Обзор судебной практики по делам об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 5.26 Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях Кодекса Российской Федерации об административных право (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.06.2019)

Утвержден
Президиумом Верховного Суда
Российской Федерации
26 июня 2019 года
ОБЗОР
СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ
ПРАВОНАРУШЕНИЯХ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТАТЬЕЙ 5.26 "НАРУШЕНИЕ
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О СВОБОДЕ СОВЕСТИ, СВОБОДЕ ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ
И О РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЯХ" КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ
В соответствии с Конституцией Российской Федерации каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними (статья 28).
Право на свободу совести и религии признается международно-правовыми актами, являющимися составной частью правовой системы Российской Федерации (статья 18 Международного пакта о гражданских и политических правах, статья 9 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).
Религиозная свобода, являясь одной из важнейших форм духовно-нравственного самоопределения личности и внутренним делом каждого, не может ограничиваться исключительно пространством личной (частной) жизни и получает свою реализацию во внешней сфере, в том числе в массовых коллективных формах <1>. Поэтому свобода совести и вероисповедания неразрывно связана с другими правами и свободами, закрепленными Конституцией Российской Федерации, прежде всего с правом каждого на объединение (статья 30).
--------------------------------
<1> См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2012 года N 30-П "По делу о проверке конституционности положений пункта 5 статьи 16 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" и пункта 5 статьи 19 Закона Республики Татарстан "О свободе совести и о религиозных объединениях" в связи с жалобой Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации".
Правоотношения в области прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания регулируются Федеральным законом от 26 сентября 1997 года N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" (далее - Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях").
Право человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов человека и гражданина, обеспечения обороны страны и безопасности государства (пункт 2 статьи 3 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях").
Как неоднократно указывал в своих решениях Конституционный Суд Российской Федерации, государство вправе предусматривать определенные преграды, в том числе вводить посредством антиэкстремистского законодательства определенные ограничения свободы совести и вероисповедания, свободы слова и права на распространение информации с тем, чтобы не допускать легализацию сект, нарушающих права человека и совершающих незаконные и преступные деяния, а также воспрепятствовать миссионерской деятельности (в том числе с проблемой прозелитизма), если она не совместима с уважением к свободе мысли, совести и религии других и к иным конституционным правам и свободам <2>.
--------------------------------
<2> См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 ноября 1999 года N 16-П "По делу о проверке конституционности абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона от 26 сентября 1997 года "О свободе совести и о религиозных объединениях" в связи с жалобами Религиозного общества Свидетелей Иеговы в городе Ярославле и религиозного объединения "Христианская церковь Прославления", определение Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июля 2013 года N 1053-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кочемарова Владислава Сергеевича на нарушение его конституционных прав положениями пунктов 1 и 3 статьи 1 и части третьей статьи 13 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности".
В рамках выполнения пункта 5 перечня поручений Президента Российской Федерации от 20 февраля 2019 года N Пр-233 по итогам заседания Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Верховным Судом Российской Федерации изучена судебная практика по делам об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 5.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ), за период с 2016 по 2018 год.
В соответствии с частью 1 статьи 23.1 КоАП РФ рассмотрение дел об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 5.26 данного кодекса, отнесено к исключительной компетенции судей. При этом дела, возбужденные по частям 1 - 4 названной статьи, подлежат рассмотрению мировыми судьями, по части 5 той же статьи - судьями районного суда в связи с наличием в санкции указанной части дополнительного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации (абзац второй части 3 статьи 23.1 КоАП РФ).
Из изученных в ходе обобщения 550 судебных актов следует, что при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 5.26 КоАП РФ, судьи руководствуются Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом "О свободе совести и о религиозных объединениях", Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, а также учитывают правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека. При этом в большинстве случаев судьи привлекают к участию в производстве по делу специалистов, обладающих специальными познаниями в сфере религиозных отношений, для исследования изображений, текстов и иных материалов.
Проведенное обобщение позволило выделить следующие основные вопросы применения положений статьи 5.26 КоАП РФ.
1. Объективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 5.26 КоАП РФ, заключается в действиях (бездействии) по воспрепятствованию осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе принятию религиозных или иных убеждений или отказу от них, а также вступлению в религиозное объединение или выходу из него.
При этом миссионерская деятельность, направленная на распространение информации о вероучении религиозного объединения среди лиц, не являющихся участниками данного религиозного объединения, в целях вовлечения указанных лиц в состав его участников (членов, последователей), осуществляемая с нарушением требований законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях, не охватывается указанным выше составом административного правонарушения, однако в зависимости от субъекта административного правонарушения может быть квалифицирована по части 4 или 5 названной статьи КоАП РФ.
В отношении гражданки Н. было возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 5.26 КоАП РФ. Поводом к возбуждению дела явилось обращение жителей села к участковому уполномоченному полиции с жалобой на то, что в этом населенном пункте гражданка Н. распространяла среди жителей листовки религиозного характера и рассказывала о вероисповедании религиозной организации, последователем которой она являлась.
Рассматривая указанное дело, мировой судья пришел к выводу о том, что действия Н. не были направлены на воспрепятствование осуществлению права других лиц на свободу совести и свободу вероисповедания, в связи с чем прекратил производство по делу об административном правонарушении ввиду отсутствия состава административного правонарушения (пункт 2 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ) и невозможности переквалификации действий Н. на иную часть указанной статьи КоАП РФ из-за недопустимости ухудшения положения лица. Данное постановление мирового судьи не обжаловано и вступило в законную силу.
2. При рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных частью 2 статьи 5.26 КоАП РФ, подлежит установлению умысел лица на публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики.
С. на своей персональной интернет-странице в социальной сети, доступной для просмотра неопределенным кругом лиц, разместил изображения видоизмененных предметов религиозного почитания, а также знаков и эмблем мировоззренческой символики и атрибутики, в числе которых, в частности, провокационное изображение образа Иисуса Христа, грубо нарушающее религиозные чувства верующих.
В ходе судебного рассмотрения дела об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 5.26 КоАП РФ, мировой судья в числе доказательств по делу исследовал письменные пояснения священника Русской Православной Церкви, в которых отмечалось, что данные изображения являются прямым осквернением святыни и унижением чувств верующих христиан.
Согласно пояснениям С., размещая указанные образы на своей интернет-странице в социальной сети, он осознавал, что они привлекают к себе внимание окружающих и направлены на осквернение святыни, религиозных символов и атрибутов.
На основании представленных по делу доказательств мировым судьей вынесено постановление о признании С. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 5.26 КоАП РФ, с назначением ему административного наказания в виде административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей. Данное постановление не обжаловано и вступило в законную силу.
3. Субъектом административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 5.26 КоАП РФ, наряду с физическим лицом может являться должностное лицо.
В ходе рассмотрения дела об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 5.26 КоАП РФ, в отношении должностного лица - генерального директора общества с ограниченной ответственностью (далее - общество) мировым судьей установлено следующее: в помещении бара, принадлежащего обществу, были размещены две статуи Будды, а для гостей предлагались к употреблению алкогольные напитки с названиями "Будда", "Будда 2".
Согласно пояснениям кандидата социологических наук, заведующего учебной частью духовной семинарии, преподавателя курса "История религий", привлеченного к участию в деле в качестве специалиста, размещенные в баре статуи являются статуями Будды Шакьямуни - почитаемыми символами в тибетском буддизме, исповедуемом на территории России бурятами, калмыками и тувинцами, и используемыми в культовой деятельности как объекты поклонения; такие статуи могут находиться только в храмах, несут большую духовную и религиозную ценность и являются объектами поклонения у буддистов России и всего мира; использование в наименовании алкогольных напитков религиозных символов, а также нахождение указанных статуй в питейных и развлекательных заведениях недопустимо с точки зрения людей, исповедующих религию буддизм, и оскорбляет их чувства.
Из объяснений генерального директора следовало, что он осознавал, что Будда является символом буддизма, а потому использование в названиях алкогольных напитков его имени и размещение его статуй в баре может расцениваться как осквернение святыни, но относился к этому безразлично; вину в совершении административного правонарушения признал и обещал устранить нарушения.
С учетом изложенного мировой судья пришел к выводу о наличии в действиях генерального директора состава административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 5.26 КоАП РФ.
В 2016 году Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" дополнен главой III.1 "Миссионерская деятельность", регулирующей вопросы осуществления миссионерской деятельности в Российской Федерации <3>.
--------------------------------
<3> См.: Федеральный закон от 6 июля 2016 года N 374-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О противодействии терроризму" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности".
Под миссионерской деятельностью религиозного объединения применительно к отношениям, регулируемым положениями Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях", понимается деятельность, которая, во-первых, осуществляется особым кругом лиц (религиозное объединение, его участники, иные граждане и юридические лица в установленном порядке), во-вторых, направлена на распространение информации о своем вероучении (его религиозных постулатах) среди лиц, не являющихся участниками (членами, последователями) данного религиозного объединения, в-третьих, имеет целью вовлечение названных лиц в состав участников (членов, последователей) религиозного объединения посредством обращения к их сознанию, воле, чувствам, в том числе путем раскрытия лицом, осуществляющим миссионерскую деятельность, собственных религиозных воззрений и убеждений. Системообразующим признаком миссионерской деятельности является публичное распространение гражданами, их объединениями информации о конкретном религиозном вероучении среди лиц, не являющихся его последователями, которые вовлекаются в их число, в том числе в качестве участников конкретных религиозных объединений (статья 24.1).
При этом публичное распространение информации о конкретном религиозном вероучении, нацеленное на нейтральное информирование окружающих о религиозном объединении, его деятельности, не может расцениваться как миссионерская деятельность. Под понятие миссионерской деятельности не подпадает также размещение в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" ссылок на специализированные интернет-ресурсы религиозных объединений, поскольку такие ссылки не вводят пользователей в заблуждение относительно открываемой с их помощью информации и не препятствуют им в доступе к интересующим их материалам <4>.
--------------------------------
<4> См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 13 марта 2018 года N 579-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Степанова Сергея Николаевича на нарушение его конституционных прав пунктом 1 статьи 24.1, пунктом 2 статьи 24.2 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" и частью 4 статьи 5.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях".
Одновременно с положениями о регулировании миссионерской деятельности, внесенными в Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях", были внесены изменения в КоАП РФ, в соответствии с которыми статья 5.26 названного кодекса дополнена частями 3 - 5, устанавливающими ответственность за осуществление миссионерской деятельности с нарушением требований закона.
Так, частью 3 предусмотрена административная ответственность за осуществление религиозной организацией деятельности без указания своего официального полного наименования; частью 4 - за осуществление миссионерской деятельности с нарушением требований законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях; частью 5 - за нарушение, предусмотренное частью 4 этой статьи, совершенное иностранным гражданином или лицом без гражданства.
4. Осуществление религиозной организацией деятельности без указания своего официального полного наименования влечет административную ответственность по части 3 статьи 5.26 КоАП РФ.
Под религиозным объединением Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" понимает добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и обладающее соответствующими этой цели признаками: вероисповедание; совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний; обучение религии и религиозное воспитание своих последователей. Религиозные объединения могут создаваться в форме религиозных групп или религиозных организаций (пункты 1 и 2 статьи 6).
В соответствии с пунктом 1 статьи 8 названного федерального закона религиозной организацией признается добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и в установленном порядке зарегистрированное в качестве юридического лица. При осуществлении своей деятельности религиозная организация обязана указывать свое полное наименование, которое должно содержать сведения о ее вероисповедании (пункт 8).
В ходе рассмотрения дела об административном правонарушении мировым судьей было установлено, что религиозная организация зарегистрирована в реестре юридических лиц и должна осуществлять свою деятельность по конкретному адресу. Вместе с тем на момент проверки по данному адресу отсутствовала какая-либо информация о том, что по указанному адресу находится и осуществляет свою деятельность эта религиозная организация. Указанное обстоятельство подтверждено собранными по делу доказательствами и не отрицалось уполномоченным представителем религиозной организации.
Исследовав материалы дела, мировой судья пришел к выводу о том, что религиозная организация осуществляла деятельность без указания своего официального полного наименования, то есть совершила административное правонарушение, предусмотренное частью 3 статьи 5.26 КоАП РФ.
5. Частью 3 статьи 5.26 КоАП РФ установлена административная ответственность за выпуск или распространение религиозной организацией в рамках миссионерской деятельности литературы, печатных, аудио- и видеоматериалов без указания своего полного официального наименования или с неполной либо заведомо ложной маркировкой.
В соответствии с пунктом 3 статьи 17 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" литература, печатные, аудио- и видеоматериалы, выпускаемые религиозной организацией, а также распространяемые в рамках осуществления от ее имени миссионерской деятельности, должны иметь маркировку с официальным полным наименованием данной религиозной организации.
Перечень издательской продукции, аудио- и видеоматериалов религиозного назначения утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 31 марта 2001 года N 251 <5>.
--------------------------------
<5> См.: Постановление Правительства Российской Федерации от 31 марта 2001 года N 251 "Об утверждении перечня предметов религиозного назначения и религиозной литературы, производимых и реализуемых религиозными организациями (объединениями), организациями, находящимися в собственности религиозных организаций (объединений), и хозяйственными обществами, уставной (складочный) капитал которых состоит полностью из вклада религиозных организаций (объединений), в рамках религиозной деятельности, реализация (передача для собственных нужд) которых освобождается от обложения налогом на добавленную стоимость".
В соответствии с данным перечнем к продукции религиозного назначения относятся: богослужебная литература, в том числе Священное Писание, чинопоследования, указания, ноты, служебники, требники, чиновники, канонники, минеи, а также молитвословы, религиозные календари, помянники, святцы; богословские, религиозно-образовательные и религиозно-просветительские книжные издания; официальная бланковая и листовая продукция религиозных организаций, в том числе отдельные молитвы, канонические изображения, изречения, открытки и конверты религиозных организаций, патриаршие и архиерейские послания и адреса, грамоты, приглашения, дипломы духовных учебных заведений, свидетельства о совершении таинств и паломничества; аудио- и видеоматериалы, иллюстрирующие вероучение и соответствующую ему практику, в том числе богослужения, религиозные обряды, церемонии и паломничество; аудио- и видеоматериалы богословского и религиозно-образовательного содержания (кроме анимационных, игровых (художественных) фильмов), содержащие пособия по обучению религии и религиозному воспитанию.
Маркировке подлежат литература, печатные, аудио- и видеоматериалы, как имеющие, так и не имеющие религиозного назначения.
Понятие "маркировка", используемое в статье 17 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях", означает исключительно нанесение в произвольной форме (в печатном, рукописном или ином виде) полного официального наименования данной организации на любые материалы - как выпускаемые ею, так и выпущенные иными организациями, но используемые ею при осуществлении своей миссионерской деятельности. В тех случаях, когда материалы распространяются религиозной организацией в рамках миссионерской деятельности, но созданы (выпущены) иной религиозной организацией, требуется наличие двух маркировок: той религиозной организации, которая непосредственно издала (произвела) материалы, и той, которая приобрела их для использования в своей миссионерской деятельности.
Таким образом, маркировке подлежат те материалы, которые выпускаются религиозной организацией, а также те, которые не были ею выпущены, но распространяются в рамках осуществления от ее имени миссионерской деятельности вне мест, специально предназначенных для осуществления религиозной деятельности <6>.
--------------------------------
<6> См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 7 декабря 2017 года N 2793-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы религиозной организации "Религиозная христианская организация "Армия спасения" в городе Владивостоке" на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 3 статьи 17 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" и частью 3 статьи 5.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях".
Основанием для привлечения местной религиозной организации к административной ответственности по части 3 статьи 5.26 КоАП РФ явилось распространение ею на интернет-сайтах "VK.com", "Youtube.com" литературы и видеоматериалов, не имевших маркировки с официальным полным наименованием данной организации.
Изучив обстоятельства дела об административном правонарушении, мировой судья пришел к выводу о том, что местная религиозная организация нарушила положения пункта 3 статьи 17 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях", совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное указанной выше нормой КоАП РФ.
6. Под распространением религиозной литературы и материалов религиозного назначения в рамках миссионерской деятельности следует понимать не только вручение данных материалов конкретным лицам, но и обеспечение свободного доступа к этой литературе и материалам неопределенного круга лиц вне мест, специально предназначенных для осуществления религиозной деятельности.
Постановлением мирового судьи религиозная организация привлечена к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 5.26 КоАП РФ.
При рассмотрении дела об административном правонарушении мировой судья установил, что в ходе проведенной прокуратурой проверки деятельности религиозной организации в помещении организации, не предназначенном для осуществления религиозной деятельности, была обнаружена литература, не имевшая маркировки с названием данной организации. При этом судебные инстанции отклонили доводы религиозной организации о том, что религиозная литература находилась в принадлежащем ей помещении и на момент проведения проверки ее никто не распространял, отметив, что литература находилась в свободном доступе для всех граждан, посещающих данную религиозную организацию, а не только для ее членов, что может расцениваться как распространение религиозной литературы.
7. К административной ответственности по части 3 статьи 5.26 КоАП РФ может быть привлечен только специальный субъект - религиозная организация.
Постановлением мирового судьи, оставленным без изменения решением вышестоящего суда, Ш. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 5.26 КоАП РФ, с назначением административного наказания в виде административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей с конфискацией литературы.
Основанием для признания Ш. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного указанной нормой, послужили изложенные в протоколе об административном правонарушении доводы о том, что Ш., являясь генеральным директором и пастором местной религиозной организации, допустил распространение в рамках миссионерской деятельности литературы без маркировки, содержащей наименование данной религиозной организации.
Судья вышестоящей инстанции не согласился с вынесенными в отношении Ш. решениями по делу об административном правонарушении, указав, что судебные инстанции, рассматривающие данное дело, оставили без надлежащей оценки тот факт, что протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 3 статьи 5.26 КоАП РФ, составлен в отношении Ш., поскольку названное лицо является пастором церкви. В отношении местной религиозной организации протокол об административном правонарушении не составлялся, совершение противоправных действий (бездействие) ей не вменялось.
Вместе с тем системное толкование положений статьи 5.26 КоАП РФ позволяет прийти к выводу, что к административной ответственности по части 3 указанной статьи КоАП РФ подлежит привлечению только специальный субъект, которым является религиозная организация.
С учетом изложенного вынесенные в отношении Ш. судебные постановления по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 3 статьи 5.26 КоАП РФ, были отменены, производство по данному делу прекращено в связи с отсутствием состава административного правонарушения (пункт 2 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ).
8. Объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 5.26 КоАП РФ, образует деятельность граждан и юридических лиц, отвечающая признакам миссионерской деятельности и осуществляемая ими с нарушением требований, содержащихся в законодательстве о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях.
Миссионерская деятельность может осуществляться как беспрепятственно в культовых помещениях и иных местах, указанных в пункте 2 статьи 24.1 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях", так и с соблюдением ряда требований статьи 24.2 названного федерального закона за пределами указанных мест.
Анализ поступивших на изучение судебных актов позволяет выделить наиболее часто встречающиеся нарушения требований законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях, послужившие основаниями для привлечения к административной ответственности по частям 4, 5 статьи 5.26 КоАП РФ и вызывающие определенную сложность в правоприменительной практике:
1. Нарушения, связанные с местом осуществления миссионерской деятельности.
Постановлением мирового судьи местная религиозная организация признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 5.26 КоАП РФ, и подвергнута административному наказанию в виде административного штрафа в размере ста тысяч рублей.
Основанием для привлечения к административной ответственности местной религиозной организации явились выявленные в ходе проведенной прокуратурой проверки факты нарушения ею требований законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и религиозных объединениях при осуществлении миссионерской деятельности в культурном центре. Так, было установлено, что местная религиозная организация осуществляет миссионерскую деятельность, направленную на распространение информации о вероучении, исповедуемом данной религиозной организацией в помещениях, правом пользования которыми не обладает.
При рассмотрении дела об административном правонарушении мировым судьей было установлено, что местной религиозной организации в пользование переданы конкретные помещения на основании договора безвозмездного пользования. При этом коридор и одно из помещений, выходящих в коридор, организации не передавались. Вместе с тем в коридоре расположен стол, на котором находились религиозная литература и иные материалы, на стендах размещены фотографии о деятельности организации и информация с приглашением посетить экспресс-курс по основам ислама и чтению религиозной литературы для мужчин продолжительностью три месяца.
В этой связи мировой судья пришел к выводу о том, что местной религиозной организацией осуществлялась миссионерская деятельность с нарушением требований законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях, тем самым совершено административное правонарушение, предусмотренное частью 4 статьи 5.26 КоАП РФ.
2. Отсутствие у лица, осуществляющего миссионерскую деятельность, полномочий на осуществление указанной деятельности.
Граждане, осуществляющие миссионерскую деятельность от имени религиозной группы, обязаны иметь при себе решение общего собрания религиозной группы о предоставлении им соответствующих полномочий с указанием реквизитов письменного подтверждения получения и регистрации уведомления о создании и начале деятельности указанной религиозной группы, выданного территориальным органом федерального органа государственной регистрации (пункт 1 статьи 24.2 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях").
От имени религиозной организации миссионерскую деятельность вправе осуществлять руководитель религиозной организации, член ее коллегиального органа и (или) священнослужитель религиозной организации. Иные граждане и юридические лица вправе осуществлять миссионерскую деятельность от имени религиозной организации при наличии у них документа, выданного руководящим органом религиозной организации и подтверждающего полномочие на осуществление миссионерской деятельности от имени религиозной организации. В данном документе должны быть указаны реквизиты документа, подтверждающего факт внесения записи о религиозной организации в единый государственный реестр юридических лиц и выданного федеральным органом государственной регистрации или его территориальным органом (пункт 2 статьи 24.2 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях").
Постановлением мирового судьи З. привлечен к административной ответственности по части 4 статьи 5.26 КоАП РФ с назначением ему административного наказания в виде административного штрафа в размере пяти тысяч рублей.
В ходе рассмотрении дела мировой судья установил, что З. осуществлял миссионерскую деятельность, направленную на распространение информации о вероучении религиозной организации среди лиц, не являющихся участниками (членами, последователями) данного религиозного объединения, без документа, выданного руководящим органом религиозной организации и подтверждающего полномочие на осуществление миссионерской деятельности от имени данной религиозной организации, чем нарушил требования Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях".
При таких обстоятельствах мировой судья пришел к выводу о том, что действия З. образуют состав административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 5.26 КоАП РФ.
3. Осуществление миссионерской деятельности иностранными гражданами в отсутствие у них соответствующих полномочий на ее проведение.
Иностранные граждане и лица без гражданства, законно находящиеся на территории Российской Федерации, пользуются правом на свободу совести и свободу вероисповедания наравне с гражданами Российской Федерации и несут установленную федеральными законами ответственность за нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях (пункт 1 статьи 3 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях").
Иностранные граждане и лица без гражданства вправе осуществлять миссионерскую деятельность при условии соблюдения ими требований названного выше федерального закона к ее осуществлению.
9. Нарушение требований законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях, допущенное иностранным гражданином или лицом без гражданства при осуществлении им миссионерской деятельности, влечет административную ответственность по части 5 статьи 5.26 КоАП РФ. Назначение иностранному гражданину или лицу без гражданства дополнительного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации должно основываться на данных, подтверждающих действительную необходимость применения к лицу такой меры ответственности, а также ее соразмерность в качестве единственно возможного способа достижения баланса публичных и частных интересов в рамках производства по делу об административном правонарушении.
Постановлением судьи городского суда, оставленным без изменения решением вышестоящего суда, гражданин иностранного государства М.В. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 5 статьи 5.26 КоАП РФ, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей с административным выдворением за пределы Российской Федерации в форме контролируемого самостоятельного выезда.
Основанием для признания иностранного гражданина М.В. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного указанной выше нормой, послужили изложенные в постановлении о возбуждении дела об административном правонарушении доводы о том, что иностранный гражданин М.В., имеющий вид на жительство в Российской Федерации, в одном из нежилых помещений, находящемся в здании делового центра, осуществлял миссионерскую деятельность, направленную на распространение информации о вероучении местной религиозной организации среди лиц, не являющихся участниками (членами, последователями) данного религиозного объединения, в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", без документа, выданного руководящим органом религиозной организации и подтверждающего полномочие на осуществление миссионерской деятельности от имени данной религиозной организации.
С учетом исследованных в рамках судебного разбирательства доказательств судья пришел к выводу об осуществлении иностранным гражданином М.В. миссионерской деятельности от имени религиозной организации с нарушением требований Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях".
Судья вышестоящей инстанции при пересмотре вынесенных в отношении иностранного гражданина М.В. судебных постановлений согласился с выводами нижестоящих судебных инстанций о наличии в его действиях состава административного правонарушения, предусмотренного частью 5 статьи 5.26 КоАП РФ. При этом признал назначенное гражданину иностранного государства М.В. дополнительное административное наказание в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации несоразмерным и противоречащим требованиям статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
В ходе производства по делу иностранный гражданин М.В. последовательно заявлял, что на территории Российской Федерации проживает с супругой и дочерью, которые являются гражданами данного государства, что подтверждается соответствующими доказательствами. Кроме того, М.В. указывал, что на территории Российской Федерации он проживает более 10 лет, обучался в Санкт-Петербургской государственной медицинской академии, имеет в России постоянное место жительства и работы, в подтверждение чего также представлены соответствующие документы.
Приведенные выше обстоятельства, изученные при рассмотрении жалобы документы в совокупности с материалами дела позволили сделать вывод о прочной семейной и социальной связи иностранного гражданина М.В. в Российской Федерации. С учетом того, что обстоятельств, отягчающих административную ответственность по данному делу, установлено не было, по результатам рассмотрения жалобы судебные постановления, вынесенные в отношении иностранного гражданина М.В. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 5 статьи 5.26 КоАП РФ, были изменены путем исключения из них указания на назначение ему административного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации.

Еще документы: