Обзор правоприменительной практики за III квартал 2015 года по спорам о признании недействительными нормативных правовых актов, ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) Минфина России (на основании вступивших в законную

ОБЗОР
ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ ЗА III КВАРТАЛ 2015 ГОДА
ПО СПОРАМ О ПРИЗНАНИИ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМИ НОРМАТИВНЫХ
ПРАВОВЫХ АКТОВ, НЕНОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ, НЕЗАКОННЫМИ
РЕШЕНИЙ И ДЕЙСТВИЙ (БЕЗДЕЙСТВИЯ) МИНФИНА РОССИИ
(НА ОСНОВАНИИ ВСТУПИВШИХ В ЗАКОННУЮ СИЛУ СУДЕБНЫХ АКТОВ)
Разделом X Плана Министерства финансов Российской Федерации (далее - Минфин России, Министерство) по реализации Концепции открытости федеральных органов исполнительной власти на 2015 год предусмотрена независимая антикоррупционная экспертиза и общественный мониторинг правоприменения.
В соответствии с пунктом X.1 плана Правовым департаментом подготовлен обзор обобщенной правоприменительной практики по результатам вступивших в законную силу решений судов, арбитражных судов о признании недействительными нормативных правовых актов, ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) Минфина России.
По состоянию на 30 сентября 2015 года иных решений, кроме приведенных в обзоре за II квартал 2015 года, о признании недействительными нормативных правовых актов Минфина России по данным Минфина России не имеется.
Вместе с тем, Минфин России полагает возможным обратить внимание на административное дело, находящееся в производстве Верховного Суда Российской Федерации, по заявлению С.В.Н., В.Н.С. о признании недействующим абзаца третьего пункта 4 Правил предоставления субвенций из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на оплату жилищно-коммунальных услуг отдельным категориям граждан и осуществления расходов бюджетов субъектов Российской Федерации, источником финансового обеспечения которых являются указанные субвенции, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 декабря 2007 года N 861 (далее - Правила), представление интересов в рамках которого по поручению Правительства Российской Федерации осуществлялось Министерством финансов Российской Федерации.
Свои требования заявители обосновывают тем, что оспариваемый пункт Правил, определяя форму предоставления (а именно способ доставки) мер социальной поддержки по оплате за жилые помещения и коммунальные услуги, ограничивает способ доставки таких мер только организациями почтовой связи и кредитными организациями (без возможности доставки по месту проживания) и создает неравные условия для получения данных мер федеральными и региональными льготниками.
Министерство финансов Российской Федерации в своих возражениях указало на то, что оспариваемая норма не противоречит федеральным законам либо другим нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, не нарушает прав и свобод заявителей.
Так, статьей 17 Федерального закона от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" (далее - Федеральный закон N 181-ФЗ) установлено, что инвалидам и семьям, имеющим детей-инвалидов, предоставляется скидка не ниже 50 процентов на оплату жилого помещения государственного или муниципального жилищного фонда и оплату коммунальных услуг (независимо от принадлежности жилищного фонда), а в жилых домах, не имеющих центрального отопления, - на стоимость топлива, приобретаемого в пределах норм, установленных для продажи населению.
В соответствии со статьей 28.2 указанного Федерального закона полномочия по предоставлению мер социальной поддержки инвалидов по оплате жилого помещения и коммунальных услуг переданы Российской Федерацией органам государственной власти субъектов Российской Федерации. Средства на реализацию указанных полномочий предусматриваются в федеральном бюджете в виде субвенций. Порядок расходования и учета средств на предоставление субвенций устанавливается Правительством Российской Федерации. При этом форма предоставления указанных мер социальной поддержки определяется нормативными правовыми актами субъекта Российской Федерации.
Во исполнение указанной статьи и положений статьи 133 Бюджетного кодекса Российской Федерации вышеуказанным Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 декабря 2007 года N 861 утверждены Правила и Методика распределения субвенций из федерального бюджета между бюджетами субъектов Российской Федерации на оплату жилищно-коммунальных услуг отдельным категориям граждан.
Правительство Российской Федерации, определяя порядок предоставления субвенций из федерального бюджета, в пункте 4 Правил установило способы доставки денежных средств, выплачиваемых в целях обеспечения мер социальной поддержки по оплате жилищно-коммунальных услуг, через организации почтовой связи или банки, а также общую сумму расходов по оплате услуг почтовой связи, банковских услуг и компенсации затрат на обеспечение деятельности местных администраций и государственных (муниципальных) учреждений, в связи с осуществлением переданных им полномочий Российской Федерации.
В соответствии с пунктом 6 статьи 10 Федерального закона от 1 декабря 2014 года N 384-ФЗ "О Федеральном бюджете на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов" оплата услуг почтовой связи и банковских услуг, оказываемых банками, определяемыми органами государственной власти субъектов Российской Федерации (органами местного самоуправления) в установленном законодательством Российской Федерации порядке, по выплате денежных средств гражданам в рамках обеспечения мер социальной поддержки и (или) компенсация затрат на обеспечение деятельности исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации (местных администраций) и государственных (муниципальных) учреждений, находящихся в их ведении, в связи с осуществлением переданных им полномочий Российской Федерации могут осуществляться за счет соответствующих субвенций, предоставляемых бюджетам субъектов Российской Федерации, в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.
Таким образом, абзац третий пункта 4 Правил корреспондирует положениям статьи 10 Федерального закона "О Федеральном бюджете на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов" и как сам по себе, так и во взаимосвязи со статьей 28.2 Федерального закона N 181-ФЗ, направлен на обеспечение мер социальной поддержки инвалидов по оплате жилого помещения и коммунальных услуг и не нарушает прав заявителей на доставку компенсации расходов на оплату жилищно-коммунальных услуг на домашний адрес.
Верховный Суд Российской Федерации, проверив оспариваемое нормативное положение на соответствие нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, приняв во внимание, в том числе доводы Министерства финансов Российской Федерации, пришел к выводу о том, что Правила не противоречат федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.
Учитывая изложенное, Верховным Судом Российской Федерации в соответствии с частью 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации принято Решение от 8 июля 2015 года об отказе в удовлетворении заявления.
Обжалование в судебном порядке ненормативных
правовых актов, решений, действий (бездействия) органов
государственной власти
1. К.В.С. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим письма Федеральной налоговой службы от 20 февраля 2014 года N БС-4-11/2957 "О налогообложении доходов физических лиц" в части слов "от 17.12.2013 N 03-04-07/55742" и приложение к нему, содержащее письмо Минфина России от 17 декабря 2013 года N 03-04-07/55742.
В обоснование заявленных требований К.В.С. указывает на то, что он являлся собственником земельного участка, который впоследствии был им разделен на несколько земельных участков и продан. Между ним и налоговым органом, ссылающимся на обязательность разъяснений ФНС России, данных в названном письме, возник спор, связанный с применением к данным правоотношениям положений пункта 17.1 статьи 217 Налогового кодекса Российской Федерации.
По мнению заявителя, оспариваемым актом ФНС России осуществлено обязательное для применения налоговыми органами нормативное регулирование, которое противоречит положениям статьи 235 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Министерство финансов Российской Федерации, представители ФНС России возражали против удовлетворения заявления, ссылаясь на то, что оспариваемое письмо не является нормативным правовым актом, носит информационный характер, фактически не устанавливает для налогоплательщиков предписаний общего характера, не оказывает регулирующего воздействия на налоговые правоотношения, а доводит до сведения обязательные для налоговых органов согласно статье 32 Налогового кодекса Российской Федерации письма Минфина России.
Письмо ФНС России, являясь по форме издания ненормативным актом, фактически носит информационно-сопроводительный характер, по своему содержанию, в том числе имеющему приложение, воспроизводящее, в свою очередь, содержание актов Минфина России, не является самостоятельным актом нормативного регулирования налоговых правоотношений, в том числе актом толкования или разъяснения предписаний каких-либо существующих нормативных правовых актов налогового законодательства, не наделяет налоговые органы и иных участников налоговых правоотношений правами и обязанностями, не предусматривает никаких последствий за его несоблюдение.
Как установлено Судом, заявитель К.В.С. оспаривает Письмо ФНС России вне связи с конкретным делом, не предъявляя самостоятельных требований о признании недействующим непосредственно письма Минфина России от 17 декабря 2013 года N 03-04-07/55742. Участником налоговых правоотношений, связанных с налоговым спором или иным делом, возникшем по факту продажи земельных участков, в котором было применено письмо ФНС России от 20 февраля 2014 года N БС-4-11/2957, К.В.С. не является. Следовательно, оспариваемый в части акт не затрагивает права, свободы и охраняемые законом интересы заявителя.
Согласно пункту 1 части первой статьи 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судья отказывает в принятии искового заявления в случае, в том числе, если в заявлении, поданном от своего имени, оспариваются акты, которые не затрагивают права, свободы или законные интересы заявителя.
Верховный Суд Российской Федерации, приняв во внимание, в том числе доводы Министерства финансов Российской Федерации, руководствуясь частями четвертой и пятой статьи 152, абзацем вторым статьи 220, статьями 224, 225 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определил производство по делу по заявлению К.В.С. о признании частично недействующим письма Федеральной налоговой службы от 20 февраля 2014 года N БС-4-11/2957 "О налогообложении доходов физических лиц" прекратить.
Апелляционным определением Апелляционной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 15 сентября 2015 года N АПЛ15-371 указанное Определение Верховного Суда Российской Федерации оставлено без изменения.
2. Саморегулируемая организация аудиторов Некоммерческое партнерство "Аудиторская палата России" (далее - СРО НП "АПР") обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными приказа Министерства финансов Российской Федерации от 29 декабря 2014 года N 532 "О проведении внеплановой документарной проверки саморегулируемой организации аудиторов некоммерческого партнерства "Аудиторская палата России" и предписания от 26 февраля 2015 года N 009.
Заявитель свои требования мотивировал тем, что оспариваемые акты являются незаконными, так как при проведении внеплановой проверки Минфин России вышел за пределы своих полномочий, неправильно истолковав понятие "недостоверная информация"; избрание А.В.Т. произведено без нарушения нормативных правовых актов и внутренних документов Палаты, соответствующее решение никем не оспорено. Заявитель полагает, что Минфин России согласился с правомерностью избрания А.В.Т., включив его в состав рабочего органа Совета по аудиторской деятельности; предписание N 009, вынесенное Минфином России неисполнимо.
Министерство финансов Российской Федерации в своих возражениях указало на то, что оспариваемый приказ от 29 декабря 2014 года N 532 принят в соответствии с требованиями Федерального закона от 30 декабря 2008 года N 307-ФЗ "Об аудиторской деятельности" (далее - Федеральный закон N 307-ФЗ) и принятых в соответствии с ним иных нормативных правовых актов и в рамках установленных законодательными и иными нормативными правовыми актами полномочий Минфина России.
Согласно части 1 статьи 22 Федерального закона N 307-ФЗ государственный контроль (надзор) за деятельностью саморегулируемых организаций аудиторов осуществляет уполномоченный федеральный орган.
В соответствии с пунктом 2 Положения о государственном надзоре за деятельностью саморегулируемых организаций, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 22 ноября 2012 года N 1202, подпунктом 5.3.30 Положения о Министерстве финансов Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 2004 года N 329 (далее - Положение о Минфине России), государственный контроль (надзор) в отношении саморегулируемых организаций аудиторов осуществляется Минфином России.
Согласно части 3 статьи 22 Федерального закона N 307-ФЗ государственный контроль (надзор) за деятельностью саморегулируемых организаций аудиторов осуществляется в форме плановых и внеплановых проверок.
В соответствии с частью 6 статьи 22 Федерального закона N 307-ФЗ порядок назначения и осуществления проверки саморегулируемой организации аудиторов, а также порядок оформления ее результатов установлены Административным регламентом по исполнению Министерством финансов Российской Федерации государственной функции по осуществлению государственного контроля (надзора) за деятельностью саморегулируемых организаций аудиторов, утвержденным приказом Минфина России от 21 сентября 2011 года N 115н (далее - Административный регламент).
Согласно пункту 49 Административного регламента проверка саморегулируемой организации аудиторов назначается Министром финансов Российской Федерации (его заместителем). Решение о назначении проверки оформляется приказом.
Оспариваемым приказом от 29 декабря 2014 года N 532 назначена внеплановая документарная проверка СРО НП АПР с целью установления соблюдения требований Федерального закона N 307-ФЗ и принятых в соответствии с ним иных нормативных правовых актов, в части достоверности информации, содержащейся в представленных СРО НП АПР документах при внесении изменений в сведения о саморегулируемой организации аудиторов, внесенные в государственный реестр саморегулируемых организаций аудиторов, и в состав рабочего органа Совета по аудиторской деятельности.
В соответствии со статьей 16, частью 1 статьи 21 Федерального закона N 307-ФЗ, а также пунктами 5.2.28.9, 5.2.28.10, 5.3.36 Положения о Минфине России порядок ведения государственного реестра саморегулируемых организаций аудиторов, а также положение о рабочем органе совета по аудиторской деятельности, состав и численность рабочего органа совета по аудиторской деятельности утверждаются Минфином России.
Таким образом, Минфин России, являясь уполномоченным федеральным органом в сфере аудиторской деятельности, наделен полномочиями по осуществлению контроля (надзора) за деятельностью саморегулируемых организаций аудиторов, в том числе контроля за соблюдением саморегулируемыми организациями аудиторов требований Федерального закона N 307-ФЗ и принятых в соответствии с ним иных нормативных правовых актов.
Согласно Акту проверки N 1 в ходе проведения проверки установлено, что СРО НП АПР письмом от 4 августа 2014 года N 1-3-2/3999 (вх. N 4-88054 от 7 августа 2014 года) представила в Минфин России заявление о внесении изменений в сведения о некоммерческой организации, внесенные в государственный реестр саморегулируемых организаций аудиторов, в части изменения сведений о руководителе постоянно действующего коллегиального органа управления СРО НП АПР - Центрального Совета СРО НП АПР.
Согласно данному заявлению в соответствии с решением Центрального Совета СРО НП АПР от 31 июля 2014 года руководителем Центрального Совета СРО НП АПР избран А.В.Т.
Исходя из положений статьи 21 Федерального закона N 307-ФЗ и пункта 8 Положения о ведении реестра саморегулируемых организаций аудиторов, утвержденного приказом Минфина России от 30 апреля 2009 года N 41н (далее - Положение о ведении реестра), представляемая саморегулируемыми организациями аудиторов для внесения в реестр информация должна быть достоверной и соответствовать установленным законодательством требованиям.
При проведении проверки установлено, что заявление СРО НП АПР, представленное в Минфин России письмом от 4 августа 2014 года N 1-3-2/3999, содержало недостоверные сведения касательно руководителя Центрального Совета СРО НП АПР, то есть сведения, не соответствующие действительности, в связи с тем, что А.В.Т. не был избран в установленном порядке руководителем Центрального Совета СРО НП АПР.
Как установлено проверкой, избрание руководителя Центрального Совета СРО НП АПР отнесено Уставом СРО НП АПР к компетенции Общего собрания членов СРО НП АПР, а не Центрального Совета СРО НП АПР (ст. 23, 29 и 30 Устава СРО НП АПР). Кроме того, согласно протоколу Общего собрания членов СРО НП АПР от 23 мая 2014 года N 15 голосование по вопросу о поручении Центральному Совету СРО НП АПР избрать на своем заседании исполняющего обязанности руководителя (Президента) Центрального Совета СРО НП АПР из числа членов Центрального Совета СРО НП АПР сроком до очередного Общего собрания членов СРО НП АПР не проводилось, что является нарушением п. 29.3 ст. 29 Устава СРО НП АПР и п. 9.5 Регламента подготовки и проведения Общего собрания членов СРО НП АПР, утвержденного Советом СРО НП АПР 9 августа 2010 года (протокол N 59).
Таким образом, представление в Минфин России недостоверных сведений относительно руководителя Центрального Совета СРО НП АПР является нарушением требований, установленных Федеральным законом N 307-ФЗ и Положением о ведении реестра.
Согласно Акту проверки N 1 СРО НП АПР письмами от 04.08.2014 N 1-3-2/4000 (вх. N 4-88053 от 07.08.2014) и от 25.08.2014 N 1-3-2/4182 (вх. 4-94978 от 25.08.2014) направило в Минфин России информацию об изменении в составе рабочего органа Совета по аудиторской деятельности, предусматривающую включение в состав рабочего органа руководителя СРО НП АПР А.В.Т.
В соответствии с приказом Минфина России от 29.08.2014 N 269 "О внесении изменений в приказ Министерства финансов Российской Федерации от 20 апреля 2011 года N 149 "О составе рабочего органа совета по аудиторской деятельности и его численности" соответствующие изменения были произведены.
В ходе проверки установлено, что СРО НП АПР при направлении в Минфин России заявлений о внесении изменений в состав рабочего органа Совета по аудиторской деятельности, в нарушение требований, установленных частью 13 статьи 16 Федерального закона N 307-ФЗ, представило документы, содержащие недостоверную информацию о руководителе Центрального Совета СРО НП АПР, учитывая допущенные нарушения порядка избрания А.В.Т.
В соответствии с частью 8 статьи 22 Федерального закона N 307-ФЗ в случае выявления нарушений саморегулируемой организацией аудиторов требований Федерального закона N 307-ФЗ и принятых в соответствии с ним иных нормативных правовых актов Минфин России по результатам проверки может вынести предписание, обязывающее саморегулируемую организацию аудиторов устранить выявленные по результатам такой проверки нарушения и устанавливающее сроки устранения таких нарушений.
Согласно предписанию N 009 СРО НП АПР в срок не позднее 20 марта 2015 года надлежало устранить выявленные нарушения требований Федерального закона N 307-ФЗ и принятых в соответствии с ним нормативных правовых актов путем представления в Минфин России документов, содержащих достоверную информацию о руководителе Центрального Совета СРО НП АПР.
Учитывая, что выявленные Минфином России нарушения выразились в действиях СРО НП АПР по предоставлению в Минфин России недостоверных сведений о руководителе Центрального Совета СРО НП АПР, для исполнения предписания Заявителю надлежит представить сведения о руководителе СРО НП АПР, избранном в установленном порядке, либо об отсутствии такового.
С учетом изложенного суд пришел к выводу, что предписание содержит четкое и конкретное указание, не допускающее его двоякого толкования и является исполнимым, кроме того, все процессуальные требования к процедуре выдачи предписания, предусмотренные Федеральным законом N 307-ФЗ и принятыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами, Минфином России соблюдены.
Таким образом, со стороны Минфина России, отсутствуют нарушения Федерального закона N 307-ФЗ и иных нормативных правовых актов при издании приказа от 29 декабря 2014 года N 532 "О проведении внеплановой документарной проверки саморегулируемой организации аудиторов некоммерческого партнерства "Аудиторская палата России" и выдаче предписания N 009.
На основании изложенного, Судом в удовлетворении заявления Саморегулируемой организации аудиторов Некоммерческое партнерство "Аудиторская палата России" отказано.
Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 8 сентября 2015 года решение Арбитражного суда города Москвы от 18 июня 2015 года по делу N А40-45486/15 оставлено без изменения, апелляционная жалоба Саморегулируемой организации аудиторов Некоммерческого партнерства "Аудиторская палата России" - без удовлетворения.
3. Заявители К.Р.Х., К.Н.С. обратились в Тушинский районный суд г. Москвы с заявлением об оспаривании действий Министерства финансов Российской Федерации.
В обоснование заявления указали, что Минфин России препятствует им в реализации их прав и свобод, предусмотренных Федеральным законом от 1 июня 1995 года N 86-ФЗ "О государственных долговых товарных обязательствах" и Федеральным законом от 2 мая 2006 года N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации", а также условиям договора государственного займа по облигациям, а именно: отказывает в погашении купленных ими в 1990 году на территории Республики Узбекистан облигаций государственного целевого беспроцентного займа СССР.
Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении заявления, суд руководствовался отсутствием оснований для признания действий Минфина России незаконными, кроме того указал на пропуск заявителями срока обращения в суд.
В соответствии со статьями 1, 2 Федерального закона от 1 июня 1995 года N 86-ФЗ "О государственных долговых товарных обязательствах" признаются государственные долговые товарные обязательства в виде облигаций государственных целевых беспроцентных займов на приобретение товаров народного потребления, включая легковые автомобили, целевых чеков на приобретение легковых автомобилей, целевых вкладов на приобретение легковых автомобилей государственным внутренним долгом Российской Федерации.
Государственные долговые товарные обязательства, указанные в статье 1 настоящего Федерального закона, перед гражданами Российской Федерации, другими лицами, заключившими указанные обязательства на территории Российской Федерации, их законными наследниками подлежат исполнению надлежащим образом в соответствии с нормами действующего Гражданского кодекса Российской Федерации. По государственным долговым товарным обязательствам, указанным в статье 1 настоящего Федерального закона, устанавливается трехгодичный срок исковой давности, который исчисляется с 1 августа 2009 года.
В соответствии со статьей 8 Федеральный закон от 2 мая 2006 года N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" гражданин направляет письменное обращение непосредственно в тот государственный орган, орган местного самоуправления или тому должностному лицу, в компетенцию которых входит решение поставленных в обращении вопросов. Письменное обращение подлежит обязательной регистрации в течение трех дней с момента поступления в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу. Письменное обращение, содержащее вопросы, решение которых не входит в компетенцию данных государственного органа, органа местного самоуправления или должностного лица, направляется в течение семи дней со дня регистрации в соответствующий орган или соответствующему должностному лицу, в компетенцию которых входит решение поставленных в обращении вопросов, с уведомлением гражданина, направившего обращение, о переадресации обращения, за исключением случая, указанного в части 4 статьи 11 настоящего Федерального закона.
Частью 1 статьи 12 Федерального закона N 59-ФЗ установлено, что письменное обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией, рассматривается в течение 30 дней со дня регистрации письменного обращения.
Согласно статье 254 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации гражданин, организация вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считают, что нарушены их права и свободы. Гражданин, организация вправе обратиться непосредственно в суд или в вышестоящий в порядке подчиненности орган государственной власти, орган местного самоуправления, к должностному лицу, государственному или муниципальному служащему.
Как установлено судом с заявлением об оспаривании ответов Минфина России от 1 июня 2012 года и 15 августа 2014 года заявители обратились в суд 19 января 2015 года, то есть с пропуском установленного статьей 256 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации трехмесячного срока. Каких-либо подтвержденных документально доказательств, свидетельствующих об уважительности пропуска срока обращения в суд, заявители в суд не представили.
При установлении факта пропуска без уважительных причин указанного срока суд, исходя из положений части 6 статьи 152, части 4 статьи 198 и части 2 статьи 256 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, отказывает в удовлетворении заявления в предварительном судебном заседании или в судебном заседании, указав в мотивировочной части решения только на установление судом данного обстоятельства.
Апелляционным определением Судебной коллегии по административным делам Московского городского суда от 26 августа 2015 года решение Тушинского районного суда г. Москвы от 25 марта 2015 года оставлено без изменения, апелляционная жалоба - без удовлетворения.
4. В Тверской районный суд города Москвы с заявлением о признании незаконным бездействие Министра финансов Российской Федерации А.Г. Силуанова, выразившегося в нерассмотрении запроса адвоката от 4 февраля 2015 года N 3077 в сроки и в порядке, установленных статьей 6 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", обратился И.Э.В. в интересах С.Д.А.
Заявитель мотивировал свои требования тем, что в целях оказания квалифицированной юридической помощи С.Д.А., формирования линии защиты и установления обстоятельств, исключающих преступность в действиях С.Д.А. и офицеров ГУЭБиПК МВД России, в соответствии со статьями 24 и 33 Конституции Российской Федерации, пункта 3 части 3 статьи 86 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, статьи 6 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" был направлен запрос от 4 февраля 2015 года исх. N 3077 Министру финансов Российской Федерации о предоставлении необходимой информации, который, по его мнению, в нарушение указанных статей Конституции Российской Федерации и федеральных законов необоснованно уклонился от их исполнения и не предоставил ответ по поставленным вопросам, что повлекло нарушение его прав, а также существенное нарушение прав и свобод С.Д.А.
Министерство финансов Российской Федерации в своих возражениях указало на то, что письмом Минфина России от 16 февраля 2015 года N 08-04-05/6895 в адрес Элитарной коллегии адвокатов "ЭВИС&ЛЕГЕС" адвокату И.Э.В. был направлен мотивированный ответ, в котором в частности сообщалось, что последний не лишен возможности обратиться непосредственно к указанным им в запросе гражданам, при отсутствии возражений с их стороны, за получением необходимой информации о событиях и обстоятельствах, имеющих отношение к частной жизни непосредственно к указанным И.Э.В. в запросе гражданам.
Данные рекомендации обусловлены тем, что И.Э.В. принимались меры к получению сведений о третьих лицах и реализации ими своих конституционных прав на судебную защиту и их результатах.
При этом из запроса не ясны цель получения информации о других физических лицах, представителем которых И.Э.В. не является, применительно к вопросу защиты интересов С.Д.А. и форма ее использования, а также каким образом обозначенные сведения влияют на права и свободы его доверителя.
Учитывая изложенное и исходя из того, что положения статьи 6 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" прямо не предусматривают право адвоката запрашивать сведения о третьих лицах, представителем которых он не является, и которому бы корреспондировала обязанность органов государственной власти предоставлять такие данные, Минфин России полагал, что, в том случае, если обозначенные в запросе сведения имеют значение для представления интересов С.Д.А., он имеет возможность запросить необходимые данные непосредственно у указанных им граждан.
Статьей 23 Конституции Российской Федерации установлено право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.
Согласно статье 24 Конституции Российской Федерации сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.
Исходя из данных конституционных положений, Министерством финансов Российской Федерации по существу были приняты меры по предупреждению нарушений интересов третьих лиц.
В судебном заседании И.Э.В., действующий в интересах С.Д.А., заявил об отказе от требований.
Суд, руководствуясь статьей 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определил производство по делу по заявлению С.Д.А. на действия (бездействие) Министра финансов Российской Федерации А.Г. Силуанова прекратить (определение Тверского районного суда города Москвы от 22 мая 2015 года).
5. Д.В.В. обратился в Магаданский городской суд Магаданской области с иском к Министерству финансов Российской Федерации о компенсации морального вреда, причиненного в результате несвоевременного перенаправления его обращения от 11 августа 2014 года в ФНС России.
Истец мотивировал свои требования тем, что письмом Минфина России от 17 сентября 2014 года истцу сообщено, что решение поставленных в обращении от 11 августа 2014 года вопросов не входит в компетенцию Минфина России. Фактически обращение направлено в ФНС России с нарушением срока установленного Федеральным законом от 2 мая 2006 года N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации".
Минфин России в своих возражениях указал на то, что вступившим в законную силу решением Магаданского городского суда от 15 октября 2014 года по гражданскому делу N 2-4981/2015 Д.В.В. отказано в удовлетворении заявления о признании незаконным бездействия Минфина России, выразившегося в ненаправлении его заявления от 11 августа 2014 года в государственные органы, в компетенцию которых входит решение поставленных в обращении вопросов.
Решением Магаданского городского суда Магаданской области от 16 апреля 2015 года исковые требования Д.В.В. удовлетворены частично: с Министерства финансов Российской Федерации взыскана компенсация морального вреда в размере 20000 рублей.
Судебная коллегия по гражданским делам Магаданского областного суда установила, что суд первой инстанции при принятии решения об удовлетворении исковых требований не учел доводы Минфина России о наличии вступившего в законную решения Магаданского городского суда от 15 октября 2014 года по гражданскому делу N 2-4981/2015.
Учитывая изложенное, руководствуясь статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Магаданского областного суда апелляционным определением отменила решение Магаданского городского суда Магаданской области от 16 апреля 2015 года по делу N 2-1214/2015, в иске отказала.

Еще документы: