Решение Верховного Суда РФ от 09.02.2017 N АКПИ16-1372 Об отказе в удовлетворении заявления о признании частично недействующим абзаца третьего пункта 3 Правил регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации, утв. Приказом МВД России от 24.11.2008 N 1001

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Именем Российской Федерации
РЕШЕНИЕ
от 9 февраля 2017 г. N АКПИ16-1372
Верховный Суд Российской Федерации в составе:
судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаровой А.М.,
при секретаре С.,
с участием прокурора Степановой Л.Е.,
рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению И. о признании частично недействующим абзаца третьего пункта 3 Правил регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденных приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 24 ноября 2008 г. N 1001,
установил:
приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 24 ноября 2008 г. N 1001 утверждены Правила регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации (далее - Правила). Нормативный правовой акт 30 декабря 2008 г. зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации, N 13051, и опубликован 16 января 2009 г. в "Российской газете".
Пунктом 3 Правил установлено, что не подлежат регистрации в Госавтоинспекции и не проводятся регистрационные действия с транспортными средствами, если представлены транспортные средства, изготовленные в Российской Федерации, в том числе из составных частей конструкций, предметов дополнительного оборудования, запасных частей и принадлежностей, или ввезенные на ее территорию сроком более чем на шесть месяцев, без представления документов, подтверждающих проведение их сертификации в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо подтверждающих их выпуск на территории Таможенного союза без ограничений по их пользованию и распоряжению или с таможенными ограничениями, установленными таможенными органами (абзацы первый и третий).
И. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующим абзаца третьего пункта 3 Правил в части, предусматривающей, что не подлежат регистрации в Госавтоинспекции и не проводятся регистрационные действия с транспортными средствами, если представлены транспортные средства, изготовленные в Российской Федерации, в том числе из составных частей конструкций, предметов дополнительного оборудования без представления документов, подтверждающих проведение их сертификации в соответствии с законодательством Российской Федерации, полагая, что он противоречит пунктам 6 и 10, подразделам 1 и 2 раздела V технического регламента Таможенного союза "О безопасности колесных транспортных средств" (ТР ТС 018/2011), утвержденного решением Комиссии Таможенного союза от 9 декабря 2011 г. N 877 (далее - Технический регламент), а также содержит коррупционные предпосылки.
В обоснование своего требования административный истец указал, что на основании оспариваемого положения была аннулирована регистрация принадлежавшего ему транспортного средства.
И. и его представитель Ц. в судебное заседание, о времени и месте которого извещены надлежащим образом, не явились.
Министерство внутренних дел Российской Федерации (далее - МВД России) и Министерство юстиции Российской Федерации (далее - Минюст России) в письменных возражениях указали на то, что Правила изданы федеральным органом исполнительной власти в пределах его компетенции, оспариваемое положение не противоречит действующему законодательству Российской Федерации и не нарушает права административного истца.
Обсудив доводы административного истца, выслушав возражения представителей МВД России П. и Б.Ю. и представителя Минюста России Б.В., проверив оспариваемое нормативное предписание на соответствие нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Степановой Л.Е., полагавшей в удовлетворении административного искового заявления отказать, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленного требования.
Компетенция МВД России по принятию Правил ранее неоднократно проверялась Верховным Судом Российской Федерации (решения N АКПИ13-1251, АКПИ14-818, АКПИ15-268, АКПИ15-40). Судом установлено, что оспариваемый нормативный правовой акт принят федеральным органом исполнительной власти в соответствии с предоставленными ему полномочиями и с соблюдением порядка, установленного постановлением Правительства Российской Федерации от 13 августа 1997 г. N 1009.
В силу части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации, пункта 2 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
Ограничение правомочий собственника транспортного средства, выражающееся в особом правовом режиме данного источника повышенной опасности и специальных правилах допуска его в эксплуатацию, установлено Федеральным законом от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" (далее - Закон о безопасности дорожного движения), согласно пункту 3 статьи 15 которого допуск транспортных средств, предназначенных для участия в дорожном движении на территории Российской Федерации, осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации путем регистрации транспортных средств и выдачи соответствующих документов. Регистрация транспортных средств без документа, удостоверяющего его соответствие установленным требованиям безопасности дорожного движения, запрещается.
Пунктом 1 этой статьи Закона закреплено, что транспортные средства, изготовленные в Российской Федерации или ввозимые из-за рубежа сроком более чем на шесть месяцев и предназначенные для участия в дорожном движении на ее территории, а также составные части конструкций, предметы дополнительного оборудования, запасные части и принадлежности транспортных средств в части, относящейся к обеспечению безопасности дорожного движения, подлежат обязательной сертификации или декларированию соответствия в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о техническом регулировании.
Согласно пункту 4 поименованной статьи Закона после внесения изменения в конструкцию зарегистрированных транспортных средств, в том числе в конструкцию их составных частей, предметов дополнительного оборудования, запасных частей и принадлежностей, влияющих на обеспечение безопасности дорожного движения, необходимо проведение повторной сертификации или повторного декларирования соответствия.
Из изложенного следует, что нормативное правовое регулирование, закрепленное в абзаце третьем пункта 3 Правил, устанавливающее запрет на регистрацию в Госавтоинспекции и регистрационные действия с транспортными средствами, если представлены транспортные средства, изготовленные в Российской Федерации, в том числе из составных частей конструкций, предметов дополнительного оборудования, без представления документов, подтверждающих проведение их сертификации в соответствии с законодательством Российской Федерации, основано на нормах действующего законодательства и позволяет исключить из процесса дорожного движения транспортные средства, не отвечающие установленным требованиям в области обеспечения дорожного движения, а также создать дополнительные гарантии исполнения их владельцами обязательств, установленных действующим законодательством.
Довод административного истца о противоречии оспариваемой нормы пунктам 6 и 10, подразделам 1 и 2 раздела V Технического регламента основан на неправильном толковании норм материального права.
Технический регламент устанавливает требования к колесным транспортным средствам в соответствии с пунктом 16 независимо от места их изготовления при их выпуске в обращение и нахождении в эксплуатации на единой таможенной территории Таможенного союза (пункт 1).
Пункт 6 Технического регламента содержит определения понятий, которые используются для целей Технического регламента, установленные Соглашением о единых принципах и правилах технического регулирования в Республике Беларусь, Республике Казахстан и Российской Федерации от 18 ноября 2010 г., и определения терминов, применяемых этим актом.
Пунктом 10 Технического регламента установлен запрет на изготовление транспортных средств из бывших в употреблении компонентов, за исключением транспортных средств, изготавливаемых для личного пользования.
Раздел V Технического регламента регулирует порядок оценки соответствия, а его подразделы 1 и 2 регулируют порядок проверки выполнения требований к типам выпускаемых в обращение транспортных средств (шасси) и проверки выполнения требований к единичным транспортным средствам перед их выпуском в обращение.
Технический регламент, в том числе и приведенные его положения не регулируют отношения, связанные с регистрацией и проведением регистрационных действий с транспортными средствами в Госавтоинспекции, но осуществляют правовое регулирование, определяющее порядок подтверждения соответствия внесенных изменений в конструкцию транспортных средств.
Исходя из системного толкования пунктов 75, 78, 79 и 80 Технического регламента и постановления Правительства Российской Федерации от 16 октября 2015 г. N 1108 "Об уполномоченных органах Российской Федерации по обеспечению государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технического регламента Таможенного союза "О безопасности колесных транспортных средств" для внесения изменений в конструкцию транспортных средств владелец транспортного средства должен обратиться в Госавтоинспекцию с заявлением о внесении таких изменений, приложив заключение предварительной технической экспертизы конструкции транспортного средства, по которому принимается решение о выдаче свидетельства о соответствии транспортного средства с внесенными в его конструкцию изменениями требованиям безопасности.
Аналогичная позиция закреплена и во вступившем в законную силу решении Верховного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2016 г. по делу N АКПИ16-1219.
Несостоятельным является и утверждение административного истца о том, что неправомерна ссылка в оспариваемом положении на законодательство Российской Федерации, в соответствии с которым проводится сертификация транспортных средств, поскольку, по его мнению, законодательство Российской Федерации не устанавливает порядка проведения оценки (подтверждения) соответствия транспортных средств, так как установление данного порядка отнесено к ведению Таможенного союза.
Согласно статье 18 Федерального закона от 27 декабря 2002 г. N 184-ФЗ "О техническом регулировании" подтверждение соответствия осуществляется в том числе в целях удостоверения соответствия продукции, процессов проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, работ, услуг или иных объектов техническим регламентам, документам по стандартизации, условиям договоров.
Статьей 2 приведенного закона под техническим регламентом понимается документ, который принят международным договором Российской Федерации, подлежащим ратификации в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, или в соответствии с международным договором Российской Федерации, ратифицированным в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, или указом Президента Российской Федерации, или постановлением Правительства Российской Федерации.
Частью 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации закреплено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.
Таким образом, не утратившие юридическую силу технические регламенты, установленные решениями Комиссии Таможенного союза, являются составной частью правовой системы Российской Федерации, соблюдение которых гарантируется в том числе Федеральным законом от 27 декабря 2002 г. N 184-ФЗ "О техническом регулировании" и Законом о безопасности дорожного движения. Данная позиция согласуется с позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в определении от 16 июля 2015 г. N 1775-О.
Учитывая, что абзац третий пункта 3 Правил в оспариваемой части соответствует нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, не нарушает прав, свобод и законных интересов административного истца, в удовлетворении заявленного требования надлежит отказать в соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.
Руководствуясь статьями 175 - 180, 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации
решил:
в удовлетворении административного искового заявления И. о признании частично недействующим абзаца третьего пункта 3 Правил регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденных приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 24 ноября 2008 г. N 1001, отказать.
Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.
Судья Верховного Суда
Российской Федерации
А.М.НАЗАРОВА

Еще документы:

<Об отказе в удовлетворении заявления о признании недействующим последнего предложения абзаца четвертого пункта 44 Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, утв. Постановлением Правительства РФ от 06.05.2011 N 354>
"О внесении изменений в Положение о порядке осуществления карантинного фитосанитарного контроля (надзора) на таможенной границе Евразийского экономического союза"
"О внесении изменений в Решение Комиссии Таможенного союза от 15 июля 2011 г. N 710"
<Об отказе в удовлетворении заявления о признании частично недействующими подпункта "в" пункта 15, подпункта "б" пункта 24 Положения о проверке достоверности и полноты сведений, представляемых гражданами, претендующими на замещение должностей федеральной государственной службы, и федеральными государственными служащими, и соблюдения федеральными государственными служащими требований к служебному поведению, утв. Указом Президента РФ от 21.09.2009 N 1065>