Решение Верховного Суда РФ от 06.06.2018 N АКПИ18-385 Об отказе в удовлетворении заявления о признании частично недействующим абзаца второго подпункта а пункта 94 Положения о военно-врачебной экспертизе, утв. Постановлением Правительства РФ от 04.07.2013 N 565

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Именем Российской Федерации
РЕШЕНИЕ
от 6 июня 2018 г. N АКПИ18-385
Верховный Суд Российской Федерации в составе:
председательствующего судьи Верховного Суда Российской Федерации Романенкова Н.С.,
судей Верховного Суда Российской Федерации Иваненко Ю.Г., Борисовой Л.В.,
при секретаре С.В.,
с участием прокурора Масаловой Л.Ф.,
рассмотрев в открытом судебном заседании дело по административному исковому заявлению М.Я.Ж. о признании частично недействующим абзаца второго подпункта "а" пункта 94 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 г. N 565,
установил:
военно-врачебная комиссия в соответствии с подпунктом "а" пункта 94 Положения о военно-врачебной экспертизе выносит заключение о причинной связи увечий, заболеваний с формулировкой "военная травма" в случае, если увечье получено свидетельствуемым при исполнении обязанностей военной службы (служебных обязанностей).
Гражданин М.Я.Ж. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании частично недействующим абзаца второго подпункта "а" пункта 94 Положения о военно-врачебной экспертизе, ссылаясь на то, что оспариваемые положения нормативного правового акта не соответствуют части 3 статьи 68 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", частям 5, 6 статьи 43 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции", пункту 2 части 1 статьи 61 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации". Нарушение своих прав административный истец усматривает в том, что оспариваемые положения нормативного правового акта не позволяют признать военной травмой имеющееся у него психическое заболевание, возникшее в связи с проведением в отношении его служебной проверки и квалифицированное как заболевание, полученное в период службы.
Как указывает административный истец, он уволен со службы в полиции на основании заключения служебной проверки, при этом ему причинены тяжкие и длящиеся морально-материальные страдания, перетекшие в депрессию и психическое заболевание. По заключению ВВК ФКУЗ "МСЧ МВД России по Самарской области" от 17 июня 2014 г. N 2912 он признан негодным к службе в органах внутренних дел с формулировкой "заболевание получено в период военной службы". Между тем материалами уголовного дела, возбужденного 27 июля 2015 г. ОП N 21 УМВД России по г. Тольятти по факту причинения тяжкого вреда его здоровью, установлена причинная связь полученного им психического заболевания с заключением служебной проверки, но военно-врачебная комиссия отказалась пересмотреть выданное заключение.
Административный истец М.Я.Ж. и его представитель С.Г. извещены о времени и месте судебного заседания, в суд не явились, от М.Я.Ж. поступило заявление о рассмотрении дела в его отсутствие и его представителя.
Правительство Российской Федерации поручило представлять свои интересы в Верховном Суде Российской Федерации Министерству внутренних дел Российской Федерации (поручение от 27 апреля 2018 г. N СП-П4-2511).
Представители Правительства Российской Федерации П., С.Е. возражали против удовлетворения заявленных требований и пояснили суду, что оспариваемый нормативный правовой акт издан в пределах полномочий Правительства Российской Федерации, соответствует действующему законодательству и не нарушает прав административного истца на возмещение вреда, полученного в связи с выполнением служебных обязанностей.
Выслушав сообщение судьи-докладчика Романенкова Н.С., представителей административного ответчика Правительства Российской Федерации П., С.Е., исследовав материалы дела, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей, что административный иск не подлежит удовлетворению, и судебные прения, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.
Согласно части 1 статьи 25 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" военнослужащие и лица, приравненные по медицинскому обеспечению к военнослужащим, а также граждане, проходящие альтернативную гражданскую службу, имеют право на прохождение военно-врачебной экспертизы для определения годности к военной службе или приравненной к ней службе и для досрочного увольнения с военной службы или приравненной к ней службы на основании заключения военно-врачебной комиссии.
Положение о военно-врачебной экспертизе согласно части 2 статьи 61 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" утверждается Правительством Российской Федерации.
Во исполнение полномочий, предоставленных федеральным законодателем, постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 г. N 565 утверждено Положение о военно-врачебной экспертизе (далее - Положение).
В органах внутренних дел Российской Федерации военно-врачебная экспертиза проводится в целях определения годности к службе, установления причинной связи увечий (ранений, травм, контузий), заболеваний. Для проведения военно-врачебной экспертизы в органах внутренних дел создаются военно-врачебные комиссии.
Нормативный правовой акт размещен 11 июля 2013 г. на "Официальном интернет-портале правовой информации" (http://www.pravo.gov.ru), опубликован в Собрании законодательства Российской Федерации 15 июля 2013 г., N 28.
Разделом IX Положения установлен порядок определения причинной связи увечий, заболеваний с прохождением службы, в том числе у сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации.
Пункт 94 названного Положения определяет основания, при установлении которых военно-врачебная комиссия выносит заключение о причинной связи увечий (ранений, травм, контузий) и заболеваний с прохождением службы в органах, указанных в пункте 1 данного Положения.
Подпунктом "а" пункта 94 Положения установлены основания, при наличии которых военно-врачебная комиссия выносит заключение о причинной связи как увечья (ранения, травмы, контузии), так и заболевания с прохождением службы с формулировкой "военная травма" с учетом особых условий, событий и обстоятельств, когда было получено увечье или заболевание, в частности:
повышенный риск травматизма при выполнении служебных обязанностей (абзац второй подпункта "а" пункта 94 Положения);
воздействие радиоактивных веществ, источников ионизирующего излучения, компонентов ракетных топлив и иных высокотоксичных веществ, токсичных химикатов, относящихся к химическому оружию, источников электромагнитного поля и лазерного излучения, микроорганизмов I и II групп патогенности (абзац третий подпункта "а" пункта 94 Положения);
исполнение служебных обязанностей в условиях психотравмирующей обстановки (в силу значительного риска для жизни и здоровья) (абзацы четвертый и пятый подпункта "а" пункта 94 Положения).
Такое правовое регулирование соответствует пункту "а" статьи 21 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, войсках национальной гвардии Российской Федерации, и их семей", согласно которому в зависимости от причин инвалидности к инвалидам вследствие военной травмы отнесены лица, ставшие инвалидами вследствие ранения, контузии, увечья или заболевания, полученных при защите Родины, в том числе полученных в связи с пребыванием на фронте, прохождением службы за границей в государствах, где велись боевые действия, или при исполнении иных обязанностей военной службы (служебных обязанностей).
Следовательно, доводы административного истца о том, что оспариваемые положения нормативного правового акта позволяют военно-врачебной комиссии устанавливать причинную связь лишь увечий, но не заболеваний при выполнении служебных обязанностей, являются несостоятельными.
При получении сотрудником полиции в связи с выполнением служебных обязанностей увечья или иного повреждения здоровья, исключающих возможность дальнейшего прохождения службы в полиции, Федеральный закон "О полиции" предусматривает выплату ему единовременного пособия (часть 5 статьи 43).
Заключения военно-врачебной экспертизы являются обязательными для исполнения должностными лицами на территории Российской Федерации (часть 5 статьи 61 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации").
Ссылки административного истца на материалы уголовного дела N <...>, возбужденного 27 июля 2015 г. отделом дознания отдела полиции N 21 УМВД России г. Тольятти по факту причинения тяжкого вреда его здоровью, и установление причинной связи полученного им психического заболевания с заключением служебной проверки не могут служить основанием для удовлетворения заявленных требований, поскольку в соответствии со статьей 213 КАС РФ при рассмотрении административного дела об оспаривании нормативного правового акта судебное разбирательство осуществляется на предмет соответствия оспариваемого нормативного правового акта или его части нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.
Доводы административного истца о противоречии оспариваемых положений нормативного правового акта части 3 статьи 68 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" являются несостоятельными. Данная норма Федерального закона предусматривает случаи, при которых сотрудник органов внутренних дел независимо от места нахождения и времени суток считается выполняющим служебные обязанности, тогда как пункт 94 Положения определяет основания, при наличии которых военно-врачебная комиссия выносит заключение о причинной связи увечий (ранений, травм, контузий) и заболеваний с прохождением военной службы, а также службы в органах внутренних дел Российской Федерации.
Что касается ссылок административного истца на пункт "б" статьи 21 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, войсках национальной гвардии Российской Федерации, и их семей", данная норма предусматривает обязанность военно-врачебных комиссий выявлять и аргументировать отсутствие связи увечья или заболевания с исполнением обязанностей военной службы (служебных обязанностей) и не предусматривает оснований, при установлении которых военно-врачебная комиссия дает заключение о причинной связи увечий (ранений, травм, контузий) и заболеваний с прохождением службы в органах внутренних дел.
Определяя основания, при которых военно-врачебная комиссия выносит заключение о причинной связи увечий (ранений, травм, контузий) и заболеваний с прохождением военной службы, а также службы в органах внутренних дел, с формулировкой "военная травма", если увечье получено освидетельствуемым при исполнении обязанностей военной службы, пункт 94 Положения направлен на разграничение обстоятельств, наступление которых влечет за собой повреждение здоровья сотрудников органов внутренних дел и их учет в правовом регулировании отношений по социальному обеспечению названных лиц и членов их семей, вследствие чего оспариваемая норма не может рассматриваться как нарушающая права административного истца.
Административный истец, оспаривая законность абзаца второго подпункта "а" пункта 94 Положения и фактически ставит вопрос об оценке его обоснованности и целесообразности, что не является предметом судебного нормоконтроля.
В силу пункта 2 части 2 статьи 215 КАС РФ по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта судом принимается решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признается соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.
На основании изложенного и руководствуясь статьями 175, 176, 180, 215 КАС РФ, Верховный Суд Российской Федерации
решил:
в удовлетворении административного искового заявления М.Я.Ж. о признании частично недействующим абзаца второго подпункта "а" пункта 94 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 г. N 565, отказать.
Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение одного месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.
Председательствующий
судья Верховного Суда
Российской Федерации
Н.С.РОМАНЕНКОВ
Судьи Верховного Суда
Российской Федерации
Ю.Г.ИВАНЕНКО
Л.В.БОРИСОВА

Еще документы:

<Об отказе в удовлетворении заявления о признании частично недействующим подпункта "б" пункта 33 Инструкции о порядке организации обязательного государственного личного страхования сотрудников Следственного комитета Российской Федерации, оформления документов и выплаты страховых сумм и компенсаций, утв. Приказом СК России от 05.09.2012 N 58>
"О технологических документах, регламентирующих информационное взаимодействие при реализации средствами интегрированной информационной системы Евразийского экономического союза общего процесса "Формирование и ведение единого реестра радиоэлектронных средств и высокочастотных устройств, в том числе встроенных либо входящих в состав других товаров, разрешенных для ввоза на таможенную территорию Евразийского экономического союза" (вместе с "Правилами информационного взаимодействия при реализации средствами интегрированной информационной системы Евразийского экономического союза общего процесса "Формирование и ведение единого реестра радиоэлектронных средств и высокочастотных устройств, в том числе встроенных либо входящих в состав других товаров, разрешенных для ввоза на таможенную территорию Евразийского экономического союза", "Регламентом информационного взаимодействия между уполномоченными органами государств - членов Евразийского экономического союза и Евразийской экономической комиссией при реализации средствами интегрированной информационной системы Евразийского экономического союза общего процесса "Формирование и ведение единого реестра радиоэлектронных средств и высокочастотных устройств, в том числе встроенных либо входящих в состав других товаров, разрешенных для ввоза на таможенную территорию Евразийского экономического союза", "Порядком присоединения к общему процессу "Формирование и ведение единого реестра радиоэлектронных средств и высокочастотных устройств, в том числе встроенных либо входящих в состав других товаров, разрешенных для ввоза на таможенную территорию Евразийского экономического союза")
<Об отказе в удовлетворении заявления о признании недействующим Письма Минфина России от 12.02.2018 N 03-15-07/8369>
<Об отказе в удовлетворении заявления о признании частично недействующим пункта 30 Методических рекомендаций по применению основных принципов определения арендной платы при аренде земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 16 июля 2009 г. N 582, утв. Приказом Минэкономразвития России от 29.12.2017 N 710>