Перейти на мобильную версию
Помогаем преодолевать трудности

Реформа третейского судопроизводства: новый порядок разрешения хозяйственных споров

/ Источник: Арбитражные споры
Реформа третейского судопроизводства: новый порядок разрешения хозяйственных споров

Смотрите также:

С 1 сентября 2016 вступили в силу федеральные законы, существенным образом изменившие регулирование третейского судопроизводства как в сфере внутренних споров, так и в сфере международного коммерческого арбитража

С 1 сентября - в третейский суд по новым правилам

Вступили в силу федеральные законы, принятием которых завершилась длительная и широко обсуждаемая реформа законодательства о третейских судах, - 29.12.15 N 382-ФЗ "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации" (далее - Закон об арбитраже) и Федеральный закон от 29.12.15 N 409-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившим силу пункта 3 части 1 статьи 6 Федерального закона "О саморегулируемых организациях" в связи с принятием Федерального закона "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации". Данные акты существенным образом изменяют регулирование третейского судопроизводства как в сфере внутренних споров, так и в сфере международного коммерческого арбитража.
Новое регулирование содержит значительное количество изменений и нововведений: среди них можно выделить ключевые моменты, которые влияют на взаимоотношения участников гражданского оборота и на которых мы бы хотели остановиться в настоящей статье.

Какие споры можно передавать в арбитраж?

Первый вопрос, который встает перед участниками коммерческого оборота при заключении арбитражного соглашения: может ли их спор в принципе быть предметом арбитражного соглашения? Ошибка при ответе на данный вопрос стоит очень дорого, поскольку государственный суд вправе отменить решение третейского суда, если установит, что спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом (пункт 1 части 3 статьи 233 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; далее - АПК РФ). Причем это обстоятельство является безусловным основанием отмены решения третейского суда, которое проверяется по инициативе самого суда.
Несмотря на то что в законодательстве Российской Федерации прямо предусмотрен запрет на передачу в третейский суд только нескольких категорий споров, судебная практика идет по пути расширительного толкования понятия арбитрабельности споров. В частности, ни для кого не секрет, что в последние годы суды признавали неарбитрабельными корпоративные споры <1>, споры из государственных контрактов <2>, споры из договоров аренды лесного участка <3>.


<1> Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее по тексту - ВАС РФ) от 30.01.12 N ВАС-15384/11 по делу N А40-35844/2011.
<2> Постановление Президиума ВАС РФ от 28.01.14 N 11535/13 по делу N А40-148581/12, А40-160147/12.
<3> Постановление Президиума ВАС РФ от 11.02.14 N 11059/13 по делу N А26-9592/2013.


В результате такой неоднозначной позиции судов не было единого подхода к пониманию арбитрабельности спора. Участникам коммерческого оборота, прежде чем включить в контракт арбитражную оговорку, необходимо было не только проверить различные законодательные акты на предмет запрета на передачу споров в третейский суд, но и изучить соответствующую судебную практику, поскольку даже в отсутствие прямого законодательного запрета целый ряд гражданско-правовых споров признавались судами неарбитрабельными.
С 1 сентября 2016 года перечень споров, которые не могут быть переданы в арбитраж, появится в АПК РФ и в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации (далее - ГПК РФ). Данный перечень не является закрытым, и по-прежнему дополнительные ограничения могут устанавливаться федеральными законами. Тем не менее в отношении большинства категорий споров была внесена определенная ясность (часть 2 статьи 33 АПК РФ, часть 2 статьи 22.1 ГПК РФ).
К примеру, согласно новой редакции части 2 статьи 33 АПК РФ не могут быть переданы на рассмотрение третейского суда подведомственные арбитражным судам:

  • споры о несостоятельности (банкротстве);
  • споры об отказе в государственной регистрации, уклонении от государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей;
  • споры, возникающие из отношений, регулируемых законодательством Российской Федерации о приватизации государственного и муниципального имущества;
  • споры, возникающие из отношений, регулируемых законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд;
  • споры, возникающие из отношений, связанных с возмещением вреда, причиненного окружающей среде;
  • часть корпоративных споров.

Отдельно стоит сказать о корпоративных спорах и спорах из государственных контрактов.
Большим шагом на пути развития третейского разбирательства стало прямое закрепление в законодательстве возможности рассмотрения корпоративных споров в третейском суде. Теперь по общему правилу корпоративные споры станут арбитрабельными за исключением нескольких категорий споров, прямо названных в законе. К примеру, согласно части 2 статьи 225.1 АПК РФ не могут передаваться на рассмотрение третейского суда:

  • споры о созыве общего собрания участников юридического лица;
  • споры, вытекающие из деятельности нотариусов по удостоверению сделок с долями в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью;
  • споры, связанные с оспариванием ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов;
  • споры, связанные с применением положений Федерального закона от 26.12.95 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах", касающихся сделок с заинтересованностью и приобретения / выкупа обществом акций;
  • споры, связанные с исключением участников юридических лиц, и ряд иных споров.

Обращаем внимание, что арбитражные соглашения в отношении корпоративных споров могут быть заключены не ранее 1 февраля 2017 года. Соглашения, заключенные до этой даты, считаются неисполнимыми. Также, для того чтобы корпоративный спор мог рассматриваться в третейском суде, законодатель устанавливает ряд дополнительных требований. В частности, для рассмотрения ряда споров требуется, чтобы все участники юридического лица, само юридическое лицо и иные лица, являющиеся истцами и ответчиками, заключили арбитражное соглашение и чтобы у институционного арбитража, рассматривающего такие споры, были утверждены, опубликованы в Интернете и депонированы в Министерстве юстиции Российской Федерации правила разбирательства корпоративных споров. Стоит иметь в виду, что арбитражное соглашение о передаче в арбитраж споров участников юридического лица и самого юридического лица может быть в определенных случаях заключено путем его включения в устав.
Применительно к спорам, возникающим из государственных контрактов, необходимо отметить, что согласно новому законодательству эта категория споров становится арбитрабельной со дня вступления в силу федерального закона, устанавливающего порядок определения постоянно действующего арбитражного учреждения, которое вправе администрировать споры, возникающие из отношений, регулируемых законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд. Таким образом, на настоящий момент данные споры не подлежат рассмотрению в третейском суде, но законодатель дал надежду на то, что ситуация изменится.
Кроме того, норма о применении Закона Российской Федерации от 07.07.93 N 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже" (далее - Закон о международном коммерческом арбитраже, Закон о МКА) также была изменена. Напомним, что ранее действие Закона о международном коммерческом арбитраже распространялось на споры сторон, если коммерческое предприятие хотя бы одной из них находится за границей, а также на споры между российскими организациями, если хотя бы одна из них является предприятием с иностранными инвестициями.
Новая редакция, с одной стороны, расширяет сферу применения Закона, поскольку теперь в международный коммерческий арбитраж могут также передаваться споры в случаях, когда место, где должна быть исполнена значительная часть обязательств, вытекающих из отношений сторон, или место, с которым наиболее тесно связан предмет спора, находится за границей. Однако, с другой стороны, из Закона исчезло указание на возможность рассмотрения споров с участием предприятий с иностранными инвестициями. Теперь в международном коммерческом арбитраже могут рассматриваться только споры, возникшие в связи с осуществлением иностранных инвестиций на территории Российской Федерации или российских инвестиций за границей. Соответственно, как верно отмечает Ассоциация участников по содействию в развитии третейского разбирательства (далее - РАА), "предлагаемые изменения в Закон о МКА сужают сферу применения международного коммерческого арбитража. В силу этого предприятия с иностранными инвестициями, зарегистрированные в Российской Федерации, не смогут передавать на разрешение международного арбитража (в том числе и арбитража за пределами Российской Федерации) их споры между собой, а также с иными российскими субъектами, как это допускается сейчас" <4>.


<4> Комментарии Ассоциации участников по содействию в развитии третейского разбирательства (РАА) по проектам законодательных актов, направленных на улучшение третейского судопроизводства в Российской Федерации. С. 30.


Таким образом, теперь появилась определенная систематизация неарбитрабельных споров. Для того чтобы проверить, можно ли в отношении того или иного спора заключить арбитражное соглашение, в первую очередь необходимо изучить процессуальные кодексы. Также стоит учитывать, что если раньше судебная практика однозначно относила корпоративные споры и ряд иных споров к категории неарбитрабельных, то с принятием нового законодательства наше представление об арбитрабельности должно измениться.

Что нужно знать о форме арбитражного соглашения?

Как и прежде, арбитражное соглашение должно заключаться в письменной форме. Между тем Закон об арбитраже вводит понятие электронного документа и предусматривает, что письменная форма арбитражного соглашения считается соблюденной в том числе, если арбитражное соглашение заключено путем обмена электронными документами, передаваемыми по каналам связи, позволяющим достоверно установить, что документ исходит от другой стороны.
В связи с данной формулировкой возникает вопрос: признается ли заключенным арбитражное соглашение в случае обмена письмами по электронной почте? На первый взгляд, нормативное определение электронного документа, передаваемого по каналам связи, прямо включает информацию, передаваемую по электронной почте. Между тем в статье, посвященной форме арбитражного соглашения, сделана дополнительная оговорка о том, что электронные документы, передаваемые по каналам связи, должны позволять достоверно установить, что документ исходит от другой стороны. Экспертное сообщество выражает опасения относительно того, что "наличие требования о "достоверности" отправителя может привести к толкованию, при котором только лишь документы, подписанные электронной подписью, могут рассматриваться в качестве "электронных документов", поскольку лишь они позволяют "достоверно" установить отправителя, и, таким образом, электронная переписка не будет рассматриваться в качестве электронных документов" <5>.


<5> Комментарии Ассоциации участников по содействию в развитии третейского разбирательства (РАА) по проектам законодательных актов, направленных на улучшение третейского судопроизводства в Российской Федерации. С. 10.


Следовательно, вопрос о возможности заключения арбитражного соглашения путем обмена письмами по электронной почте остается открытым. Однако отметим, что в Законе о международном коммерческом арбитраже положения о форме арбитражного соглашения несколько иные: в данном Законе отсутствуют требования к достоверности отправителя.
Стоит обратить внимание на то, что в новом Законе об арбитраже установлено очень важное правило, которое, на наш взгляд, должно иметь существенное влияние на практику. В части 8 статьи 7 Закона об арбитраже указано, что при толковании арбитражного соглашения любые сомнения должны толковаться в пользу его действительности и исполнимости.
На настоящий момент в судебной практике можно встретить довольно много прямо противоположных решений. Так, например, в конце 2015 года Арбитражный суд Московского округа пришел к выводу об отсутствии арбитражной оговорки в соглашении, согласно которому "спор подлежит рассмотрению в арбитражном суде тремя третейскими судьями, который будет проходить в Москве. Арбитражное разбирательство будет проходить в Международной торговой палате в Париже на английском языке" <6>. Суд посчитал, что данное положение не позволяет прийти к однозначному выводу о согласованном сторонами волеизъявлении относительно передачи спора на рассмотрение Международной торговой палаты в Париже. В результате данный спор был рассмотрен не третейским, а государственным судом.


<6> Постановление Арбитражного суда Московского округа от 11.11.15 по делу N А40-53190/2014.


Остается надеяться, что в свете нового законодательства суды будут более либерально относиться к толкованию арбитражных соглашений.
Также, безусловно, стоит приветствовать прямое указание в законодательстве на действительность арбитражной оговорки при перемене лиц в обязательстве. Теперь можно смело заключать договор цессии и не бояться, что на цессионария не будет распространяться арбитражная оговорка.
При обсуждении законопроекта также были высказаны предложения по внесению в его текст положения о том, что для заключения арбитражного соглашения представителю достаточно обладать полномочиями по совершению сделок, специальное полномочие на заключение арбитражного соглашения по такой сделке не требуется <7>.


<7> Комментарии Ассоциации участников по содействию в развитии третейского разбирательства (РАА) по проектам законодательных актов, направленных на улучшение третейского судопроизводства в Российской Федерации. С. 8.


До недавнего момента в судебной практике арбитражных судов (в том числе на уровне ВАС РФ) была выработана позиция, согласно которой наличие в доверенности общих полномочий на заключение договора позволяет представителю заключить от имени и в интересах представляемого договор с условием о передаче связанных с ним споров в тот или иной третейский суд <8>.


<8> Определение Арбитражного суда Нижегородской области от 15.04.15 по делу N А43-26801/2014, Постановление Президиума ВАС РФ от 12.04.11 N 12311/10 по делу N А72-14613/2009.


Однако неожиданно для экспертного сообщества Верховный Суд Российской Федерации высказал недавно прямо противоположную точку зрения <9>. Верховный Суд Российской Федерации указал, что согласно части 2 статьи 62 АПК РФ полномочие представителя на передачу спора в третейский суд указано в перечне полномочий, право на совершение которых должно быть специально оговорено в доверенности.


<9> Определение Верховного Суда Российской Федерации от 29.02.16 N 309-ЭС15-12928 по делу N А71-15540/2014.


Подобная практика, на наш взгляд, основана на неверном толковании закона. Во-первых, законодательство о третейском разбирательстве не содержит требования о включении в доверенность на совершение сделок специальных полномочий представителя на заключение договора, включающего третейскую оговорку. Во-вторых, часть 2 статьи 62 АПК РФ устанавливает порядок предоставления полномочий представителю в процессуальных отношениях. Данную позицию разделял и ВАС РФ, который указал: "Часть 2 статьи 62 АПК РФ подлежит применению к случаям передачи на рассмотрение третейского суда такого дела, которое находится на рассмотрении в арбитражном суде. Эта норма не применима к доверенностям, выданным на заключение гражданско-правовых договоров (Постановление Президиума ВАС РФ от 01.06.10 N 18170/09)" <10>.


<10> Постановление Президиума ВАС РФ от 12.04.11 N 12311/10 по делу N А72-14613/2009.


Тем не менее, поскольку в новом Законе об арбитраже отсутствуют разъяснения по вопросу о полномочиях на заключение арбитражного соглашения, учитывая последнюю практику Верховного Суда Российской Федерации, рекомендуем включать их в доверенность во избежание риска оспаривания третейских решений.
Также в Закон не вошли разъяснения по вопросу о возможности заключения так называемых односторонних альтернативных соглашений, когда право выбора между судом и арбитражем предоставляется только одной из сторон спора.
В международной практике заключение таких соглашений широко распространено, однако в российской судебной практике суды признают подобные оговорки ничтожными. Так, Арбитражный суд Московского округа со ссылкой на правовую позицию ВАС РФ <11>, Европейского суда по правам человека разъяснил: из общих принципов осуществления защиты гражданских прав следует, что соглашение о разрешении споров не может наделять лишь одну сторону договора правом на обращение в компетентный государственный суд и лишать другую сторону подобного права. В противном случае нарушается баланс прав сторон <12>.


<11> Постановление Президиума ВАС РФ от 19.06.12 N 1831/12.
<12> Постановление Арбитражного суда Московского округа от 14.03.16 по делу N А40-125181/2013.


Соответственно исходя из сложившейся практики на настоящий момент мы рекомендуем избегать односторонних альтернативных оговорок.

Какое арбитражное учреждение выбрать для рассмотрения спора?

Одним из ключевых и наиболее обсуждаемых нововведений Закона был разрешительный порядок создания третейских судов (глава 9 Закона об арбитраже). Согласно новому регулированию постоянно действующие арбитражные учреждения должны создаваться при некоммерческих организациях, которые получили право на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения на основании акта Правительства Российской Федерации.
Официально задача таких нововведений звучит как борьба с так называемыми карманными третейскими судами. Действительно, на настоящий момент существует огромное количество третейских судов, чья репутация вызывает большие сомнения. Тем не менее эксперты приходят к выводу о том, что предложенный порядок создания третейских судов не сможет достичь поставленных целей. В частности, РАА отмечает:
"Для компаний, которые имеют при себе "карманные" третейские суды, будет несложно создать некоммерческую организацию и при ней третейский суд. Точно таким же образом несложно будет сформировать органы управления такого третейского суда из лиц, формально не являющихся представителями такой компании, но по сути связанных с ней.
Таким образом, поставленная цель - борьба с "карманными" третейскими судами не будет достигнута. Как показывает практика Украины и Латвии, где ранее ввели регистрацию третейских судов, практически все третейские суды, в том числе и "карманные", успешно прошли перерегистрацию" <13>.


<13> Комментарии Ассоциации участников по содействию в развитии третейского разбирательства (РАА) по проектам законодательных актов, направленных на улучшение третейского судопроизводства в Российской Федерации. С. 21.


Среди оснований для получения некоммерческой организацией соответствующего разрешения Правительства Российской Федерации есть несколько формальных критериев, соблюдение которых можно оценить объективно, а именно:

  • соответствие представленных правил институционного арбитража требованиям Закона;
  • наличие рекомендованного списка арбитров, соответствующего требованиям Закона;
  • достоверность представленной информации о некоммерческой организации и ее учредителях (участниках).

Однако также среди таких оснований есть одно, которое не поддается объективной оценке и создает большой простор для усмотрения: разрешение выдается, если "репутация некоммерческой организации, при которой создается постоянно действующее арбитражное учреждение, масштаб и характер ее деятельности с учетом состава ее учредителей (участников) позволят обеспечить высокий уровень организации деятельности постоянно действующего арбитражного учреждения, в том числе в части финансового обеспечения создания и деятельности соответствующего учреждения, осуществление указанной организацией деятельности, направленной на развитие арбитража в Российской Федерации" <14>.


<14> Часть 8 статьи 44 Закона об арбитраже.


Иностранным арбитражным учреждениям также необходимо получать соответствующее разрешение на осуществление функций институционных арбитражей на территории Российской Федерации. Однако для них устанавливается только один критерий - наличие широко признанной международной репутации.
Очевидно, что оценка критериев, касающихся репутации, носит исключительно субъективный характер, в связи с чем при обсуждении законопроекта высказывались предположения, что теоретически может сложиться ситуация, при которой получить такое разрешение станет практически невозможно. Представители третейского сообщества полагают, что подобный усиленный контроль со стороны государства противоречит природе третейского разбирательства.
В поисках определенного баланса интересов законодатель предусмотрел, что разрешение Правительства Российской Федерации выдается на основании рекомендаций Совета по совершенствованию третейского разбирательства, который не может целиком состоять из государственных служащих. Не менее двух третей совета должны составлять представители общероссийских объединений предпринимателей, торгово-промышленных палат, представители юридического, научного и предпринимательского сообщества и иные лица.
На осуществление процедуры перерегистрации законодатель предоставляет институционным арбитражам и третейским судам один год с момента установления Правительством Российской Федерации порядка выдачи разрешения некоммерческой организации. Правительству Российской Федерации, в свою очередь, предоставляется три месяца с момента вступления Закона об арбитраже в силу на утверждение соответствующего порядка. Учитывая, что Закон вступает в силу 1 сентября 2016 года, к декабрю 2016 года Правительство Российской Федерации должно принять соответствующий порядок и к декабрю 2017 года постоянно действующие арбитражные учреждения и третейские суды должны пройти процедуру перерегистрации.
Таким образом, при заключении арбитражных соглашений в будущем мы рекомендуем выбирать третейские суды с надежной репутацией, вероятность перерегистрации которых велика.
Также обращаем внимание, что Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате Российской Федерации освобождены от обязанности получения соответствующего разрешения.
Кроме того, согласно изменениям теперь Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате Российской Федерации также наделены правом администрировать внутренние третейские споры в соответствии с Законом об арбитраже.
Закономерный вопрос, который возникает в связи с необходимостью перерегистрации арбитражных учреждений: какова судьба ранее заключенных соглашений в случае, если установленные ими арбитражные учреждения не получат соответствующего разрешения Правительства Российской Федерации?
Разобраться в предусмотренном на подобные случаи порядке довольно трудно. Согласно переходным положениям допускается создание организаций правопреемников по отношению к таким арбитражным учреждениям. При этом допускается создание только одного учреждения правопреемника по отношению к учреждению-правопредшественнику. Однако, даже если такого учреждения нет и организация не прошла перерегистрацию, споры все равно продолжают рассматриваться данным третейским судом, который осуществляет все функции как третейский суд ad hoc.
В целом необходимо обратить внимание на различие между институционными арбитражами и арбитражами ad hoc. Последние находятся в менее выгодном положении, поскольку Законом запрещается:

  • рассмотрение корпоративных споров такими судами (часть 7 статьи 45 Закона об арбитраже);
  • обращение таких судов к государственному суду за содействием в получении доказательств (статья 30 Закона об арбитраже);
  • заключение соглашений об окончательности решения третейского суда (статья 40 Закона об арбитраже).

В этой связи необходимо тщательно формулировать арбитражное соглашение и выбирать арбитражное учреждение.

Как выбрать арбитра?

Одно из обязательных требований для институционных арбитражей - размещение на сайте рекомендованного списка арбитров, состоящего не менее чем из тридцати человек, давших согласие на включение в такой список (статья 47 Закона об арбитраже). Не менее половины арбитров должны иметь десятилетний опыт разрешения гражданско-правовых споров, и не менее трети арбитров должны иметь ученую степень. Одно лицо не может входить в рекомендованные списки арбитров более трех постоянно действующих арбитражных учреждений.
Назначение этих списков остается загадкой, поскольку они не являются обязательными и сторона может выбрать любого арбитра, в том числе не из числа включенных в такой список. Появление данных списков также вызвало много критики среди практикующих юристов, в том числе потому, что подобные требования расходятся с практикой ведущих арбитражных институтов. Кроме того, представители арбитражных институтов отмечают, что наличие таких списков создает для них определенные репутационные риски в случае совершения арбитром неэтичных поступков <15>. Особенно эта проблема актуальна в связи с тем, что отсутствует четкая процедура исключения таких арбитров из рекомендованных списков.


<15> Комментарии Ассоциации участников по содействию в развитии третейского разбирательства (РАА) по проектам законодательных актов, направленных на улучшение третейского судопроизводства в Российской Федерации. С. 24.


С практической точки зрения эти списки могут быть полезны тем лицам, которые не имеют опыта участия в третейском разбирательстве и сформированных представлений о кандидатуре арбитра. Кроме того, велика вероятность, что при назначении арбитров непосредственно арбитражным учреждением кандидатура арбитра будет выбираться из таких списков.
Также стоит отметить важное нововведение применительно к порядку назначения арбитров. Закон предусматривает в ряде случаев обращение к государственному суду с заявлением о содействии по вопросу назначения арбитра. В частности, обращение к государственному суду возможно в случае, если одна из сторон не изберет арбитра в течение одного месяца по получении просьбы об этом от другой стороны, или если два арбитра в течение одного месяца с момента их избрания не договорятся об избрании третьего арбитра, или если стороны не придут к соглашению по кандидатуре арбитра при арбитраже с единоличным арбитром. Данные положения позволяют выйти из тупика в ситуации с арбитражем ad hoc, когда стороны не могут договориться о кандидатуре арбитра. Если же порядок назначения арбитров предусмотрен в соглашении сторон или в правилах арбитража, то в случае недостижения согласия по кандидатуре арбитра необходимо в первую очередь руководствоваться указанными документами.

Что нужно учесть при заключении арбитражного соглашения?

В Законе об арбитраже появилось понятие "прямое соглашение". В предусмотренных Законом случаях стороны вправе своим прямым соглашением изменить общие правила третейского разбирательства, установленные Законом, и это соглашение будет иметь приоритет по отношению к правилам арбитража. Такую возможность необходимо иметь в виду при формулировании арбитражного соглашения. В частности, Закон предусматривает, что стороны своим прямым соглашением могут исключить следующие полномочия государственного суда:

  • по назначению арбитра;
  • по рассмотрению заявления об отводе, если такое заявление не было удовлетворено арбитром или третейским судом;
  • по рассмотрению заявления о прекращении полномочий арбитра, если он оказывается юридически или фактически неспособным участвовать в рассмотрении спора или по иным причинам в течение неоправданно длительного срока не участвует в рассмотрении спора;
  • по рассмотрению заявления об отсутствии у третейского суда компетенции, если третейский суд выносит предварительное постановление по данному вопросу.

Некоторые эксперты прогнозируют, что в большинстве арбитражных оговорок появятся специальные правила, исключающие вышеперечисленные полномочия государственных судов, поскольку их недобросовестное использование может привести к существенному затягиванию арбитражного разбирательства.
Также в прямом соглашении стороны могут договориться не проводить устные слушания, избирать арбитров только из рекомендованного списка и предусмотреть, что арбитражное решение является для сторон окончательным и не подлежит отмене.
Применительно к окончательности решения обращаем внимание, что до внесения соответствующих изменений возможность договориться в арбитражном соглашении о том, что арбитражное решение является окончательным и не подлежит обжалованию, была предусмотрена только для внутреннего арбитража. В Законе о международном коммерческом арбитраже аналогичное положение отсутствовало. Тем не менее зачастую и в международных контрактах появлялось такое условие. Перед российскими судами неоднократно вставал вопрос о возможности обжалования решения международного коммерческого арбитража при наличии подобной оговорки в арбитражном соглашении <16>. Несмотря на отсутствие законодательного обоснования, суды приходили к выводу о невозможности оспаривания таких решений. Так, недавно город Санкт-Петербург оспаривал в Арбитражном суде города Москвы решение международного коммерческого арбитража, вынесенное на основании концессионного соглашения, предусматривающего строительство Орловского тоннеля. Данное соглашение содержало оговорку об окончательности третейского решения. Однако город Санкт-Петербург ссылался на тот факт, что статья 40 Федерального закона от 24.07.02 N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" неприменима в отношении решений международного коммерческого арбитража и данная оговорка не ограничивает право сторон на оспаривание третейского решения. Арбитражный суд города Москвы прекратил производство по делу, аргументировав свое решение окончательностью решения третейского суда <17>. Арбитражный суд Московского округа согласился с предыдущей инстанцией и отклонил доводы города Санкт-Петербурга <18>.


<16> Определения ВАС РФ от 22.12.08 N 16125/08 по делу N А40-827/08-68-22, от 10.06.13 N ВАС-6353/13 по делу N А40-124997/12-25-588.
<17> Определение Арбитражного суда города Москвы от 18.09.15 по делу N А40-66296/15.
<18> Постановление Арбитражного суда Московского округа от 24.11.15 по делу N А40-66296/15.


Специалисты отмечали, что подобные решения противоречат законодательству <19>. Теперь эта неопределенность должна быть устранена. Даже при заключении международных контрактов, предусматривающих рассмотрение споров институционными арбитражами, можно предусмотреть оговорку об окончательности решения третейского суда. В этом случае такое решение не может быть оспорено.


<19> Карабельников Б.Р. Международный коммерческий арбитраж: Учебник. 2-е изд. М., 2013. С. 275 - 276.


Итоги

Таким образом, в свете нового законодательства о третейском разбирательстве участникам коммерческого оборота нужно учитывать следующее.
При заключении арбитражного соглашения необходимо помнить о том, что категории споров, которые могут быть предметом третейского разбирательства, теперь установлены в процессуальных кодексах и иных законах. Прямо предусмотрена возможность рассмотрения ряда корпоративных споров. После создания специализированного арбитражного учреждения также станет возможным рассмотрение споров из государственных контрактов. Сфера применения Закона о международном коммерческом арбитраже также была изменена, и теперь споры предприятий с иностранными инвестициями между собой и с российскими организациями, не относящиеся к категории инвестиционных споров, не подлежат рассмотрению в международном коммерческом арбитраже.
В связи с появлением в Законе правила о толковании любых сомнений в пользу действительности и исполнимости арбитражного соглашения мы надеемся в ближайшее время увидеть в судебной практике проявление проарбитражного подхода. Тем не менее следует очень внимательно формулировать арбитражную оговорку, дабы минимизировать риски признания ее недействительной. Также важно помнить о последних тенденциях в судебной практике касательно признания ничтожными альтернативных односторонних оговорок и необходимости, по мнению Верховного Суда Российской Федерации, наделения представителя специальными полномочиями по заключению арбитражного соглашения.
При выборе арбитражного учреждения стоит ориентироваться на учреждения с надежной репутацией, которые с наибольшей вероятностью получат разрешение Правительства Российской Федерации. При этом надо учитывать, что Международному коммерческому арбитражному суду при Торгово-промышленной палате Российской Федерации не требуется получать разрешение и он вправе теперь администрировать в том числе и внутренние споры.
Арбитры могут быть выбраны из рекомендованных списков, однако это не является обязанностью сторон. Теперь, в случае если спор рассматривается арбитражем ad hoc и стороны не могут договориться о кандидатуре арбитра, данная тупиковая ситуация может быть преодолена путем обращения в компетентный суд.
При заключении арбитражного соглашения также следует проанализировать необходимость прямого указания в арбитражном соглашении на неприменение ряда положений Закона об арбитраже.
В целом стремление законодателя к реформированию актов в сфере третейского разбирательства стоит поддержать. Отметим, что в рамках работы над данными законопроектами большое количество представленных замечаний и дополнений, разработанных экспертным сообществом, было учтено. Безусловно, остался еще целый ряд вопросов, которые не получили должного отражения в Законе или были сформулированы не самым удачным, на наш взгляд, образом. Тем не менее федеральные законы, принятые 29 декабря 2015 года, содержат большое количество важных и полезных нововведений. Надеемся, что практика их применения будет также ориентирована на поддержку и развитие третейского судопроизводства в России.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Мы расскажем о последних новостях и публикациях. Читайте нас, где угодно. Будьте всегда в курсе главного!
icon-telegram-white Подписаться
e-mail рассылка
Подпишитесь на новости для юриста!
Раз в неделю мы будем отправлять самые важные статьи вам на электронную почту
Дорогие читатели, если вы увидели ошибку или опечатку, помогите нам ее исправить! Для этого выделите ошибку и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter». Мы узнаем о неточности и исправим её.

комментарии

Чтобы оставить комментарий нужно авторизоваться


Петербургский правовой портал

PPT.RU - Власть. Право. Налоги. Бизнес


Вопрос юристу
Связь с редакцией
Tweet
Поделиться
+1
Like!
Класс
Свернуть
Наверх

Вопрос-ответ

Помощь опытных
юристов и адвокатов

Экспертный совет

Решение бухгалтерских и правовых
вопросов в профессиональном сообществе

Лучшие специалисты
Более одного ответа
Вы можете задать вопрос бесплатно

ЗАДАЙТЕ ВОПРОС здесь и сейчас