсутствие его вины основанием освобождения от ответственности не является.
Все вышесказанное относится только к договорным обязательствам и не относится к деликтным и кондикционным обязательствам, в которых и предприниматель, и гражданин, и некоммерческая организация отвечают на общих для них основаниях.
Но и в договорном обязательстве при вине и просрочке кредитора (статьи 404 и 406 ГК РФ) должник-предприниматель отвечает только за свою вину, и тем самым кредитор лишается права требовать применения к должнику-предпринимателю ответственности без вины, что является весомым стимулом к такому поведению кредитора, чтобы оно было безупречным с его стороны.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Мы расскажем о последних новостях и публикациях. Читайте нас, где удобно. Будьте всегда в курсе главного!
icon-telegram-white Подписаться
e-mail рассылка
Подпишитесь на новости для юриста!
Раз в неделю мы будем отправлять самые важные статьи вам на электронную почту
Дорогие читатели, если вы увидели ошибку или опечатку, помогите нам ее исправить! Для этого выделите ошибку и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter». Мы узнаем о неточности и исправим её.
Поделиться:

комментарии

Чтобы оставить комментарий нужно авторизоваться

Актуально на портале

Документы

  • Постановление Президиума ВАС РФ от 21.06.2012 N 3352/12 по делу N А40-25926/2011-13-230 Требование: О взыскании убытков по договору на оказание услуг по ответственному хранению. Обстоятельства: Заказчик ссылается на то, что в результате пожара переданное им на хранение исполнителю имущество было полностью уничтожено. Решение: Иск удовлетворен, поскольку чрезвычайный характер непреодолимой силы не допускает квалификации в качестве таковой любого жизненного факта; ее отличие от случая в том, что она имеет в основе объективную, а не субъективную непредотвратимость.
  • Определение Верховного Суда РФ от 02.11.2015 N 307-ЭС15-14142 по делу N А56-44584/2014 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о взыскании убытков, списанных с расчетного счета без согласия предпринимателя. Решение: В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ отказано, поскольку предпринимателем не доказана совокупность условий, необходимых для привлечения банка к гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков: не доказана противоправность действий банка, причинно-следственная связь между причинением предпринимателю вреда и действиями банка.
  • Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 01.12.2015 по делу N А05-668/2015 Требование: О взыскании стоимости невозвращенного оборудования. Обстоятельства: Арендодатель по договору аренды нежилого помещения и полиграфического оборудования ссылается на то, что арендатор не выполнил требование о возврате оборудования. Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, поскольку вывод о доказанности факта полного уничтожения оборудования в результате пожара не подтвержден имеющимися в деле доказательствами; не подтверждены расходы на приобретение оборудования.
  • Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 01.03.2016 N Ф07-2339/2016 по делу N А56-36556/2015 Требование: О взыскании убытков в порядке суброгации. Обстоятельства: Страховщик, выплативший страховое возмещение при повреждении груза в ДТП, ссылается на то, что перевозчик является лицом, ответственным за убытки. Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, поскольку ДТП, произошедшее по вине водителя перевозчика, не относится к обстоятельствам, которые перевозчик не мог предвидеть и устранение которых от него не зависело, оно относится к обычным рискам предпринимательской деятельности, которые являются разумно предвидимыми и снижаются за счет страхования ответственности перевозчика.
  • Постановление Президиума ВАС РФ от 20.10.2010 N 3585/10 по делу N А40-59532/07-32-46 Иск о взыскании убытков, составляющих стоимость утраченного груза и транспортных расходов по договору поставки удовлетворен, поскольку перевозчик не доказал, что утрата груза произошла вследствие обстоятельств, которые он не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело, поэтому должен нести ответственность за причиненные истцу убытки.
  • Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств"
  • Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"
  • Федеральный закон от 08.11.2007 N 259-ФЗ "Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта"
  • Федеральный закон от 30.06.2003 N 87-ФЗ "О транспортно-экспедиционной деятельности"

Кодексы

Петербургский правовой портал

PPT.RU - Власть. Право. Налоги. Бизнес


Вопрос юристу
Связь с редакцией
Tweet
Поделиться
+1
Like!
Класс
Свернуть
Наверх

Задайте вопрос юристу

Отвечают
живые люди
Вам не нужно оставлять телефон
Вы можете задать вопрос бесплатно

Опишите вашу проблему или вопрос

Выберите тип вопроса: