Решение Верховного Суда РФ от 07.12.2017 N АКПИ17-875 Об отказе в удовлетворении заявления о признании недействующим пункта 5.4 санитарно-эпидемиологических СП 3.1.2.3149-13 Профилактика стрептококковой (группы A) инфекции, утв. Постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 18.12.2013 N 66

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Именем Российской Федерации
РЕШЕНИЕ
от 7 декабря 2017 г. N АКПИ17-875
Верховный Суд Российской Федерации в составе:
судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаровой А.М.,
при секретаре Б.,
с участием прокурора Степановой Л.Е.,
рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению С. о признании недействующим пункта 5.4 санитарно-эпидемиологических СП 3.1.2.3149-13 "Профилактика стрептококковой (группы A) инфекции", утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 18 декабря 2013 г. N 66,
установил:
постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 18 декабря 2013 г. N 66 утверждены санитарно-эпидемиологические правила СП 3.1.2.3149-13 "Профилактика стрептококковой (группы A) инфекции" (далее - Правила). Нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 9 апреля 2014 г., N 31852, опубликован 23 апреля 2014 г. в "Российской газете".
Пунктом 5.4 Правил установлено, что бактериологическому обследованию на наличие возбудителя стрептококковой инфекции подлежат: больные менингитом, наружным инфекционным отитом, острым синуситом, пневмонией, инфекциями кожи и подкожной клетчатки, инфекционным миозитом, фасциитом, синдромом токсического шока, ангиной.
С. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующим приведенного положения Правил в той мере, в какой оно предписывает проводить бактериологическое обследование на наличие возбудителя стрептококковой инфекции больных инфекциями кожи только при клинической картине стрептококкового заболевания и не обязывает проводить такое обследование всех больных инфекциями кожи независимо от наличия клинической картины заболевания, вызванного стрептококковой инфекцией, как не соответствующего статьям 1, 2, 8, 33 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" (далее - Федеральный закон от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ) и нарушающего его право на санитарно-эпидемиологическое благополучие, охрану здоровья и благоприятную окружающую среду.
В обоснование заявленного требования административный истец указал, что, будучи госпитализированным в городскую больницу с инфицированной раной кожи правой стопы, он заразился заболеванием "<...>" в связи с тем, что в отношении других больных, которые, вероятно, уже являлись носителями стрептококковой инфекции, не проводилось исследование на наличие ее возбудителя при отсутствии клинической картины заболевания, вызванного стрептококковой инфекцией.
С., имеющий высшее юридическое образование, извещенный надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела, в судебное заседание не явился, просил рассмотреть дело в его отсутствие.
Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (далее - Роспотребнадзор) и Министерство юстиции Российской Федерации (далее - Минюст России) в письменных возражениях указали, что оспариваемый нормативный правовой акт утвержден Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации в пределах предоставленных ему полномочий, прошел правовую и антикоррупционную экспертизу, оспариваемая норма не противоречит нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, не нарушает прав и свобод административного истца, поскольку предметом своего регулирования имеет обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения.
Обсудив доводы административного истца, выслушав возражения представителя Роспотребнадзора М.О. и представителя Минюста России М.Р., проверив соответствие нормативного правового акта в оспариваемой части нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Степановой Л.Е., полагавшей в удовлетворении административного искового заявления отказать, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленного требования.
Статья 42 Конституции Российской Федерации и статья 8 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ закрепляют право граждан на благоприятную окружающую среду и благоприятную среду обитания, факторы которой не оказывают вредного воздействия на человека.
Под санитарно-эпидемиологическим благополучием населения в Федеральном законе от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ понимается состояние здоровья населения, среды обитания человека, при котором отсутствует вредное воздействие факторов среды обитания на человека и обеспечиваются благоприятные условия его жизнедеятельности, а под санитарно-противоэпидемическими (профилактическими) мероприятиями - организационные, административные, инженерно-технические, медико-санитарные, ветеринарные и иные меры, направленные на устранение или уменьшение вредного воздействия на человека факторов среды обитания, предотвращение возникновения и распространения инфекционных заболеваний и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений) и их ликвидацию (статья 1).
Санитарно-эпидемиологическое благополучие населения обеспечивается, в частности, посредством профилактики заболеваний в соответствии с санитарно-эпидемиологической обстановкой и прогнозом ее изменения, выполнения санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий и обязательного соблюдения гражданами, индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами санитарных правил как составной части осуществляемой ими деятельности, государственного санитарно-эпидемиологического нормирования, федерального государственного санитарно-эпидемиологического надзора (пункт 1 статьи 2 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ).
Положением о государственном санитарно-эпидемиологическом нормировании, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 24 июля 2000 г. N 554 (далее - Положение), установлено, что основной задачей государственного санитарно-эпидемиологического нормирования является установление санитарно-эпидемиологических требований, обеспечивающих безопасность для здоровья человека среды его обитания (пункт 1). Нормативными правовыми актами, устанавливающими санитарно-эпидемиологические требования, являются государственные санитарно-эпидемиологические правила (санитарные правила, санитарные правила и нормы, санитарные нормы, гигиенические нормативы), содержащие: гигиенические и противоэпидемические требования по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения, профилактики заболеваний человека, благоприятных условий его проживания, труда, быта, отдыха, обучения и питания, а также сохранению и укреплению его здоровья (пункт 2). Государственные санитарно-эпидемиологические правила устанавливают единые санитарно-эпидемиологические требования к организации и проведению санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий (пункт 3).
Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" также закрепляет, что приоритет профилактики в сфере охраны здоровья обеспечивается путем осуществления санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий (пункт 2 статьи 12).
В соответствии с положениями пункта 1 статьи 38, пункта 1 статьи 39 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ санитарные правила разрабатываются и утверждаются федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным осуществлять федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор, в связи с установленной необходимостью санитарно-эпидемиологического нормирования факторов среды обитания и условий жизнедеятельности человека в порядке, установленном положением о государственном санитарно-эпидемиологическом нормировании.
Федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным осуществлять государственный санитарно-эпидемиологический надзор в Российской Федерации, в соответствии с Положением о Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 2004 г. N 322, является Роспотребнадзор, руководитель которого является Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации.
Реализуя предоставленные полномочия, руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека - Главный государственный санитарный врач Российской Федерации утвердил Правила, устанавливающие требования к комплексу организационных, лечебно-профилактических, санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий, своевременное и полное проведение которых обеспечивает предупреждение первичных и вторичных (иммунопатологических и токсико-септических) форм стрептококковой (группы A) инфекции, которые прошли правовую и антикоррупционную экспертизу, зарегистрированы в Минюсте России и опубликованы в установленном порядке.
Таким образом, оспариваемый нормативный правовой акт утвержден Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации в пределах предоставленных ему полномочий, порядок его принятия, государственной регистрации и опубликования соблюден.
Согласно Общим положениям раздела II Правил стрептококковая (группы A) инфекция - группа антропонозных болезней, вызываемых стрептококком группы A (СГА-инфекция), преимущественно с воздушно-капельным путем передачи возбудителя, характеризующихся поражением верхних дыхательных путей, кожных покровов с местными нагноительными процессами и развитием постстрептококковых аутоиммунных и токсико-септических осложнений. Стрептококковые инфекции распространены повсеместно. В районах умеренного и холодного климата они проявляются преимущественно в форме глоточных и респираторных форм. В южных районах с субтропическим и тропическим климатом превалируют кожные поражения (импетиго). Риску развития гнойных осложнений стрептококкового генеза подвергаются пациенты с ранениями, пациенты ожоговых отделений, больные в послеоперационном периоде, а также роженицы и новорожденные (пункты 2.1, 2.10).
Стрептококки относятся к числу наиболее распространенных в природе микроорганизмов, достаточно устойчивы во внешней среде, обладает широким спектром факторов вирулентности. Среди них имеется много видов и типов, которые играют неодинаковую роль в патологии человека. Наибольшее значение в патологии человека играют стрептококки группы A и B, пневмококки. Болезни, вызываемые стрептококком группы A (СГА-инфекцией), подразделяются на первичные, вторичные и редко встречающиеся формы. К первичным формам относят стрептококковые поражения ЛОР-органов (ангины, фарингиты, острые респираторные заболевания (ОРЗ), отиты и другие), кожи (импетиго, эктима), скарлатину, рожу (пункты 2.2, 2.3).
В силу пункта 4.1 Правил диагноз глоточных и кожных форм СГА-инфекции устанавливается на основании клинической картины с учетом эпидемиологического анамнеза. Во всех случаях требуется бактериологическое подтверждение.
Бактериологическому обследованию на наличие СГА подлежат: больные ангиной, с подозрением на скарлатину, менингитом, наружным инфекционным отитом, острым синуситом, пневмонией, инфекциями кожи и подкожной клетчатки, инфекционным миозитом, фасциитом, синдромом токсического шока (пункт 4.3). Для постановки этиологического диагноза определяется видовая принадлежность стрептококков и их чувствительность к антибиотикам (пункт 4.4).
Оспариваемый пункт расположен в разделе V Правил - "Профилактические мероприятия".
Из пункта 5.1 Правил следует, что профилактические мероприятия направлены на раннюю диагностику и этиотропное лечение больных СГА-инфекцией, профилактику распространения СГА-инфекции в образовательных организациях, организациях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, медицинских организациях, организациях, оказывающих социальные услуги.
В пункте 5.4 содержатся указания для практических врачей о возможном участии в развитии перечисленных в данном пункте заболеваний кожи стрептококка. Но данная норма не предусматривает обязанности изолировать пациента с воспалительными заболеваниями кожи от других больных с инфекциями кожи в случае выявления у него в воспалительном очаге стрептококка группы A как источника инфекции.
Как пояснил представитель Роспотребнадзора, ввиду широкой распространенности стрептококков в окружающей среде такая мера не имеет практической значимости. Предусмотренные Правилами исследования проводят с целью дифференциальной диагностики заболевания, которое может быть вызвано разными микроорганизмами и назначения этиотропного лечения.
Обследование на стрептококки группы A здоровых лиц и лиц без клинических признаков болезни не проводится, так как не несет диагностической направленности, в связи с чем является нецелесообразным.
Учитывая изложенное, доводы административного истца о том, что бактериологическое обследование на наличие возбудителя стрептококковой инфекции должно проводиться не только в отношении больных, указанных в пункте 5.4 Правил, но в отношении более широкого круга лиц - всех больных инфекциями кожи независимо от наличия клинической картины заболевания, не имеют медицинского обоснования и лишены правовых оснований.
Ни одной из норм Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ, а также ни каким-либо иным нормативным правовым актам большей юридической силы оспариваемый пункт Правил не противоречит, прав административного истца на санитарно-эпидемиологическое благополучие, охрану здоровья и благоприятную окружающую среду не нарушает, поскольку направлен на предупреждение первичных и вторичных (иммунопатологических и токсико-септических) форм стрептококковой (группы A) инфекции.
С учетом изложенного и в соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации в удовлетворении заявленного требования надлежит отказать.
Руководствуясь статьями 175 - 180, 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации
решил:
в удовлетворении административного искового заявления С. о признании недействующим пункта 5.4 санитарно-эпидемиологических СП 3.1.2.3149-13 "Профилактика стрептококковой (группы А) инфекции", утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 18 декабря 2013 г. N 66, отказать.
Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.
Судья Верховного Суда
Российской Федерации
А.М.НАЗАРОВА

Еще документы:

<Об отказе в удовлетворении заявления о признании частично недействующим пункта 27 Федеральных авиационных правил "Общие правила воздушных перевозок пассажиров, багажа, грузов и требования к обслуживанию пассажиров, грузоотправителей, грузополучателей", утв. Приказом Минтранса России от 28.06.2007 N 82>
<Об отказе в удовлетворении заявления о признании частично недействующим Типового договора социального найма жилого помещения, утв. Постановлением Правительства РФ от 21.05.2005 N 315>
<Об отказе в удовлетворении заявления о признании недействующим абзаца второго пункта 6 методики исчисления размера вреда, причиненного лесам, в том числе лесным насаждениям, или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам вследствие нарушения лесного законодательства, утв. Постановлением Правительства РФ от 08.05.2007 N 273>
<Об отказе в удовлетворении заявления о признании частично недействующими пунктов 14-23 Основных положений о рекультивации земель, снятии, сохранении и рациональном использовании плодородного слоя почвы, утв. Приказом Минприроды РФ N 525, Роскомзема N 67 от 22.12.1995>