Перейти на мобильную версию
Помогаем преодолевать трудности

Судебная практика по делам об интеллектуальных правах

Отправить на печать Распечатать
/ Источник: Петербургский правовой портал
Судебная практика по делам об интеллектуальных правах

Смотрите также:

Права на результаты интеллектуального труда стоят не меньше любых материальных ценностей. Они охраняются законом, поэтому споры об интеллектуальных правах часто заканчиваются в суде. В обзоре судебной практики - решения Суда по интеллектуальным правам.

1. Правовая охрана товарных знаков не прекращается, если правообладатель не использовал их по уважительной причине

Неиспользование товарного знака правообладателем на протяжении трех лет в связи с тем, что он находился в процессе конкурсного производства и был фактически лишен возможности по управлению предприятием, не прекращает его прав на этот товарный знак. Так решил Суд по интеллектуальным правам.

Суть спора

Общество "Глобал" с 24 июня 2011 года является правообладателем: комбинированного товарного знака со словесным элементом "SHUSTOV", а также целого ряда словесных товарных знаков со словами "ШУСТОВ" и "SHOUSTOV". Другая коммерческая организация сочла себя заинтересованным лицом и решила, что названные товарные знаки не используются правообладателем на протяжении последних трех лет, поэтому обратилась в арбитражный суд с заявлением о досрочном прекращении их правовой охраны. В обоснование своей заинтересованности в досрочном прекращении правовой охраны товарных знаков общества "Глобал" коммерческая организация пояснила, что подала заявку на регистрацию в качестве товарного знака обозначения, сходного с товарными знаками общества "Глобал".

Решение суда

 

Арбитражный суд выделил требование организации о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по международной регистрации в отдельное производство, поскольку признал раздельное рассмотрение требований соответствующим целям эффективного правосудия. Суд первой инстанции оценил доказательства истца по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса РФ и отказал в удовлетворении заявленных требований. Судьи пришли к выводу, что истц не доказал свою заинтересованность в досрочном прекращении правовой охраны товарных знаков, поскольку не осуществляет деятельность аналогичную деятельности ответчика.

Так, судьи признали, что документы, которые подтверждают право собственности истца на помещение, договоры поставки и купли-продажи алкогольной продукции, а также фотографии торгового зала и другие документы сами по себе не являются достаточными доказательствами, подтверждающими введение в гражданский оборот алкогольной и безалкогольной продукции. Само по себе наличие у организации лицензии на розничную продажу алкогольной продукции также не является подтверждением такой деятельности. Иных доказательств, подтверждающих осуществление организацией деятельности по производству и введению в гражданский оборот продукции, относящейся к 32-му и 33-му классам МКТУ, оказания им услуг, относящихся к 35-му, 42-му классам МКТУ, истцом не было предоставлено.

Поэтому судьи пришли к выводу, что сама по себе заявка истца на регистрацию в качестве товарного знака обозначения, сходного с товарными знаками ответчика, в отсутствие иных доказательств, в том числе доказательств осуществления деятельности, однородной той, в отношении которой зарегистрирован оспариваемый товарный знак, не может подтверждать заинтересованность истца в досрочном прекращении правовой охраны этого товарного знака. Проверив правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, президиум Суда по интеллектуальным правам постановлением от 19 декабря 2014 г. по делу N СИП-70/2014 оставил это решение в силе.

Судьи указали, что в силу правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, выраженной в постановлении от 01.03.2011 N 14503/10, к заинтересованным лицам могут быть отнесены производители однородных товаров, в отношении которых подано заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака, при условии, что они имеют реальное намерение использовать спорное обозначение в своей деятельности и уже осуществили необходимые подготовительные действия к такому использованию, в частности, подали заявку на регистрацию тождественного или сходного обозначения. Заинтересованным лицом в прекращении правовой охраны товарного знака является лицо, чьи права и законные интересы затрагиваются соответствующим правом на товарный знак.

Кроме того, суд отметил, что в течение последних лет в отношении ответчика было открыто конкурсное производство, в соответствии с Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)". Конкурсное производство имеет ликвидационную направленность, продолжение хозяйственной деятельности не входит в задачи данной процедуры банкротства. Следовательно, в конкурсном производстве должник фактически лишен возможности по управлению предприятием и распоряжению имуществом. В связи с этим открытие в отношении должника конкурсного производства и ограничение деятельности должника можно рассматривать обстоятельством, не зависящим от правообладателя. В ходе конкурсного производства хозяйственная деятельность обществом "Глобал" фактически не велась, и оно не имело возможности использовать спорные товарные знаки.

Поэтому, товарные знаки в период с 15 июня 2012 года по 23 июля 2013 года не использовались правообладателем по не зависящим от него обстоятельствам, в силу чего установленный положениями статьи 1486 Гражданского кодекса РФ трехлетний срок неиспользования спорных товарных знаков применительно к их правообладателю не истек.

2. Планы на будущее не дают оснований для прекращения правовой охраны товарного знака

Если Роспатент оставил в силе правовую охрану товарного знака по заявлению организации, которая находилась в стадии конкурсного производства в деле о банкротстве и фактически не осуществляла деятельность с использованием своего фирменного наименования по оказанию услуг, он действовал в соответствии с законом, если заявитель только имеет намерение использовать спорное наименование. Так решил Суд по интеллектуальным правам.

Суть спора

В Суд по интеллектуальным правам обратилась организация по строительству и монтажу средств связи "Мостелефонстрой" с требованием о признании незаконным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности о признании недействительным решения Роспатента, принятого по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны словесному товарному знаку "МОСТЕЛЕФОНСТРОЙ", а также признания регистрации товарного знака "МОСТЕЛЕФОНСТРОЙ" недействительной и аннулировании ее.

Организация указала, что решение Роспатента не соответствует требованиям статьи 1483 ГК РФ и статьи 1513 ГК РФ. Она сослалась на то, что ее заинтересованность, как лица, которое обратилось в палату по патентным спорам с возражением против предоставления правовой охраны товарному знаку, следовало устанавливать по состоянию на дату регистрации товарного знака, так как на дату регистрации и дату приоритета ОАО "Мостелефонстрой" активно осуществляло деятельность, и другое ООО "Мостелефонстрой", которое при создании заявило те же виды деятельности, надлежало отказать в регистрации знака, поскольку имели место безусловные основания. Однако Роспатент заявителю отказал.

Решение суда

 

Суд по интеллектуальным правам решением от 25 ноября 2014 г. по делу N СИП-707/2014 счел требования организации не подлежащими удовлетворению. Судьи отметили, что основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта (решения) недействительным, в силу статьи 13 ГК РФ, являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, которые обратились в суд с соответствующим требованием. Это соответствует правовой позиции, обозначенной в пункте 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации".

При этом, полномочия Роспатента на вынесение оспариваемого решения, установленные статьей 1513 ГК РФ, истец не оспаривает. Спорный словесный товарный знак "МОСТЕЛЕФОНСТРОЙ" был зарегистрирован 5 октября 2012 года в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания РФ на имя ООО "Мостелефонстрой" в отношении услуг 37 ("строительство; установка и ремонт электроприборов") и 38 ("связь волокно-оптическая; связь телефонная") МКТУ. Срок действия регистрации - до 8 декабря 2020 года. 14 октября 2013 года ОАО "Мостелефонстрой" обратилось в образованную при Роспатенте палату по патентным спорам с возражением против предоставления правовой охраны данному товарному знаку на основании норм статьи 1483 ГК РФ и статьи 10 ГК РФ. Однако, Роспатент отказал в удовлетворении возражения, правовая охрана товарного знака была оставлена в силе. Суд по интеллектуальным правам согласился с выводами Роспатента.

В частности, судьи отметили, что в силу пункта 2 статьи 1513 ГК РФ возражение против предоставления правовой охраны товарному знаку может быть подано в палату по патентным спорам заинтересованным лицом. В соответствии с нормами статьи 1483 ГК РФ не могут быть зарегистрированы в отношении однородных товаров в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с охраняемым в РФ фирменным наименованием (отдельными элементами такого наименования), права на которые в РФ возникли у иных лиц ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака. Следовательно, лицом, заинтересованным в подаче возражения по данному основанию является то лицо, чье фирменное наименование сходно с товарным знаком и которое осуществляет хозяйственную деятельность в той же сфере рынка, в отношении которой зарегистрирован товарный знак. При этом его заинтересованность устанавливается на дату подачи возражения в палату по патентным спорам.

Суд установил, что доводы организации об обращении в суд для защиты общих интересов его кредиторов и акционеров, имеющих намерение восстановить деятельность компании, со ссылкой на правовую позицию, изложенную в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 03.04.2012 N 16133/11, является несостоятельным, так как обращение с возражением возможно только от акционера лицензиата, осуществляющего фактическую деятельность в исследуемой области экономики, при наличии корпоративного конфликта, а не банкрота в защиту акционеров.

На основании всего этого признание заинтересованности за лицом, которое фактически не осуществляет деятельности, аналогичной той, в которой предоставлена правовая охрана товарному знаку и прекращение правовой охраны товарного знака повлекло бы неоправданные ограничения для его правообладателя, который такую деятельность фактически осуществляет, и причинение ему убытков. Суд отметил, что одно лишь намерение лица в будущем осуществлять фактическую деятельность в интересующей конкретной сфере экономики с использованием фирменного наименования само по себе не может свидетельствовать о наличии его заинтересованности в прекращении правовой охраны товарного знака по основанию, предусмотренному пунктом 8 статьи 1483 ГК РФ, по состоянию на момент обращения с возражением в палату по патентным спорам Роспатента.

3. Обеспечительные меры должны соблюдать баланс интересов сторон

Обеспечить поданный иск путем запрета совершать действия по регистрации договоров об отчуждении исключительного права на товарные знаки в рамках дела о банкротстве возможно только в том случае, если ранее наложенные судом обеспечительные меры являются недостаточными и еще одна мера не нарушит баланс интересов всех сторон. Так решил Суд по интеллектуальным правам.

Суть спора

Организация обратилась в Суд по интеллектуальным правам с исковым заявлением к другой организации о досрочном прекращении правовой охраны серии товарных знаков в связи с их неиспользованием. Кроме того, ей было подано ходатайство об обеспечении иска в виде запрета Роспатенту совершать действия по регистрации договоров об отчуждении исключительного права на товарные знаки. Определением Суда по интеллектуальным правам данное ходатайство было удовлетворено, и приняты обеспечительные меры в виде запрета Роспатенту вносить в Государственный реестр товарных знаков и знаков обслуживания РФ записи о государственной регистрации договоров об отчуждении исключительного права на товарные знаки

Организация-правообладатель не согласилась с определением о принятии обеспечительных мер от и обратилась в президиум Суда по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой просила отменить данное определение. Правообладатель считает, что суд первой инстанции предопределил решение по спору. Он уверен, что истец в нарушение пункта 5 части 2 статьи 92 АПК РФ не представил суду доказательства того, какие именно неблагоприятные последствия повлечет за собой непринятие обеспечительных мер, какой значительный ущерб может быть причинен истцу и в чем это будет выражаться. Таким образом, по мнению правообладателя, суд первой инстанции не обеспечил баланс интересов лиц, участвующих в деле, поэтому это решение необходимо отменить.

Решение суда

 

Президиум Суда по интеллектуальным правам в постановлении от 25 марта 2014 г. по делу N СИП-348/2013 исходил из того, что решением арбитражного суда организация-правообладатель была признана банкротом и в отношении нее было открыто конкурсное производство.В силу пункта 1 статьи 126 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства ранее наложенные аресты на имущество должника и иные ограничения распоряжения имуществом должника подлежат отмене. Наложение новых арестов на имущество должника и иных ограничений распоряжения имуществом должника не допускается.

Так как, ответчик был признан несостоятельным (банкротом) и в отношении него введена процедура конкурсного производства, наложение ареста на его имущество, а также иные ограничения в части распоряжения принадлежащим должнику имуществом могут быть применены только в рамках дела о банкротстве. Испрашиваемые организацией обеспечительные меры ограничивают должника в отношении распоряжения принадлежащим ему имуществом и заявлены не в рамках дела о банкротстве, а по делу о досрочном прекращении правовой охраны товарных знаков в связи с неиспользованием, которое в силу прямого указания статьи 34 АПК РФ относится к исключительной подсудности Суда по интеллектуальным правам как суда первой инстанции. Следовательно, у суда первой инстанции не было оснований для принятия обеспечительных мер.

Кроме того, суд указал, что в силу статьи 90 АПК РФ целью обеспечительных мер в арбитражном процессе является недопущение затруднения или невозможности исполнения судебного акта, а также предотвращение причинения значительного ущерба заявителю. В целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю обеспечительные меры могут быть направлены на сохранение существующего status quo между сторонами. А принятые судом обеспечительные меры фактически нарушают баланс интересов сторон.

4. За просрочку выплаты вознаграждения по лицензионному договору положена неустойка

Если организация допустила возникновение задолженности по выплате вознаграждения по лицензионному договору, то с нее можно взыскать неустойку, в соответствии с требованиями законодательства и условиями договора. Так решил Суд по интеллектуальным правам.

Суть спора

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к муниципальному унитарному предприятию "Тепловые сети" о взыскании неустойки (пени) за просрочку выплаты вознаграждения за по лицензионному договору. Суды двух инстанций удовлетворили требования предпринимателя. Однако унитарное предприятие подало кассационную жалобу в Суд по интеллектуальным правам. Заявитель отметил, что арбитражные суды не применили требования статьи 168 ГК РФ в отношении сделки (лицензионного договора), совершенной с превышением полномочий исполнительного органа унитарного предприятия, ввиду чего пришли к ошибочному выводу о ее действительности.

По мнению предприятия, суды не приняли во внимание то обстоятельство, что лицензионный договор и дополнительные соглашения к нему были заключены с нарушением патентного законодательства, поскольку объектом договора является способ эксплуатации, в то время как объектом охраны по патенту является нагревательное устройство. Заявитель считает, что лицензионный договор не исполнен предпринимателем, поскольку он не ввел режим коммерческой тайны в отношении секрета производства, права на который были переданы по условиям договора, а также потому, что реализация предприятием данного способа эксплуатации не привела к ожидаемому экономическому эффекту.

Решение суда

 

Суд по интеллектуальным правам в постановлении от 16 ноября 2015 г. по делу N А11-12363/2014 не нашел оснований для отмены либо изменения обжалуемых решений арбитражных судов. Судьи указали, что, как следует из норм статьи 1235 ГК РФ, по лицензионному договору лицензиат обязуется уплатить лицензиату обусловленное договором вознаграждение, если договором не предусмотрено иное. В силу статьи 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с их условиями и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Как следует из норм статьи 310 ГК РФ, односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Как было установлено арбитражными судами предприниматель (лицензиар) и предприятие (лицензиат) заключили лицензионный договор о предоставлении права на использование изобретения по патенту. При этом, сторонами было согласовано, что за предоставление прав, предусмотренных договором, и за техническую документацию, ноу-хау и другую информацию лицензиат должен уплачивать лицензиару вознаграждение согласно методике расчета экономического эффекта использования нагревательного устройства.

В договоре на изобретение также была установлена имущественная ответственность лицензиата за задержку предусмотренных договором платежей в виде уплаты пени в размере 0,1% от неоплаченной суммы за каждый день просрочки. В силу статьи 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. Как следует из статьи 333 ГК РФ если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, то суд может уменьшить ее размер.

Суд определил, что суды правомерно учли компенсационный характер неустойки, а также отсутствие доказательств причинения предпринимателю убытков неисполнением обязательств и, применив положения статьи 333 ГК РФ, снизили размер пеней, определив его исходя из двукратной учетной ставки Банка России, существовавшей в период нарушения обязательства. Такое решение судов основано на правовой позиции, изложенной в пункте 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22.12.2011 N 81.

5. Задолженность по сублицензионному договору можно взыскать только при наличии надлежащих доказательств

Если организация утверждает, что ей не уплатили в полном объеме роялти по сублицензионному договору о предоставлении права использования программного обеспечения, она должна предоставить подлинник чека расчетного компонента сублицензионного программного комплекса, а не его копию. Так решил Суд по интеллектуальным правам.

Суть спора

Между организацией-лицензиатом и компанией-сублицензиатом был заключен сублицензионный договор о предоставлении права использования программного обеспечения. В соответствии условиями договора лицензиат должен был предоставлять сублицензиату за вознаграждение право на использование (неисключительную сублицензию) сублицензионного программного комплекса в пределах определенной территории. При этом, сублицензионным программным комплексом является систематизированная совокупность программ для ЭВМ и модулей, право на использование которой предоставляется лицензиатом сублицензиату по договору. Договор был заключен сторонами сроком на три года.

Ежемесячно в срок не позднее 5 числа месяца, следующего за оплачиваемым, сублицензиат должен был уплачивать лицензиату сублицензионное вознаграждение/роялти за отчетный период. Размер сублицензионного вознаграждения за отчетный период сублицензиат обязан указывать в чеке расчетного компонента, который он печатает на бумажном носителе в течение пяти дней с момента истечения очередного отчетного периода. Сублицензиат подтверждает факт использования им в отчетном периоде сублицензионного программного комплекса, а также размер роялти за отчетный период при подписании чека расчетного компонента.

В свою очередь лицензиат путем удостоверительной надписи на чеке расчетного компонента, выполненного на бумажном носителе, подтверждает размер роялти за данный отчетный период. Лицензиат также может подтвердить размер роялти за соответствующий период в электронной форме способом, позволяющим однозначно установить, что подтверждение исходит от лицензиата. Чек расчетного компонента, в котором указан размер сублицензионного вознаграждения за отчетный период, с подтверждением размера роялти от лицензиата является основанием для осуществления сублицензиатом лицензионного платежа - перечисления лицензиату за соответствующий отчетный период сублицензионного вознаграждения.

В соответствии с чеком расчетного компонента от 1 мая 2014 года размер сублицензионного вознаграждения составил 1,3 млн рублей. Однако, сублицензиат в соответствии с платежным поручением оплатил роялти в сумме 133 тысяч рублей. Наличие у сублицензиата задолженности в связи с частичной оплатой роялти за указанный период послужило причиной обращения организации-лицензиата с исковым заявлением о взыскании задолженности в арбитражный суд.

Решение суда

Решением арбитражного суда первой инстанции исковые требования организации были удовлетворены. Однако, постановлением арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции было отменено, а в удовлетворении иска отказано. Суд по интеллектуальным правам постановлением от 17 ноября 2015 г. по делу N А56-64188/2014 оставил в силе решение апелляционного суда.

Судьи указали, что судом апелляционной инстанции были верно установлены все обстоятельствапо делу и правильно определены подлежащие применению нормы материального и процессуального права, в соответствии с требованиями статьи 75 АПК РФ и статью 268 АПК РФ. В частности, истец не смог представить в суд подлинный чек расчетного компонента сублицензионного программного комплекса, а две нетождественные между собой копии чека расчетного компонента сублицензионного программного комплекса были правомерно признаны судом апелляционной инстанции ненадлежащим доказательством.


Мы благодарим компанию "КАДИС" - разработчика региональных систем семейства Консультант Плюс в Санкт-Петербурге-

за предоставление самых свежих судебных решений для этого обзора.

Наш источник информации о свежих судебных решениях — система Консультант Плюс. В нее включается судебная практика всех судов всех уровней. Так, решения высших судов РФ:

Конституционный суд РФ, упраздненный Высший арбитражный, Верховный суд РФ Консультант Плюс публикует полностью в удобном формате с гиперссылками на нормативные документы.

Практика судов арбитражной системы (всех трех инстанций) также включается в программу в полном объеме. Эти материалы также обработаны с юридической точки зрения — в них проставлены связи и ссылки на упоминаемые правовые акты (перейти в них таким образом удобно и быстро).

Решения судов общей юрисдикции в программе представлены максимально широко, однако, не полностью. Речь идет о невключении в открытые источники (коим Консультант Плюс также является) ряда тематик — например, это дела с участием несовершеннолетних, некоторые уголовные и другие.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Мы расскажем о последних новостях и публикациях. Читайте нас, где удобно. Будьте всегда в курсе главного!
icon-telegram-white Подписаться
Дорогие читатели, если вы увидели ошибку или опечатку, помогите нам ее исправить! Для этого выделите ошибку и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter». Мы узнаем о неточности и исправим её.
Поделиться:

комментарии

Чтобы оставить комментарий нужно авторизоваться

Актуально на портале

Документы

  • Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 25.03.2014 N С01-144/2014 по делу N СИП-348/2013 Требование: Об обеспечении иска в виде запрета совершать действия по регистрации договоров об отчуждении исключительного права на товарные знаки. Обстоятельства: Ответчик признан несостоятельным (банкротом) и в отношении него введена процедура конкурсного производства, наложение ареста на имущество должника, а также иные ограничения должника в части распоряжения принадлежащим ему имуществом могут быть применены только в рамках дела о банкротстве. Решение: В удовлетворении заявления отказано, так как принятые ранее судом обеспечительные меры нарушают баланс интересов сторон.
  • Решение Суда по интеллектуальным правам от 25.11.2014 по делу N СИП-707/2014 Требование: О признании недействительным решения Роспатента. Обстоятельства: Оспариваемым решением правовая охрана товарного знака была оставлена в силе в связи с отсутствием заинтересованности заявителя, который находится в стадии конкурсного производства в деле о банкротстве и не осуществляет деятельности с использованием своего фирменного наименования по оказанию услуг, для которых предоставлена правовая охрана оспариваемому знаку. Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку одно лишь намерение лица в будущем осуществлять фактическую деятельность с использованием фирменного наименования не свидетельствует о наличии его заинтересованности в прекращении правовой охраны товарного знака.
  • Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 19.12.2014 N С01-1013/2014 по делу N СИП-70/2014 Требование: О досрочном прекращении правовой охраны товарных знаков. Обстоятельства: Ответчик является правообладателем товарных знаков. Заявитель, считая себя заинтересованным лицом, полагает, что названные товарные знаки не используются правообладателем на протяжении последних трех лет. Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку спорные товарные знаки в спорные периоды не использовались правообладателем по не зависящим от него обстоятельствам, так как в процессе конкурсного производства должник фактически лишен возможности по управлению предприятием и распоряжению имуществом.
  • Постановление Суда по интеллектуальным правам от 16.11.2015 N С01-982/2015 по делу N А11-12363/2014 Требование: О взыскании неустойки (пени) за просрочку выплаты вознаграждения по лицензионному договору. Обстоятельства: Вступившим в законную силу судебным актом удовлетворены требования истца о взыскании с ответчика задолженности по выплате вознаграждения по указанному лицензионному договору. Ответчиком длительное время не исполняются обязательства. Решение: Требование удовлетворено, поскольку факт нарушения сроков исполнения обязательства установлен, размер неустойки снижен на основании ст. 333 ГК РФ.
  • Постановление Суда по интеллектуальным правам от 17.11.2015 N С01-885/2015 по делу N А56-64188/2014 Требование: О взыскании задолженности по сублицензионному договору о предоставлении права использования программного обеспечения. Обстоятельства: Истец сослался на наличие у ответчика задолженности в связи с частичной уплатой роялти. Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку подлинный чек расчетного компонента сублицензионного программного комплекса истцом не представлен, представленная истцом копия чека является ненадлежащим доказательством.
  • Постановление Президиума ВАС РФ от 03.04.2012 N 15483/11 по делу N А72-5929/2010 Требование: О частичной отмене решения налогового органа. Обстоятельства: Установив в ходе налоговой проверки неисполнение обществом обязанности налогового агента и неуплату им НДС, налоговый орган доначислил сумму указанного налога. Решение: В удовлетворении требований в части оспаривания решения по эпизоду доначисления НДС отказано, так как общество, исполняя обязанности налогового агента, обязано было, исходя из суммы определенного в договоре вознаграждения, исчислить сумму НДС и уплатить ее в бюджет.
  • Постановление Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 N 81 "О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации"
  • Постановление Президиума ВАС РФ от 01.03.2011 N 13995/10 по делу N А27-25954/2009 Заявление о признании недействительным решения налогового органа в части отказа в возмещении НДС удовлетворено, так как при отсутствии каких-либо претензий со стороны инспекции к истцу в отношении документов, подтверждающих обоснованность применения налоговой ставки ноль процентов и налоговых вычетов, оснований для отказа в возмещении налога на добавленную стоимость не имеется.
  • Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"

Кодексы

Петербургский правовой портал

PPT.RU - Власть. Право. Налоги. Бизнес


Вопрос юристу
Связь с редакцией
Tweet
Поделиться
+1
Like!
Класс
Свернуть
Наверх

Задайте вопрос юристу

Отвечают
живые люди
Вам не нужно оставлять телефон
Вы можете задать вопрос бесплатно

Опишите вашу проблему или вопрос

Выберите тип вопроса: