Заключение Комиссии Совета судей РФ по этике от 23.08.2021 N 7-КЭ

КОМИССИЯ СОВЕТА СУДЕЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ЭТИКЕ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

от 23 августа 2021 г. N 7-КЭ

О ПРАВЕ

СУДЬИ НА ВЛАДЕНИЕ, ПОЛЬЗОВАНИЕ И РАСПОРЯЖЕНИЕ ЦИФРОВЫМИ

ФИНАНСОВЫМИ АКТИВАМИ, ЦИФРОВОЙ ВАЛЮТОЙ

Комиссия Совета судей Российской Федерации по этике (далее - комиссия, комиссия по этике) в порядке заочного голосования рассмотрела запрос о праве судьи на владение, пользование и распоряжение отечественными цифровыми финансовыми активами, цифровой валютой.

Кодекс судейской этики, утвержденный VIII Всероссийским съездом судей 19 декабря 2012 года (ред. от 08.12.2016) (далее - Кодекс судейской этики), устанавливая повышенные нравственно-этические требования к судье, обусловленные его статусом, одновременно закрепляет, что судьи Российской Федерации обладают всеми правами, предусмотренными Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, общепризнанными принципами и нормами международного права, с учетом ограничений, установленных для них законодательством Российской Федерации.

Положения Кодекса судейской этики не должны толковаться как ограничивающие гарантируемые Конституцией Российской Федерации общегражданские права и свободы судьи (пункты 2, 3 статьи 1).

Частью 2 статьи 35 Конституции Российской Федерации закрепляется право каждого иметь в собственности имущество, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами. Поэтому судья, как всякий гражданин, вправе иметь в собственности имущество, понятие и оборотоспособность которого определяется гражданским законодательством.

Понятием "имущество" охватывается любое имущество, связанное с реализацией права частной и иных форм собственности, в том числе имущественные права; цифровые права гражданским законодательством признаются объектами гражданских прав (статья 128 Гражданского кодекса Российской Федерации, действующая в редакции Федерального закона от 18.03.2019 N 34-ФЗ).

1 января 2021 года вступила в силу основная часть норм Федерального закона от 31 июля 2020 года N 259-ФЗ "О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон о ЦФА, Федеральный закон N 259-ФЗ), который впервые определил понятия цифровых финансовых активов (ЦФА) и цифровой валюты; здесь же определены основные правила выпуска ЦФА и оборота цифровой валюты. Данный Закон не содержит закрытого перечня сделок, которые можно совершать с ЦФА, но упоминает, в частности, их куплю-продажу, обмен; требует заключения таких сделок через операторов ЦФА.

Оборот цифровой валюты ("криптовалюты") в Российской Федерации названным Законом ограничен рядом запретов, таких, например, как запрет оплачивать ею товары, работы, услуги. Цифровую валюту как совокупность электронных данных (цифрового кода или обозначения) в системе можно принять как инвестиции или средство платежа, который не является денежной единицей; требования, связанные с обладанием цифровой валютой, подлежат судебной защите при условии уведомления об обладании цифровой валютой в порядке, который должен быть закреплен в налоговом законодательстве.

Исходя из признания ЦФА и цифровой валюты объектами гражданских прав и содержания Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года N 3132-1 (ред. от 05.04.2021) "О статусе судей в Российской Федерации" (далее - Закон о статусе судей) в части установления требований, предъявляемых к судьям, комиссия по этике полагает, что судьи вправе использовать соответствующие механизмы с учетом установленного для судей, их супругов и несовершеннолетних детей запрета на любое владение и (или) пользование иностранными финансовыми инструментами (подпункт 5.1 пункта 3 статьи 3).

Понятие "иностранные финансовые инструменты" в Законе о статусе судей используется в значении, определенном Федеральным законом от 7 мая 2013 года N 79-ФЗ "О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами".

Следует учитывать, что статьей 25 Федерального закона N 259-ФЗ в вышеназванный Закон внесены изменения, согласно которым цифровые финансовые активы, выпущенные в информационных системах, организованных в соответствии с иностранным правом, и цифровая валюта отнесены к числу иностранных финансовых инструментов.

Кроме того, в силу положений статьи 8.1 Закона о статусе судей, изменений, внесенных в Федеральный закон от 3 декабря 2012 года N 230-ФЗ "О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам", а также Указа Президента Российской Федерации от 10 декабря 2020 года N 778 "О мерах по реализации отдельных положений Федерального закона "О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные акты Российской Федерации" у судей возникает обязанность декларировать сведения о принадлежащих им, их супругам и несовершеннолетним детям цифровых правах.

Комиссия по этике считает необходимым обратить внимание на повышенный риск ошибочного понимания и толкования достаточно нового и во многом еще не окончательно сформированного законодательства, регулирующего отношения, возникающие при выпуске, учете и обращении цифровых финансовых активов, обороте цифровой валюты в Российской Федерации.

Обсуждение этих вопросов в юридической среде в настоящее время демонстрирует не совпадающие, а порою и диаметрально противоположные точки зрения по многим позициям, выявляет многочисленные правовые коллизии в правовой регламентации новых для российского права финансовых инструментов.

Из закрепленного Кодексом судейской этики (пункт 2 статьи 4) требования к судье соблюдать законы не только при осуществлении правосудия, но и вне службы, прямо следует, что во всякой неоднозначной ситуации ссылка судьи на "пробел" в знании им права не только не воспринимается в качестве убедительного оправдательного аргумента, но и в определенной степени подрывает авторитет этого судьи. При оценке поведения судьи действует презумпция знания им права, которая вытекает из разработанного еще в римском праве принципа jura novit curia ("суд знает право").

Судья не может и не должен игнорировать реалии современного "цифрового" мира, но его выбор в пользу использования новых финансовых инструментов, в частности, цифровых финансовых активов, должен быть основан на предварительном личном изучении действующего в этой области законодательства и самостоятельной оценке возможных рисков нарушения ограничений, обусловленных наличием особого публичного статуса судьи.

Еще документы:
"О возможности возникновения конфликта интересов при одновременной работе супругов в районном суде - в качестве судьи и государственного гражданского служащего, замещающего должность помощника судьи"
"О праве пребывающего в отставке судьи замещать по контракту должности муниципальной службы - должность руководителя администрации района в составе муниципального образования и должность главы муниципального образования; о возможности представлять администрацию в отношениях с другими лицами, органами и организациями"
<По заявлению Евразийской экономической комиссии о разъяснении статьи 92 Договора о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года>
"О возможности возникновения конфликта интересов в профессиональной деятельности судьи в случае занятия его близким родственником должности в органах прокуратуры"
Публикации:

Подпишитесь на рассылку

Каждый будний день мы будем отправлять вам всё, что было опубликовано вчера

Ошибка на сайте
Выход

Вы уверены, что хотите выйти?

Да Отмена