Споры между сетевыми организациями по оплате услуг по передаче электроэнергии

Размер шрифта:
О некоторых вопросах, связанных с расчетами между смежными сетевыми организациями за услуги по передаче электрической энергии
Содержание

Правовые основы экономических отношений в сфере электроэнергетики, основные права и обязанности субъектов электроэнергетики при осуществлении деятельности в сфере электроэнергетики и потребителей электрической энергии установлены Федеральным законом от 26.03.03 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" (далее - Закон об электроэнергетике).
Из статьи 3, пунктов 2 и 3 статьи 26 Закона об электроэнергетике следует, что услуги по передаче электрической энергии - это комплекс организационно и технологически связанных действий, обеспечивающих передачу электрической энергии через технические устройства электрических сетей в соответствии с требованиями технических регламентов. По общему правилу оказание услуг по передаче электрической энергии осуществляется в отношении точек поставки на розничном рынке на основании публичных договоров возмездного оказания услуг, заключаемых потребителями самостоятельно или в их интересах обслуживающими их гарантирующими поставщиками (энергосбытовыми организациями).
Услуги по передаче электрической энергии оказывают сетевые организации - организации, владеющие на праве собственности или на ином установленном федеральными законами основании объектами электросетевого хозяйства.
В целях обеспечения исполнения своих обязательств перед потребителями услуг сетевая организация заключает договоры с иными сетевыми организациями, имеющими технологическое присоединение к объектам электросетевого хозяйства, с использованием которых данная сетевая организация оказывает услуги по передаче электрической энергии (смежными сетевыми организациями), в соответствии с разделом III Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.04 N 861 (далее - Правила N 861).
По договору между смежными сетевыми организациями одна сторона обязуется предоставлять другой услуги по передаче электрической энергии с использованием принадлежащих ей на законном основании объектов электросетевого хозяйства, а другая сторона - оплачивать эти услуги и (или) осуществлять встречное предоставление услуг по передаче электрической энергии (пункты 8 и 34 Правил N 861, пункт 1 статьи 779 Гражданского кодекса Российской Федерации; далее - ГК РФ).
В настоящей работе, с учетом продолжающегося реформирования электроэнергетики, проанализирована имеющаяся практика рассмотрения дел, связанных с расчетами между смежными сетевыми организациями, за 2012 - 2015 годы, постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее - ВАС РФ), определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации (далее - ВС РФ). В результате данного анализа обозначены подходы, которые сформировались в практике Арбитражного суда Северо-Западного округа (далее - АС СЗО; до 06.08.14 - ФАС СЗО) при разрешении названной категории дел.

Значение величины мощности при расчетах по двухставочному тарифу

Услуги по передаче электрической энергии являются естественно-монопольной деятельностью, подлежащей ценовому регулированию. Тарифы на эти услуги устанавливаются в соответствии с Основами ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике и Правилами государственного регулирования цен (тарифов) в электроэнергетике (статьи 4 и 6 Федерального закона от 17.08.95 N 147-ФЗ "О естественных монополиях", пункт 4 статьи 23.1 Закона об электроэнергетике, пункты 42, 46 - 48 Правил N 861).
До 31 января 2012 года действовали Основы ценообразования в отношении электрической и тепловой энергии в Российской Федерации, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.02.04 N 109, затем - Основы ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 29.12.11 N 1178 (далее - Основы ценообразования N 1178).
В обоих случаях, а также в соответствии с пунктами 49 - 52 Методических указаний по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке, утвержденных Приказом Федеральной службы по тарифам от 06.08.04 N 20-э/2 (далее - Методические указания), индивидуальная цена (тариф) на услуги по передаче электрической энергии для взаиморасчетов между двумя сетевыми организациями за оказываемые друг другу услуги по передаче устанавливается одновременно в двух вариантах: двухставочном и одноставочном.
Расчет двухставочного индивидуального тарифа предусматривает определение двух ставок: ставки на содержание электрических сетей в расчете на МВА (МВт) суммарной присоединенной (заявленной) мощности и ставки на оплату технологического расхода (потерь) электрической энергии на ее передачу в расчете на МВт·ч. Базой для расчета ставки индивидуальных тарифов на содержание электрических сетей является присоединенная (заявленная) мощность сетевой организации (пункт 52 Методических указаний).
До июня 2012 года величина заявленной мощности, в пределах которой сетевая организация принимала на себя обязательства обеспечить передачу электрической энергии в указанных в договоре точках присоединения, являлась одним из существенных условий договора на оказание услуг по передаче электрической энергии между смежными сетевыми организациями. Так, из пункта 34 Правил N 861 (в редакции от 29.12.11) следовало, что по договору между смежными сетевыми организациями одна сторона обязуется предоставлять другой стороне услуги по передаче электрической энергии в пределах величины присоединенной (заявленной) мощности в соответствующей точке технологического присоединения объектов электросетевого хозяйства одной сетевой организации к объектам другой сетевой организации.
В силу пункта 2 Правил N 861 (в редакции от 29.12.11) заявленная мощность - это предельная величина потребляемой в текущий период регулирования мощности, определенная соглашением между сетевой организацией и потребителем услуг по передаче электрической энергии, исчисляемая в мегаваттах.
Как разъяснено в Постановлении Президиума ВАС РФ от 01.11.11 N 3327/11, применение в расчетах за услуги по передаче электрической энергии по двухставочному тарифу величины заявленной мощности является обоснованным. Влияющие на размер тарифа затраты сетевой организации на содержание сетей должны определяться исходя из необходимости обеспечить максимально возможную нагрузку на сети с учетом предельных величин заявленной потребителем электрической энергии мощности. Таким образом, обязанность потребителя услуг оплачивать за каждый расчетный период величину заявленной мощности, даже если величина фактически потребленной мощности оказывается ниже заявленной, обеспечивает его право в любой момент использовать максимально необходимую (заявленную) мощность. Сетевая организация получает плату именно за обеспечение возможности использования потребителем заявленной мощности, так как затраты на обеспечение возможности использования именно этой мощности учитываются при определении тарифов.
Из пункта 34, подпункта ж) пункта 38 Правил N 861 (в редакции от 29.12.11) следует, что выбор величины заявленной мощности зависит от потребителя (заказчика) услуг, его потребности в использовании пропускной способности электрической сети.
В договорах на оказание услуг по передаче электроэнергии в тот период (до июня 2012 года) смежные сетевые организации согласовывали величину заявленной мощности на год, а в дальнейшем в соответствии с пунктом 47 Правил N 861 в установленный срок потребитель услуг уведомлял исполнителя о величине заявленной мощности на следующий год.
В случае уклонения потребителя услуг по передаче электрической энергии от надлежащего уведомления сетевой организации о величине заявленной мощности либо в случае отсутствия договора между смежными сетевыми организациями применению в расчетах за эти услуги в части ставки на содержание сетей при расчетах по двухставочному тарифу подлежала величина мощности, учтенная регулирующим органом при формировании тарифа, из сводного прогнозного баланса на соответствующий год.
Споры о величине мощности, исходя из которой до июня 2012 года подлежали оплате оказанные услуги по передаче электрической энергии, встречались в судебной практике довольно часто (Постановления ФАС СЗО от 26.03.12 по делу N А05-7145/2011, от 30.01.12 по делу N А05-2518/2011, от 23.01.12 по делу N А05-5834/2011, от 21.08.13 по делу N А13-4022/2012 и другие). По указанным спорам сложилась единообразная судебная практика. Задолженность за оказанные исполнителем услуги по передаче электрической энергии взыскивалась судами с заказчика исходя из величины заявленной мощности, согласованной сторонами в договоре или использованной регулирующим органом при установлении индивидуального тарифа для расчетов пары смежных сетевых организаций.

С июня 2012 года в порядок расчетов между смежными сетевыми организациями законодателем внесены изменения.
Согласно пункту 15(1) Правил N 861 в редакции, введенной в действие с 12 июня 2012 года, обязательства потребителя услуг определяются в размере стоимости оказанных услуг, установленном в соответствии с названным пунктом.
Стоимость услуг по передаче электрической энергии определяется исходя из тарифа на услуги по передаче электрической энергии, определяемого в соответствии с разделом V названных Правил, и объема оказанных услуг по передаче электрической энергии.
В зависимости от применяемого в отношении потребителя вида цены (тарифа) на услуги по передаче электрической энергии в соответствии с Основами ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике объем услуг по передаче электрической энергии, оказанных прочими сетевыми организациями, вне зависимости от величины, заявленной в соответствии с пунктом 47 названных Правил, определяется исходя из фактического объема потребления электрической энергии или исходя из фактического объема потребления электрической энергии и среднего арифметического значения из максимальных в каждые рабочие сутки расчетного периода фактических почасовых объемов потребления электрической энергии (суммарных по всем точкам поставки) в установленные системным оператором плановые часы пиковой нагрузки.
Пункт 15(1) Правил N 861 носит императивный характер и стал применяться смежными сетевыми организациями независимо от согласованного ранее порядка расчетов стоимости оказанных услуг. То есть с 12 июня 2012 года изменился порядок определения объема оказанных услуг по передаче электрической энергии и для расчетов за оказанные услуги по двухставочному тарифу возникла необходимость применять величину фактической, а не заявленной мощности, как было ранее. Обязанность заказчика сообщить исполнителю величину заявленной мощности до наступления очередного расчетного периода сохранилась (абзац первый пункта 47 Правил N 861), однако эта величина с 12 июня 2012 года могла использоваться в целях установления тарифов на услуги по передаче электрической энергии и перестала применяться для целей определения обязательств потребителя услуг по договору об оказании услуг по передаче электрической энергии (абзац второй пункта 47 Правил N 861).
Изменения законодательства повлекли возникновение новых судебных споров.
Достоверную величину фактической мощности определяют интервальные приборы учета, которые зачастую у сетевых организаций отсутствуют. В связи с этим сетевые организации стали определять величину фактической мощности расчетным путем.
Формула для расчета фактической мощности в связи с отсутствием интервальных приборов учета приведена в подпункте б) пункта 1 приложения N 3 к Основным положениям функционирования розничных рынков электрической энергии, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 04.05.12 N 442 (далее - Основные положения). Между тем сетевые организации не всегда использовали эту формулу в расчетах, в связи с чем суды разрешали вопрос о размере мощности, применяемой в расчетах, исходя из конкретных обстоятельств каждого дела.

Так, по одному из дел суды установили, что между сторонами фактически сложились правоотношения по возмездному оказанию услуг по передаче электроэнергии, где Постановлением Агентства по тарифам и ценам Правительства Архангельской области от 29.12.11 N 100-э/3 компания (истец) с 01.07.12 определена получателем платежей (то есть исполнителем услуг), а предприятие (ответчик) - плательщиком (заказчиком).
Мощность, учтенная регулирующим органом при расчете индивидуального тарифа, составила 41,745 МВт/мес.
В августе 2012 года компания оказала предприятию услуги по передаче электроэнергии, предприятие их не оплатило.
Истец рассчитал объем оказанных услуг исходя из мощности 41,745 МВт/мес. и указал на отсутствие технической возможности зафиксировать фактические величины мощности.
Отказав в удовлетворении иска, суды первой и апелляционной инстанций исходили из недоказанности размера задолженности, так как истец не доказал объем оказанных услуг. Суды отметили, что в спорный период законодательство об электроэнергетике императивно предписывало вести расчет между смежными сетевыми организациями по величине фактической мощности и не принимать к расчетам величину заявленной мощности.
Суд кассационной инстанции судебные акты отменил и иск удовлетворил, придя к выводу о неправильном применении предыдущими инстанциями норм материального права и нарушении норм процессуального права. Суд кассационной инстанции исходил из того, что судами неверно применены положения главы 39 ГК РФ, подлежащие применению к правоотношениям по оказанию услуг и обязывающие потребителя оплатить оказанные ему услуги. Поскольку услуги по передаче электроэнергии фактически оказаны, у судов первой и апелляционной инстанций не было оснований для полного освобождения ответчика от обязанности их оплатить и, как следствие, для отказа в иске в полном объеме.
Применив к спорным правоотношениям пункты 15(1) и 47 Правил N 861, а также правила о доказывании обстоятельств, на которые ссылается сторона в подтверждение своих доводов (статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), суд кассационной инстанции пришел к выводу, что в данной ситуации обязанность определения величины фактической мощности возложена именно на предприятие как на заказчика (плательщика). Предприятие, пользуясь услугами компании без заключения договора, не представило доказательств исполнения своих обязательств; не подтвердило документально свое несогласие с применением в расчете величины мощности, предложенной истцом; не доказало, что в данной ситуации величина фактической мощности отлична от той, что указана в расчете истца; не воспользовалось методикой расчета величины фактической мощности, предусмотренной законодательством (Постановление ФАС СЗО от 23.10.13 по делу N А05-14030/2012).

Аналогично разрешены споры по делам N А26-8187/2012 (Постановление ФАС СЗО от 03.09.13), N А56-22727/2013 (Постановление ФАС СЗО от 03.12.13), N А56-8638/2013 (Постановление ФАС СЗО от 03.12.13) и другим.
Таким образом, и после 12 июня 2012 года стороны использовали в расчетах величину заявленной мощности, если не представляли данных о мощности фактической.

В другом деле компания (истец) просила взыскать со смежной сетевой организации - общества (ответчик) задолженность по оплате услуг по передаче электроэнергии, оказанных в июне 2012 года.
В этом деле суды установили, что обществом (заказчик) и компанией (исполнитель) заключен договор оказания услуг по передаче электрической энергии от 01.01.11 N 1-1/11. Сторонами на 2011 год согласована величина заявленной мощности в размере 6,190 МВт ежемесячно. Соглашением от 31.12.11 стороны продлили срок действия договора на 2012 год и установили на указанный период величину заявленной мощности в размере 6,192 МВт/мес.
В июне 2012 года компания оказала обществу услуги по передаче электрической энергии и выставила счет. Стоимость услуг по передаче электрической энергии (содержание сетей) компания определила исходя из заявленной мощности 6,192 МВт.
Общество, полагая, что стоимость оказанных услуг определена компанией неверно, оплатило их за период с 13.06.12 по 30.06.12 с применением величины фактической мощности, равной 3,17587 МВт. Общество представило расчет фактической мощности, который суды проверили и признали правильным. Доводы истца о том, что общество не доказало объема полученных с 13.06.12 по 30.06.12 услуг исходя из фактической мощности, суды отклонили, поскольку в суде первой инстанции компания не опровергала расчет ответчика (Постановление ФАС СЗО от 24.05.13 по делу N А05-11221/2012).

Такой же подход отражен в делах, по которым ФАС СЗО приняты Постановления от 14.08.13 (N А05-15584/2012), от 23.09.13 (N А05-16119/2012), от 18.10.13 (N А05-15648/2012) и другие. В этих делах суды также соглашались с размером фактической мощности, определенным расчетным путем.

Ограничения, связанные с выбором двухставочного тарифа

Одновременно с изменением величины мощности, применяемой в расчетах по двухставочному тарифу, в пункт 81 Основ ценообразования N 1178 внесены изменения, также вступившие в силу в июне 2012 года, согласно которым потребители для расчетов за услуги по передаче электрической энергии по электрическим сетям могли выбрать (в том числе в течение периода регулирования) двухставочную цену (тариф), если энергопринимающие устройства, в отношении которых оказывались услуги по передаче электрической энергии, были оборудованы приборами учета, позволяющими получать данные о потреблении электрической энергии по часам суток со дня, указанного в уведомлении, но не ранее дня ввода в эксплуатацию соответствующих приборов учета. При этом выбранный вариант тарифа применялся для расчетов за услуги по передаче электрической энергии с даты введения в действие указанных тарифов на услуги по передаче электрической энергии. При отсутствии указанного уведомления расчеты за услуги по передаче электрической энергии производились по варианту тарифа, применявшемуся в предшествующий расчетный период регулирования, если иное не устанавливалось по соглашению сторон. В расчетном периоде регулирования не допускалось изменение варианта тарифа. Иное могло быть установлено соглашением сторон.
Введение законодательного ограничения на выбор двухставочного тарифа привело к возникновению между сетевыми организациями разногласий по выбору варианта тарифа и, соответственно, возникновению судебных споров.
В связи с этим примечательным является следующее дело по спору между двумя сетевыми организациями - обществом (истец, заказчик) и компанией (ответчик, исполнитель).

Сторонами заключен договор оказания услуг по передаче электрической энергии от 01.01.10 N 10-467, по условиям которого компания обязалась оказывать обществу услуги по передаче электрической энергии с использованием принадлежащих исполнителю на праве собственности или на ином законном основании объектов электросетевого хозяйства.
В пункте 6.16 договора предусмотрено определение стоимости услуг по передаче электрической энергии по заявленной мощности, указанной в приложении N 4.1 к договору. Мощность для оказания услуг в отношении сторон составляет 101 300 кВт/мес. по Санкт-Петербургу и 82 740 кВт/мес. по Ленинградской области. Эта мощность учитывалась регулирующим органом при расчете индивидуального тарифа на 2012 год.
В 2012 году общество оплачивало услуги компании по индивидуальным двухставочным тарифам. Акты оказанных услуг за период с июля по ноябрь 2012 года подписаны обществом без разногласий; оказанные услуги оплачены исходя из объема заявленной мощности и объема перетока электроэнергии.
Несмотря на это, общество, полагая, что с июня 2012 года порядок расчетов, установленный в пункте 6.16 договора о применении заявленной мощности, применяться не должен, обратилось в суд с иском. Ввиду отсутствия на границе балансовой принадлежности сетей интервальных приборов учета общество настаивало на том, что в расчете необходимо применять одноставочный тариф.
Суд первой инстанции удовлетворил иск, согласившись с тем, что с июля 2012 года общество могло перейти на расчеты по одноставочному тарифу.
Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в иске, апелляционный суд исходил из того, что в период регулирования общество в отсутствие соглашения не могло перейти на расчеты по одноставочному тарифу.
Кассационная инстанция согласилась с выводами апелляционного суда. Общество о переходе на одноставочный тариф не заявляло, к соглашению об изменении варианта тарифа стороны не пришли. Следовательно, не имелось оснований для принятия позиции общества о необходимости расчетов по одноставочному варианту тарифа. Изменение редакции пункта 81 Основ ценообразования N 1178 не является основанием для изменения согласованного сторонами с начала 2012 года варианта тарифа. Кроме того, общество не представило данных о том, что расчеты в 2012 году по установленному уполномоченным органом двухставочному тарифу с использованием величины заявленной мощности нарушили экономические интересы истца и привели к дисбалансу интересов сетевых организаций (Постановление АС СЗО от 21.10.15 по делу N А56-56314/2013).

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в Постановлении от 09.01.14 по делу N А31-12902/2012 также указал, что изменение редакции пункта 81 Основ ценообразования N 1178 не является основанием для изменения согласованного сторонами с начала 2012 года варианта тарифа.
В то же время при рассмотрении споров за дальнейшие периоды (2013 - 2014 годы) законодательное ограничение на выбор двухставочного тарифа при отсутствии интервальных приборов учета нашло свое отражение в судебных актах.

Компания оказывает услуги по передаче электроэнергии, а предприятие их оплачивает. Договор на оказание услуг по передаче электроэнергии сторонами не заключен.
В январе 2014 года компания оказала предприятию услуги по передаче электроэнергии, их объем определила по показаниям интегральных приборов учета, а стоимость - исходя из одноставочного тарифа.
Поскольку предприятие услуги не оплатило, компания обратилась с иском в суд.
Возражая на иск, предприятие указывало на необоснованное применение в расчетах одноставочного тарифа и на то, что в 2013 году стороны рассчитывались по двухставочному тарифу. Предприятие не уведомило компанию об изменении варианта тарифа на 2014 год.
Соглашаясь с требованиями истца о необходимости расчетов по одноставочному тарифу, суд кассационной инстанции со ссылкой на пункт 81 Основ ценообразования N 1178 указал, что право выбора двухставочной цены (тарифа) зависит от оборудования энергопринимающих устройств, в отношении которых оказываются услуги по передаче электрической энергии, приборами учета, позволяющими получать данные о потреблении электрической энергии по часам суток (интервальные приборы). Предприятие является сетевой организацией, то есть профессиональным участником правоотношений в сфере электроэнергетики. Предприятие должно быть заинтересовано в выборе тарифа, выгодного для осуществления своей деятельности. В связи с этим оно могло и должно предпринять меры для установления приборов учета, необходимых для расчетов по двухставочному тарифу. Поскольку интервальные приборы учета на границах балансовой принадлежности смежных сетевых организаций отсутствуют, в силу названного выше положения пункта 81 Основ ценообразования N 1178 предприятие не может применять в расчетах двухставочный тариф (Постановление АС СЗО от 18.03.15 по делу N А05-3490/2014).

На невозможность применения заказчиком услуг в расчетах со смежной сетевой организацией двухставочного тарифа в отсутствие интервальных приборов учета указано в судебных актах по делам N А05-4567/2014 (Постановление АС СЗО от 30.03.15), N А56-50616/2014 (Постановление АС СЗО от 21.12.15), N А56-12077/2014 (Постановление АС СЗО от 12.01.16).

Постановлением Правительства Российской Федерации от 31.07.14 N 740 в Правила N 861 вновь внесены изменения. Пункт 15(1) Правил N 861 изложен в новой редакции. В частности, в нем отражено, что, в случае если в качестве потребителя услуг по передаче электрической энергии выступает сетевая организация, объем услуг по передаче электрической энергии, оказанных другой сетевой организацией, в том числе организацией по управлению единой национальной (общероссийской) электрической сетью, определяется в отношении объектов электросетевого хозяйства в соответствии с названным пунктом в зависимости от применяемого в соответствии с Основами ценообразования N 1178 к потребителю услуг варианта цены (тарифа) на услуги по передаче электрической энергии в следующем порядке:
- объем услуг по передаче электрической энергии, оплачиваемых потребителем услуг за расчетный период по одноставочной цене (тарифу) на услуги по передаче электрической энергии, а также объем услуг по передаче электрической энергии, оплачиваемых потребителем услуг за расчетный период по ставке, используемой для целей определения расходов на оплату нормативных потерь электрической энергии при ее передаче по электрическим сетям, двухставочной цены (тарифа) на услуги по передаче электрической энергии, определяются в порядке, предусмотренном названным пунктом для определения такого объема услуг по передаче электрической энергии, оплачиваемых потребителями электрической энергии (мощности);
- объем услуг по передаче электрической энергии, оплачиваемых потребителем услуг по ставке, отражающей удельную величину расходов на содержание электрических сетей, двухставочной цены (тарифа) на услуги по передаче электрической энергии, равен величине заявленной мощности, определенной в соответствии с пунктом 38 Правил N 861.
Величина заявленной мощности вновь включена в существенные условия договора между смежными сетевыми организациями (подпункт б(1) пункта 38 Правил N 861) и должна учитываться в расчетах.
Вероятно, что изменение законодательства повлечет за собой возникновение новых судебных споров.

Особенности расчетов за услуги по передаче электрической энергии по объектам, полученным исполнителем в течение периода регулирования, либо по объектам, не учтенным регулирующим органом при установлении индивидуального тарифа

Как указывалось выше, в силу естественно-монопольной деятельности сетевых организаций их услуги по передаче электрической энергии подлежат государственному ценовому регулированию.
Цены (тарифы) применяются в соответствии с решениями регулирующих органов, в том числе с учетом особенностей, предусмотренных нормативными правовыми актами в области электроэнергетики (пункт 35 Правил государственного регулирования (пересмотра, применения) цен (тарифов) в электроэнергетике, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 29.12.11 N 1178, далее - Правила N 1178).
Конечные потребители оплачивают услуги по передаче электрической энергии по единому (котловому) тарифу, который гарантирует равенство тарифов для всех потребителей услуг, расположенных на территории субъекта Российской Федерации и принадлежащих к одной группе, и обеспечивает совокупную необходимую валовую выручку всех сетевых организаций региона, входящих в "котел". Ввиду того что фактические затраты сетевых организаций в регионе различны, для получения положенной им экономически обоснованной необходимой валовой выручки (далее - НВВ) каждой паре сетевых организаций утверждается индивидуальный тариф взаиморасчетов, по которому одна сетевая организация должна передать другой дополнительно полученные денежные средства (подпункт 3 пункта 3 Основ ценообразования N 1178, пункты 49, 52 Методических указаний).
Как следует из Правил N 1178, принципов и методов расчета цен (тарифов), установленных в разделе III Основ ценообразования N 1178, а также пунктов 43, 44, 47 - 49, 52 Методических указаний, тариф устанавливается так, чтобы обеспечить сетевой организации экономически обоснованный объем финансовых средств, необходимых для осуществления регулируемой деятельности в течение расчетного периода регулирования, то есть объем НВВ. При этом базовые величины для расчета ставок тарифов рассчитываются исходя из характеристик объектов электросетевого хозяйства, находившихся в законном владении сетевой организации на момент принятия тарифного решения. Инициатором принятия тарифного решения является регулируемая организация, которая представляет в регулирующий орган исходные сведения для установления тарифа.
Из указанных правовых норм следует, что в основе тарифа лежит экономическое обоснование НВВ регулируемой организации. Распределение совокупной НВВ всех сетевых организаций региона посредством применения индивидуальных тарифов для смежных пар объективно обусловлено составом электросетевого хозяйства сетевых организаций и объемом перетока электрической энергии через объекты электросетевого хозяйства.
По общему правилу сетевые организации получают плату за услуги по передаче электрической энергии по установленным им тарифам по тем объектам электросетевого хозяйства, которые учитывались регулирующим органом при принятии тарифного решения. Такой порядок распределения совокупной НВВ экономически обоснован и обеспечивает баланс интересов сетевых организаций.
Законодательство гарантирует субъектам электроэнергетики соблюдение их экономических интересов в случае осуществления ими деятельности разумно и добросовестно и не запрещает сетевой организации получать плату за услуги по передаче электрической энергии с использованием объектов электросетевого хозяйства, поступивших в ее законное владение в течение периода регулирования. Объективно возникающий в этом случае дисбаланс корректируется впоследствии мерами тарифного регулирования, которыми предусмотрено возмещение убытков регулируемым организациям в последующих периодах регулирования при наличии неучтенных расходов, понесенных по не зависящим от этих организаций причинам (пункт 7 Основ ценообразования N 1178, пункт 20 Методических указаний). Искусственное создание ситуации, влекущей убытки, к таким случаям не относится.
В судебной практике встречаются споры, связанные с оплатой услуг по передаче электроэнергии с использованием объектов электросетевого хозяйства, поступивших в законное владение исполнителя услуг в течение периода регулирования, а также споры, связанные с оплатой услуг по сетям, которые не учитывались регулирующим органом при принятии тарифного решения. Начало формирования справедливого подхода к рассмотрению таких дел положил ВС РФ в Определениях от 08.04.15 N 307-ЭС14-4622 по делу N А26-6783/2013 Верховного Суда РФ и от 26.10.15 N 304-ЭС15-5139 по делу N А27-18141/2013 Верховного Суда РФ.
Возникновение у исполнителя услуг в периоде регулирования новых точек поставки не всегда свидетельствует о злоупотреблении правом и намерении неправомерно перераспределить совокупную (котловую) валовую выручку территориальных сетевых организаций в свою пользу.

Компания (истец) и общество (ответчик) являлись смежными сетевыми организациями.
Индивидуальные тарифы на 2013 год для расчетов между смежными сетевыми организациями установлены постановлением Комитета по ценам и тарифам. Ставка за содержание электросетей двухставочного тарифа для пары общество - компания составляла 8 569 173,30 руб./МВт в месяц.
Правоотношения между сторонами спора по оказанию услуг по передаче электроэнергии урегулированы договором. При этом точки поставки - ячейки N 6 и 14 ПС-19П - в договор не включены. Во исполнение условий указанного договора в августе 2013 года компания с помощью своих объектов электросетевого хозяйства оказала обществу услуги по передаче электроэнергии. Общество не оплатило услуги по перетоку электроэнергии через ПС-19П.
С 01.08.13 компания по договору аренды получила от общества "Охта" объект электросетевого хозяйства - подстанцию ПС-19П с ячейками N 6 и 14, посредством которого до августа 2013 года общество "Охта" на основании договора оказывало услуги обществу и рассчитывалось с ним как смежная сетевая организация по индивидуальному тарифу (ставка за содержание электросетей двухставочного тарифа составляла 91 053,94 руб./МВт в месяц).
Компания, полагая себя с августа 2013 года в отношении арендованной подстанции смежной с обществом сетевой компанией, потребовала оплатить ее услуги по передаче электроэнергии, рассчитав их стоимость по индивидуальным тарифам, установленным для пары общество - компания.
Отказ общества оплатить услуги явился компании поводом для обращения в суд с иском.
Суды первой и кассационной инстанций удовлетворили иск компании частично и взыскали в ее пользу с общества стоимость услуг по передаче электроэнергии по тарифу, установленному для пары общество - общество "Охта", а не по тарифу для пары общество - компания.
Обстоятельства, связанные с получением дополнительного объекта электросетевого хозяйства в течение периода регулирования, судами не расценены как злоупотребление правом, поскольку компания приняла в аренду подстанцию на длительный срок с целью ее реконструкции. В то же время суды посчитали, что в данном случае риск предпринимательской деятельности, связанной с приобретением дополнительных объектов электросетевого хозяйства и оказанием с их помощью услуг в течение периода регулирования по определенной цене, лежит прежде всего на сетевой организации, которая приобрела эти объекты. То есть общество как лицо, которое не могло повлиять на принятие компанией решения о получении в периоде регулирования нового объекта электросетевого хозяйства, не должно нести убытки, оплачивая услуги по тарифу для пары общество - компания, который многократно превышает тариф для пары общество - общество "Охта" (Постановление АС СЗО от 27.01.16 по делу N А26-6783/2013).

Действия сетевой организации могут квалифицироваться как злоупотребление правом, если они направлены исключительно на обход правовых норм о государственном регулировании цен и подрыв баланса интересов потребителей услуг и сетевых организаций.

Компания (исполнитель) и общество (заказчик) являлись смежными сетевыми организациями, отношения которых по передаче электроэнергии были урегулированы договором. В приложении N 2 к договору согласованы точки поставки (в сечении общество - компания). Согласно данному приложению по точкам присоединения РП-16, ПС-71 электрическая энергия поступает в сети общества из сетей компании; по точкам присоединения ТП-17 4, ТП-739, ТП-721, ТП-750, РП-16, ТП-632, КТП-765, КТП-682, ТП-776, РП-20, ТП-776а, ТП-744, ТП-393 электрическая энергия поступает в сети компании из сетей общества.
Объем услуг, оказанных по договору, определяется как разница между объемом перетока электрической энергии из сетей компании в сети общества и объемом перетока электрической энергии из сетей общества в сети компании.
Для расчетов между смежными сетевыми организациями регулирующим органом установлен индивидуальный тариф. Плательщиком в расчетах является общество.
В ноябре 2014 года исполнитель оказал заказчику услуги по передаче электрической энергии, составил акт об оказании услуг и выставил для оплаты счет-фактуру, от оплаты которого общество отказалось, что послужило основанием для обращения компании в арбитражный суд.
В ходе рассмотрения спора было установлено, что, отказываясь от оплаты услуг, общество сослалось на прекращение между сторонами отношений по договору, поскольку электрические сети, технологически присоединенные к точкам поставки ПС-71, ПС-19 и РП-16, переданы в субаренду другому лицу.
Суды оценили действия общества как недобросовестное поведение. Суды указали, что общество заключило договор субаренды объектов электросетевого хозяйства, имеющих технологическое присоединение к точкам поставки ПС-71, ПС-19 и РП-16, вначале на 28 дней, а затем на один месяц. Тариф для расчетов между компанией и субарендатором сетей не установлен, что лишает компанию возможности получить стоимость услуг по данным точкам присоединения. При установлении тарифов на 2014 год регулирующий орган учитывал объемы перетока электрической энергии по указанным точкам для установления цены (тарифа), применяемой при расчетах между смежными сетевыми организациями - обществом и компанией. Установив, что объективных причин для изменения параметров, заложенных регулирующим органом при установлении тарифов на 2014 год, не имелось и эти изменения связаны исключительно с действиями общества, суды удовлетворили иск компании, применив к отношениям сторон условия договора (Постановление АС СЗО от 09.12.15 по делу N А26-10518/2014).

Оказание услуг по передаче электроэнергии по сетям, которые не учитывались регулирующим органом при принятии тарифного решения, может являться основанием для взыскания их стоимости.

Общество (истец) и компания (ответчик) являлись смежными сетевыми организациями. Их отношения урегулированы договором на оказание услуг по передаче электроэнергии.
Для расчетов между обществом и компанией (держателем котла) уполномоченным органом установлены индивидуальные тарифы.
Общество оказало компании услуги по передаче электрической энергии. Ссылаясь на оплату компанией оказанных услуг не в полном объеме, общество обратилось в арбитражный суд с иском.
Возражая на требования, компания указывала, что спорная сумма представляет собой затраты общества по объему сальдо-перетока электроэнергии в сети смежных сетевых организаций, тогда как в составе единого (котлового) тарифа эти затраты истца не учтены. По мнению компании, она как держатель котла должна осуществлять расчеты с сетевыми организациями в том объеме, который учтен в затратах и включен в единый (котловой) тариф, а общество может обратиться в регулирующий орган за компенсацией понесенных расходов в следующем периоде регулирования. Требования истца влекут дисбаланс в распределении совокупной необходимой валовой выручки, установленной тарифным решением, что приведет к необоснованному росту тарифов.
Суды удовлетворили иск, признав его обоснованным.
Оставляя судебные акты без изменения, кассационная инстанция указала следующее.
Применение котловой модели не исключает риски, связанные с отклонением фактических величин от прогнозных, что может быть связано с различными причинами.
Общество заявляло регулирующему органу о наличии сальдо-перетоков в сети других сетевых организаций, однако при расчете единых (котловых) тарифов эти сальдо-перетоки не были учтены ввиду недостаточной обоснованности их объемов.
Между тем сетевые организации подтвердили объемы оказанных истцом в спорный период услуг, представив в материалы дела сводные акты первичного учета сальдо-перетоков электроэнергии.
Таким образом, в данном случае увеличение объема котловой выручки вызвано объективными причинами, а, следовательно, общество, оказавшее услуги по спорным точкам, вправе претендовать на получение дополнительного дохода, который может быть распределен в течение этого же периода регулирования с применением индивидуальных тарифов с последующей корректировкой мерами тарифного регулирования. Так, нормами законодательства о тарифообразовании установлен механизм корректировки выручки, который предусматривает экспертную оценку обоснованности незапланированных расходов (пункт 7 Основ ценообразования N 1178, пункты 19, 20 Методических указаний).
В рассматриваемом деле действия общества не могут квалифицироваться как злоупотребление правом, поскольку они не направлены на обход правовых норм о государственном регулировании цен и подрыв баланса интересов потребителей услуг и сетевых организаций.
Следовательно, поскольку общество оказало компании услуги по передаче электроэнергии, оно в силу положений статей 309, 310, 781 ГК РФ вправе требовать их оплаты (Постановление АС СЗО от 09.12.15 по делу N А66-17805/2014).

Такой же подход отражен в Постановлении АС СЗО от 12.01.16 по делу N А56-12077/2014.

Подводя итог, следует отметить, что на данный момент в АС СЗО сложился единообразный подход к рассмотрению споров, связанных с расчетами между смежными сетевыми организациями. Проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что практика по делам названной категории в настоящее время формируется и существенное значение для ее формирования имеют постановления ВАС РФ и ВС РФ по конкретным делам.
В то же время продолжающая реформа законодательства в области электроснабжения повлечет за собой дальнейшее формирование судебной практики и возможное возникновение новых споров.

Поляков Максим
Поляков Максим