Решение Верховного Суда РФ от 07.05.2018 N АКПИ18-177 Об отказе в удовлетворении административного искового заявления о признании недействующим подпункта 1.7 пункта 1 приложения 1 к Положению об идентификации кредитными организациями клиентов, представителей клиента, выгодоприобретателей и бенефициарных владельцев в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма (утв. Банком России 15.10.2015 N 499-П)

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Именем Российской Федерации
РЕШЕНИЕ
от 7 мая 2018 г. N АКПИ18-177
Верховный Суд Российской Федерации в составе:
судьи Верховного Суда Российской Федерации Иваненко Ю.Г.,
при секретаре С.Г.,
с участием прокурора Масаловой Л.Ф.,
рассмотрев в открытом судебном заседании административное исковое заявление А.С. о признании недействующим подпункта 1.7 пункта 1 приложения 1 к положению Центрального банка Российской Федерации от 15 октября 2015 г. N 499-П "Об идентификации кредитными организациями клиентов, представителей клиента, выгодоприобретателей и бенефициарных владельцев в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма",
установил:
Центральным банком Российской Федерации принято Положение от 15 октября 2015 г. N 499-П "Об идентификации кредитными организациями клиентов, представителей клиента, выгодоприобретателей и бенефициарных владельцев в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" (далее - Положение). Приложением 1 к данному положению предусмотрены сведения, получаемые в целях идентификации (упрощенной идентификации) клиентов - физических лиц, идентификации представителей клиента - физических лиц, выгодоприобретателей - физических лиц и бенефициарных владельцев.
Согласно подпункту 1.7 пункта 1 приложения 1 к Положению к таким сведениям отнесен адрес места жительства (регистрации) или места пребывания.
А.С. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением, в котором просит признать не действующим подпункт 1.7 пункта 1 приложения 1 к Положению в части, допускающей идентификацию физического лица по штампу в паспорте о регистрации или иного документа о регистрации по месту жительства, ссылаясь на его противоречие статье 19 Конституции Российской Федерации, части второй статьи 3 Федерального закона от 25 июня 1993 г. N 5242-1 "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" (далее - Федеральный закон от 25 июня 1993 г. N 5242-1). Требование мотивировано тем, что на основании оспариваемого нормативного положения уполномоченным банком ему было отказано в выдаче денежных средств по платежной системе "Золотая корона", поскольку в паспорте отсутствовала отметка о регистрации. Считает, что применение оспариваемой части Положения ограничивает гражданина Российской Федерации в правах при оказании ему банковских услуг; факт регистрации по месту жительства не может предполагать факт идентификации физического лица.
Центральный банк Российской Федерации (далее также - Банк России), Министерство юстиции Российской Федерации и Федеральная служба по финансовому мониторингу в письменных возражениях пояснили, что Положение издано в соответствии с полномочием, предоставленным Банку России федеральным законом, оспариваемое нормативное положение соответствует действующему законодательству и не нарушает прав и законных интересов административного истца.
В судебном заседании представитель административного истца Ш. поддержал заявленное требование.
Представители Центрального банка Российской Федерации А.А.Р., С.М., Ч., представитель Министерства юстиции Российской Федерации П. и представитель Федеральной службы по финансовому мониторингу Б. не признали административный иск.
Выслушав объяснения представителя административного истца Шмидт В.М., возражения представителей Центрального банка Российской Федерации А.А.Р., С.М., Ч., представителя Министерства юстиции Российской Федерации П., представителя Федеральной службы по финансовому мониторингу Б., проверив оспариваемое нормативное положение на соответствие нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей необходимым в удовлетворении заявленного требования отказать, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения административного искового заявления.
В силу положений статьи 1 Федерального закона от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" (далее - Федеральный закон от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ) статус, цели деятельности, функции и полномочия Центрального банка Российской Федерации (Банка России) определяются Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ и другими федеральными законами.
По вопросам, отнесенным к его компетенции названным федеральным законом и другими федеральными законами, Банк России издает в форме указаний, положений и инструкций нормативные акты, обязательные для федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, всех юридических и физических лиц. Нормативные акты Банка России вступают в силу по истечении 10 дней после дня их официального опубликования - первой публикации их полного текста в "Вестнике Банка России" или первого размещения (опубликования) на официальном сайте Банка России в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" (www.cbr.ru). Нормативные акты Банка России должны быть зарегистрированы в порядке, установленном для государственной регистрации нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти (части первая, третья и четвертая статьи 7 Федерального закона от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ).
Федеральный закон от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" (далее - Федеральный закон от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ) предусматривает, что требования к идентификации клиентов, представителей клиента (в том числе идентификации единоличного исполнительного органа как представителя клиента), выгодоприобретателей и бенефициарных владельцев в отношении кредитных организаций определяются в соответствии с порядком, устанавливаемым Банком России по согласованию с уполномоченным органом (абзац одиннадцатый пункта 2 статьи 7). Таким органом является Федеральная служба по финансовому мониторингу (пункт 1 Положения о Федеральной службе по финансовому мониторингу, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13 июня 2012 г. N 808).
Из материалов дела следует, что Положение согласовано с Федеральной службой по финансовому мониторингу, зарегистрировано в Министерстве юстиции Российской Федерации 4 декабря 2015 г., регистрационный номер 39962, опубликовано 16 декабря 2015 г. в "Вестнике Банка России", N 115.
Следовательно, оспариваемый в части нормативный акт Банка России принят во исполнение требований федеральных законов с соблюдением порядка его принятия, формы акта, государственной регистрации и опубликования.
Абзацем вторым подпункта 1 пункта 1 статьи 7 Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ предусмотрена обязанность организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, до приема на обслуживание идентифицировать клиента, представителя клиента и (или) выгодоприобретателя, за исключением случаев, определенных пунктами 1.1, 1.2, 1.4, 1.4.1 и 1.4.2 этой статьи, установить следующие сведения в отношении физических лиц - фамилию, имя, а также отчество (если иное не вытекает из закона или национального обычая), гражданство, дату рождения, реквизиты документа, удостоверяющего личность, данные миграционной карты, документа, подтверждающего право иностранного гражданина или лица без гражданства на пребывание (проживание) в Российской Федерации, адрес места жительства (регистрации) или места пребывания, идентификационный номер налогоплательщика (при его наличии), а в случаях, предусмотренных пунктами 1.11 и 1.12 данной статьи, фамилию, имя, а также отчество (если иное не вытекает из закона или национального обычая), серию и номер документа, удостоверяющего личность, а также иную информацию, позволяющую подтвердить указанные сведения.
Таким образом, предписание в отношении физического лица об установлении адреса места жительства (регистрации) или места пребывания при идентификации клиента, представителя клиента и (или) выгодоприобретателя предусмотрено федеральным законом.
Содержание подпункта 1.7 пункта 1 приложения 1 к Положению воспроизводит требование федерального закона и, следовательно, не противоречит ему.
Оспариваемое нормативное положение не предусматривает обязанности организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, при проведении идентификации устанавливать сведения об адресе места жительства (регистрации) или места пребывания физического лица в зависимости от соответствующей отметки в паспорте гражданина Российской Федерации. Не содержит оно и указания на конкретные источники информации, на основании которых должны быть установлены данные сведения.
Более того, абзацем третьим пункта 3.2 Положения допускается, что отдельные сведения, подтверждение которых не связано с необходимостью изучения кредитной организацией правоустанавливающих документов, финансовых (бухгалтерских) документов клиента либо документов, удостоверяющих личность физического лица (например, номер телефона, факса, адрес электронной почты, иная контактная информация), могут представляться клиентом (представителем клиента) без их документального подтверждения, в том числе со слов (устно).
При изложенных обстоятельствах лишены правовых оснований доводы административного истца о противоречии оспариваемого нормативного положения статье 19 Конституции Российской Федерации о равенстве всех перед законом и судом, запрете дискриминации, а также части второй статьи 3 Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 г. N 5242-1, согласно которой регистрация или отсутствие таковой не может служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, конституциями (уставами) и законами субъектов Российской Федерации. При этом указанная норма Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 г. N 5242-1 не регулирует отношений, возникающих в связи с упоминаемой идентификацией клиента, представителя клиента и (или) выгодоприобретателя.
Довод административного истца о неправильном применении судом подпункта 1.7 пункта 1 приложения 1 к Положению при рассмотрении гражданского дела с его участием не может служить основанием для признания оспариваемого нормативного положения недействующим.
Требования административного истца о признании оспариваемого подпункта недействующим фактически основаны на его несогласии с действиями конкретного уполномоченного банка и состоявшимся решением суда. Вместе с тем проверка законности судебного постановления по конкретному гражданскому делу, включая данное в нем толкование применяемых норм права относительно установленных и доказанных обстоятельств дела, не входит в предмет судебного контроля по настоящему административному делу, а может быть осуществлена в порядке обжалования такого акта, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством.
Иные доводы административного истца, касающиеся проведения упрощенной идентификации, порядка осуществления перевода денежных средств по поручению физических лиц без открытия банковских счетов, не имеют непосредственного отношения к содержанию оспариваемого нормативного положения.
Подпункт 1.7 пункта 1 приложения 1 к Положению не нарушает прав административного истца в указанных им аспектах, соответствует федеральному закону, предписание которого воспроизводит, что по результатам рассмотрения административного искового заявления влечет принятие решения об отказе в удовлетворении заявленного требования согласно пункту 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.
Руководствуясь статьями 175 - 180, 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации
решил:
в удовлетворении административного искового заявления А.С. о признании недействующим подпункта 1.7 пункта 1 приложения 1 к положению Центрального банка Российской Федерации от 15 октября 2015 г. N 499-П "Об идентификации кредитными организациями клиентов, представителей клиента, выгодоприобретателей и бенефициарных владельцев в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" отказать.
Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.
Судья Верховного Суда
Российской Федерации
Ю.Г.ИВАНЕНКО

Еще документы:

<Об отказе в удовлетворении заявления о признании недействующим подпункта 29 пункта 3 изменений, которые вносятся в акты Правительства Российской Федерации по вопросам предоставления коммунальных услуг и содержания общего имущества в многоквартирном доме, утв. Постановлением Правительства РФ от 26.12.2016 N 1498>
<Об отказе в удовлетворении заявления о признании частично недействующими пункта 2 Приказа Минстроя России от 12.08.2016 N 560/пр "Об утверждении критериев отнесения граждан, чьи денежные средства привлечены для строительства многоквартирных домов и чьи права нарушены, к числу пострадавших граждан и правил ведения реестра пострадавших граждан", подпункта 4 пункта 10 утвержденных этим приказом Правил>
"О технологических документах, регламентирующих информационное взаимодействие при реализации средствами интегрированной информационной системы Евразийского экономического союза общего процесса "Формирование и ведение единого реестра радиоэлектронных средств и высокочастотных устройств, в том числе встроенных либо входящих в состав других товаров, разрешенных для ввоза на таможенную территорию Евразийского экономического союза" (вместе с "Правилами информационного взаимодействия при реализации средствами интегрированной информационной системы Евразийского экономического союза общего процесса "Формирование и ведение единого реестра радиоэлектронных средств и высокочастотных устройств, в том числе встроенных либо входящих в состав других товаров, разрешенных для ввоза на таможенную территорию Евразийского экономического союза", "Регламентом информационного взаимодействия между уполномоченными органами государств - членов Евразийского экономического союза и Евразийской экономической комиссией при реализации средствами интегрированной информационной системы Евразийского экономического союза общего процесса "Формирование и ведение единого реестра радиоэлектронных средств и высокочастотных устройств, в том числе встроенных либо входящих в состав других товаров, разрешенных для ввоза на таможенную территорию Евразийского экономического союза", "Порядком присоединения к общему процессу "Формирование и ведение единого реестра радиоэлектронных средств и высокочастотных устройств, в том числе встроенных либо входящих в состав других товаров, разрешенных для ввоза на таможенную территорию Евразийского экономического союза")
<Об отказе в удовлетворении заявления о признании частично недействующим подпункта "б" пункта 33 Инструкции о порядке организации обязательного государственного личного страхования сотрудников Следственного комитета Российской Федерации, оформления документов и выплаты страховых сумм и компенсаций, утв. Приказом СК России от 05.09.2012 N 58>