Решение Верховного Суда РФ от 17.08.2016 N АКПИ16-562 Об отказе в удовлетворении заявления о признании частично недействующим пункта 13 Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утв. Постановлением Правительства РФ от 17.08.2007 N 522

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Именем Российской Федерации
РЕШЕНИЕ
от 17 августа 2016 г. N АКПИ16-562
Верховный Суд Российской Федерации в составе:
председательствующего судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаровой А.М.,
судей Верховного Суда Российской Федерации Иваненко Ю.Г., Меркулова В.П.,
при секретаре С.,
с участием прокурора Степановой Л.Е.,
рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Д. о признании недействующим пункта 13 Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 17 августа 2007 г. N 522,
установил:
постановлением Правительства Российской Федерации от 17 августа 2007 г. N 522 утверждены Правила определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека (далее - Правила). Нормативный правовой акт опубликован в "Российской газете", 24 августа 2007 г., N 185, Собрании законодательства Российской Федерации, 27 августа 2007 г., N 35, ст. 4308.
Пунктом 13 Правил предусмотрено, что степень тяжести вреда, причиненного здоровью человека, выразившегося в неизгладимом обезображивании его лица, определяется судом. Производство судебно-медицинской экспертизы ограничивается лишь установлением неизгладимости указанного повреждения.
Д. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующим пункта 13 Правил, ссылаясь на его противоречие положениям Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе его статьям 29 и 196, Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", а также пункту 6 Правил. В обоснование своего требования административный истец указал, что Правительство Российской Федерации не вправе наделять суды функцией по определению степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, выразившегося в неизгладимом обезображивании его лица. Такое полномочие суда не предусмотрено уголовно-процессуальным законом и нарушает его права как участника уголовного судопроизводства на независимость, объективность, всесторонность и полноту исследования доказательств, поскольку ни материалы уголовного дела, ни постановленный в отношении его приговор не содержат никаких экспертных исследований по факту причинения им тяжкого вреда здоровью человека, выразившегося в неизгладимом обезображивании его лица. По мнению административного истца, факт причинения тяжкого вреда здоровью в целях квалификации преступления, предусмотренного частью 1 статьи 111 Уголовного кодекса Российской Федерации, могут устанавливать только врач, судебно-медицинский эксперт, обладающие специальными знаниями в области медицины.
Министерство здравоохранения Российской Федерации (далее - Минздрав России), уполномоченное представлять интересы Правительства Российской Федерации, в письменных возражениях на административное исковое заявление просило в его удовлетворении отказать, пояснив, что Правила изданы высшим исполнительным органом государственной власти Российской Федерации в пределах предоставленных ему полномочий, оспариваемое нормативное положение соответствует законодательству Российской Федерации и не нарушает прав и законных интересов административного истца.
В судебном заседании представитель административного истца З. поддержал заявленное требование.
Представитель административного ответчика Х. не признала административный иск.
Выслушав сообщение судьи-докладчика И., объяснения представителя административного истца З., возражения представителя Правительства Российской Федерации Х.С, проверив оспариваемое нормативное положение на соответствие нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Степановой Л.Е., полагавшей необходимым в удовлетворении заявленного требования отказать, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения административного искового заявления.
Правительство Российской Федерации на основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации издает постановления и распоряжения, обеспечивает их исполнение.
Акты, имеющие нормативный характер, издаются в форме постановлений Правительства Российской Федерации (части первая, вторая статьи 23 Федерального конституционного закона от 17 декабря 1997 г. N 2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации").
Статьей 52 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. N 5487-1 (в редакции, действовавшей на день издания оспариваемого нормативного правового акта) было предусмотрено, что порядок определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, устанавливается Правительством Российской Федерации (часть четвертая).
Таким образом, Правила утверждены Правительством Российской Федерации при реализации установленных законом полномочий и в целях исполнения требований закона.
Правила устанавливают порядок определения при проведении судебно-медицинской экспертизы степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, под которым ими понимается нарушение анатомической целостности и физиологической функции органов и тканей человека в результате воздействия физических, химических, биологических и психических факторов внешней среды (пункты 1, 2).
Одним из квалифицирующих признаков тяжести вреда, причиненного здоровью человека, в отношении тяжкого вреда является неизгладимое обезображивание лица (подпункт "а" пункта 4 Правил).
Часть 1 статьи 111 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривает кроме иного уголовную ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, выразившегося в неизгладимом обезображивании лица.
Устанавливая общее правило, согласно которому степень тяжести вреда, причиненного здоровью человека, определяется врачом - судебно-медицинским экспертом медицинского учреждения либо индивидуальным предпринимателем, обладающим специальными знаниями и имеющим лицензию на осуществление медицинской деятельности, включая работы (услуги) по судебно-медицинской экспертизе (пункт 6 Правил), Правительство Российской Федерации предусмотрело и специальную норму, изложенную в пункте 13 Правил.
Вопреки утверждениям административного истца данная специальная норма, согласно которой степень тяжести вреда, причиненного здоровью человека, выразившегося в неизгладимом обезображивании его лица, определяется судом, производство судебно-медицинской экспертизы ограничивается лишь установлением неизгладимости указанного повреждения, не противоречит нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, в том числе Федеральному закону от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (далее - Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ).
Так, частью 2 статьи 62 названного федерального закона предусмотрено, что порядок проведения судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертиз и порядок определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, устанавливаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.
Данный федеральный закон не устанавливает требований, которым противоречит пункт 13 Правил.
Вред, причиненный здоровью человека, определяется в зависимости от степени его тяжести (тяжкий вред, средней тяжести вред и легкий вред) на основании квалифицирующих признаков, предусмотренных пунктом 4 Правил, и в соответствии с медицинскими критериями определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утверждаемыми Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации (пункт 3 Правил).
Пунктом 6.10 Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 24 апреля 2008 г. N 194н, установлено, что под неизгладимыми изменениями понимают такие повреждения лица, которые с течением времени не исчезают самостоятельно (без хирургического устранения рубцов, деформаций, нарушений мимики и прочее, либо под влиянием нехирургических методов) и для их устранения требуется оперативное вмешательство (например, косметическая операция).
Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ, иные акты действующего законодательства не устанавливают критерии (признаки) такого понятия как "красота" и его антонима "безобразие" применительно к лицу человека, поэтому понятие "обезображивание", вопреки утверждениям административного истца, относится не к медицине, а к эстетике и носит индивидуально-определенный и оценочный характер.
Факт наличия или отсутствия обезображивания конкретного человека, получившего повреждения лица, которые носят характер неизгладимых изменений, не относится к предмету судебно-медицинского исследования, а применительно к рассматриваемой правовой ситуации является непосредственно результатом оценки доказательств по уголовному делу, производимой на основании норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.
Вопрос об обезображивании лица человека, являясь юридическим и оценочным, должен разрешаться судом исходя из общепринятых эстетических представлений о красоте, привлекательности человеческого лица с учетом всех обстоятельств дела, в том числе и мнения потерпевшего и других участников уголовного судопроизводства, за исключением врача - судебно-медицинского эксперта, заключение которого ограничивается лишь установлением неизгладимости причиненного повреждения.
Так как указанный квалифицирующий признак с учетом необходимых доказательств неизгладимости повреждения устанавливается в судебном производстве, соответственно, именно суд вправе определить степень тяжести вреда, причиненного здоровью человека, выразившегося в неизгладимом обезображивании его лица.
Оспариваемое нормативное положение не содержит предписаний, расширяющих полномочия суда при рассмотрении уголовного дела, поэтому доводы административного истца о его несоответствии положениям Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ являются несостоятельными и основаны на неправильном толковании норм права.
Нормативных правовых актов, имеющих большую юридическую силу, которым бы противоречил пункт 13 Правил, не имеется.
Доводы административного истца о несоответствии пункта 13 Правил пункту 6 этих же правил также подлежат отклонению, поскольку данные нормы являются частями одного и того же акта, имеют равную юридическую силу и не могут проверяться судом на предмет соответствия друг другу.
Утверждения Д. о незаконности оспариваемого нормативного положения фактически сводятся к несогласию с вступившим в законную силу приговором суда, в том числе объемом процессуальных действий суда, связанных с его принятием, и произведенной оценкой доказательств.
Между тем проверка законности такого судебного постановления не относится к предмету административного иска по настоящему делу.
Поскольку пункт 13 Правил соответствует нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, не нарушает права административного истца в упоминаемых им аспектах, административное исковое заявление Д. не подлежит удовлетворению согласно пункту 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.
Руководствуясь статьями 175 - 180, 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации
решил:
в удовлетворении административного искового заявления Д. о признании недействующим пункта 13 Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 17 августа 2007 г. N 522, отказать.
Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.
Председательствующий
судья Верховного Суда
Российской Федерации
А.М.НАЗАРОВА
судьи Верховного Суда
Российской Федерации
Ю.Г.ИВАНЕНКО
В.П.МЕРКУЛОВ

Еще документы:

<Об отказе в удовлетворении заявления о признании частично недействующим абзаца первого пункта 2 Постановления Совета Министров - Правительства РФ от 22.09.1993 N 941 "О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий, компенсаций и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации">
"О внесении изменений в единую Товарную номенклатуру внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза, Единый таможенный тариф Евразийского экономического союза, а также в некоторые решения Евразийской экономической комиссии в отношении фармацевтических препаратов, содержащих эфедрин, псевдоэфедрин и норэфедрин"
"О применении специальной защитной меры посредством введения специальной пошлины в отношении посуды столовой и кухонной из фарфора, ввозимой на единую таможенную территорию Таможенного союза"
<Об отказе в удовлетворении заявления о признании частично недействующим подпункта "а" пункта 12(1) Положения о регистрации и учете граждан, имеющих право на получение социальных выплат для приобретения жилья в связи с переселением из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, утв. Постановлением Правительства РФ от 10.12.2002 N 879>