Перейти на мобильную версию
Нормативно-правовые акты

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 12.02.2014 N 33-1518/2014

Источник публикации - Консультант Плюс Отправить на печать Распечатать

Требование о признании незаконным приказа о привлечении к дисциплинарной ответственности, компенсации морального вреда удовлетворено, поскольку в силу пункта 13.1 Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы дисциплинарное взыскание в виде выговора по факту отсутствия на службе не соответствует тяжести совершенного проступка и степени вины работника.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 12 февраля 2014 г. N 33-1518/2014

Судья: Андреева О.Ю.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Александровой Ю.К.

судей Зарочинцевой Е.В., Параевой В.С.

при секретаре К.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу федерального казенного учреждения Следственный изолятор N <...> Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области на решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 16 октября 2013 года и дополнительное решение от 22 октября 2013 года по гражданскому делу N 2-6804/13 по иску П. к федеральному казенному учреждению Следственный изолятор N <...> Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области о признании незаконным приказа о привлечении к дисциплинарной ответственности, взыскании компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Александровой Ю.К., объяснения истца, представителя ответчика - Н., действующего на основании доверенности от <дата> сроком до <дата>, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

установила:

П. обратился в Калининский районный суд Санкт-Петербурга с исковыми требованиями к федеральному казенному учреждению Следственный изолятор N <...> Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области (далее - ФКУ СИЗО N <...> УФСИН России по СПб и ЛО) о признании незаконным приказа о привлечении к дисциплинарной ответственности, взыскании компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований П. указал, что проходил службу в ФКУ СИЗО N <...> УФСИН России по СПб и ЛО с <дата>.

Приказом N <...> от <дата> к истцу применено дисциплинарное взыскание в виде выговора за грубое нарушение служебной дисциплины, выразившееся в совершении прогула.

Вместе с тем, П. указывает на то, что отсутствовал по месту службы <дата> по уважительной причине - в связи с острой болезнью, о чем уведомил своего непосредственного начальника и дежурную часть.

Ссылаясь на изложенные обстоятельства, настаивая на удовлетворении заявленных требований в полном объеме, П. просил обязать ФКУ СИЗО N <...> УФСИН России по СПб и ЛО отменить незаконно вынесенный приказ N <...> от <дата> о привлечении истца к дисциплинарной ответственности, взыскать с ответчика в свою пользу компенсацию морального вреда в размере 100 00 рублей, расходы на оплату услуг представителя в размере 16 000 рублей.

Решением Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 16 октября 2013 года исковые требования П. удовлетворены частично.

Суд признал незаконным приказ N <...> от <дата> в части применения к П. дисциплинарного взыскания в виде выговора, выразившегося в совершении прогула <дата>.

Суд взыскал с ФКУ СИЗО N <...> УФСИН России по СПб и ЛО в пользу П. компенсацию морального вреда в размере 5 000 рублей.

Суд взыскал с ФКУ СИЗО N <...> УФСИН России по СПб и ЛО государственную пошлину в доход государства в размере 400 рублей.

В удовлетворении остальной части заявленных П. требований отказано.

Дополнительным решением Калининского районного суда Санкт-Петербурга от <дата> с ФКУ СИЗО N <...> УФСИН России по СПб и ЛО в пользу П. взысканы расходы на оплату услуг представителя в размере 6 000 рублей.

В апелляционной жалобе ФКУ СИЗО N <...> УФСИН России по СПб и ЛО ставит вопрос об отмене постановленных судом решения и дополнительного решения, считая их незаконными и необоснованными, просит принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявленных П. требований в полном объеме, указывая в жалобе на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела, что выражается в неверном выводе о наличии у П. уважительной причины для невыхода на службу <дата>, а также на безосновательное взыскание в пользу истца компенсации морального вреда и расходов на оплату услуг представителя.

Решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 16 октября 2013 года и дополнительное решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от <дата> стороной истца не обжалуются.

Поскольку в части отказа в удовлетворении части заявленных П. требований, решение сторонами не обжалуется, судебная коллегия, руководствуясь статьей 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК Российской Федерации), проверяет законность и обоснованность данного решения исходя из доводов апелляционной жалобы лишь в оспариваемой части.

Кроме того, каких-либо оснований к проверке решения суда первой инстанции в полном объеме, в порядке, предусмотренном частью 2 статьи 327.1 ГПК Российской Федерации, судебной коллегией не установлено, поскольку выводы суда о необходимости отказа в удовлетворении части исковых требований в неоспариваемой части основаны на правильном применении норм действующего законодательства, регулирующих спорные правоотношения, и соответствуют представленным по делу доказательствам, которым судом дана оценка, отвечающая требованиям статьи 67 ГПК Российской Федерации.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав объяснения истца, представителя ответчика, обсудив доводы апелляционной жалобы, не находит правовых оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права.

Разрешая по существу заявленные П. требования в части признания незаконным приказа N <...> от <дата> о применении к П. дисциплинарного взыскания в виде выговора, выразившегося в совершении прогула <дата>, суд первой инстанции, по мнению судебной коллегии, верно указал на то обстоятельство, что, поскольку истец являлся майором внутренней службы и проходил службу в уголовно-исполнительной системе, в данном случае подлежат применению специальные нормы.

Так, согласно статье 3 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 года N 5473-1 "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" - правовую основу деятельности уголовно-исполнительной системы составляют Конституция Российской Федерации, настоящий Закон и иные нормативные правовые акты Российской Федерации, конституции и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, принятые в пределах их полномочий, нормативные правовые акты федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний.

В соответствии со статьей 21 Федерального закона от 21 июля 1998 года N 117-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с реформированием уголовно-исполнительной системы" на сотрудников органов внутренних дел, переходящих на службу в учреждения и органы уголовно-исполнительной системы, а также на лиц, вновь поступающих на службу в указанные учреждения и органы, впредь до принятия федерального закона о службе в уголовно-исполнительной системе, распространено действие Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 года N 4202-1 "Об утверждении Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации и текста Присяги сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации" (далее - Положение).

Нормы статей 38 - 39 вышеуказанного Положения включают в себя виды взысканий, которые могут налагаться на сотрудников органов внутренних дел за нарушение служебной дисциплины могут налагаться, а также регулируют порядок наложения таких взысканий.

По мнению судебной коллегии, суд первой инстанции, руководствуясь вышеприведенными нормами, исходя из нижеизложенных обстоятельств, пришел к правильному выводу о том, что в данном случае ответчиком не нарушены установленные действующим законодательством порядок и сроки применения дисциплинарного взыскания.

Так, из материалов настоящего гражданского дела усматривается, и не оспаривается сторонами, что П. проходил службу в ФКУ СИЗО N <...> УФСИН России по СПб и ЛО с <дата>.

Приказом N <...> от <дата> майор внутренней службы П. был назначен на должность инспектора отдела режима федерального казенного учреждения "Следственный изолятор N <...> УФСИН по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области" с заключением контракта о службе в уголовно-исполнительной системе на неопределенный срок.

Из материалов дела также усматривается, что <дата> П. должен был заступить в дежурную смену N <...> в составе группы обыска с 08 часов 00 минут <дата> до 08 часов 00 минут <дата>.

Однако <дата> был составлен акт о том, что в указанную дату истец на службу не вышел.

<дата> П. были даны объяснения по факту отсутствия на службе <дата>.

Приказом N <...> от <дата> была создана комиссия для проведения служебной проверки по факту ненадлежащего отношения к исполнению служебных обязанностей капитаном внутренней службы С. и майором внутренней службы П., заключение о результатах которой утверждено <дата> начальником ФКУ СИЗО N <...> УФСИН России по СПб и ЛО.

<дата> был издан приказ N <...>, которым к П. применено дисциплинарное взыскание в виде выговора за грубое нарушение служебной дисциплины, выразившееся в совершении прогула.

Вместе с тем, как верно указал Калининский районный суд Санкт-Петербурга, пунктом 13.1 Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, утвержденной Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 06 июня 2005 года N 76 (далее - Инструкция), предусмотрено, что при нарушении служебной дисциплины подчиненным сотрудником руководитель учреждения или органа уголовно-исполнительной системы обязан предупредить его о недопустимости таких действий, а при необходимости, в зависимости от тяжести совершенного проступка и степени вины, провести служебную проверку, наложить на виновного дисциплинарное взыскание или передать материалы о проступке на рассмотрение суда чести.

Согласно пункту 13.4 Инструкции дисциплинарное взыскание должно соответствовать тяжести совершенного проступка и степени вины. При определении вида и меры взыскания принимаются во внимание: характер проступка, обстоятельства, при которых он был допущен, прежнее поведение сотрудника, допустившего проступок, признание им своей вины, его отношение к службе, знание правил ее несения и другое.

По мнению судебной коллегии, суд первой инстанции, на основании представленных стороной истца доказательств, пришел к верному выводу о законности и обоснованности заявленных П. требований в части признания незаконным приказа N <...> от <дата> в части применения к П. дисциплинарного взыскания в виде выговора, выразившегося в совершении прогула <дата>.

Так, судом первой инстанции, на основании объяснений самого истца и представленных им медицинских документов установлено, что <дата> П. были удалены три зуба.

Ввиду непрекращающегося кровотечения и боли, <дата> истец обратился в поликлинику N <...> федерального казенного учреждения здравоохранения "М" с жалобами на острую зубную боль, где <дата> ему была оказана медицинская помощь.

Доказательств, которые с достоверностью могут свидетельствовать об обратном, стороной ответчика, в нарушение требований статьи 56 ГПК Российской Федерации, судам первой и апелляционной инстанций не представлено.

Таким образом, судебная коллегия находит законным и обоснованным вывод Калининского районного суда Санкт-Петербурга, сделанный с учетом вышеуказанных обстоятельств отсутствия истца на службе <дата>, с принятием во внимание характеристики ФКУ СИЗО N <...> УФСИН России по СПб и ЛО, согласно которой за время прохождения службы П. зарекомендовал себя с положительной стороны, как исполнительный и дисциплинированный сотрудник; к исполнению служебных обязанностей относится добросовестно и ответственно, своевременно выполняет поставленные служебные задачи, за что неоднократно поощрялся руководством следственного изолятора, сводящийся к тому, что примененное к П. дисциплинарное взыскание в виде выговора по факту отсутствия на службе <дата> не соответствует тяжести совершенного проступка и степени вины.

Также, отклоняя соответствующие доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия полагает возможным согласиться с указанием суда первой инстанции на то обстоятельство, что ответчиком, при вынесении обжалуемого приказа, не приняты во внимание характер проступка, обстоятельства, при которых он был допущен, прежнее поведение сотрудника, допустившего проступок, признание им своей вины, его отношение к службе, знание правил ее несения.

Ввиду изложенного несостоятельными судебная коллегия считает доводы апелляционной жалобы, направленные на отмену обжалуемого решения суда в части взыскания с ответчика в пользу истца компенсации морального вреда.

Так, в соответствии со статьей 237 ТК Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

Из разъяснений, содержащихся в пункте 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", усматривается, что суд вправе обязать работодателя компенсировать причиненные работнику нравственные, физические страдания в связи с незаконными увольнением, переводом на другую работу, необоснованным применением дисциплинарного взыскания, отказом в переводе на другую работу в соответствии с медицинскими рекомендациями и т.п.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 63 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", учитывая, что Кодекс не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу статей 21 (абзац четырнадцатый части первой) и 237 Кодекса вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав (например, при задержке выплаты заработной платы).

В соответствии со статьей 237 Кодекса компенсация морального вреда возмещается в денежной форме в размере, определяемом по соглашению работника и работодателя, а в случае спора факт причинения работнику морального вреда и размер компенсации определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Исходя из изложенного вывод суда о взыскании с ФКУ СИЗО N <...> УФСИН России по СПб и ЛО в пользу П. компенсации морального вреда в размере 5 000 рублей является законным и обоснованным.

Частью 1 статьи 100 ГПК Российской Федерации предусмотрено, что стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.


КонсультантПлюс: примечание.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду пункт 3 части 1 статьи 201 Гражданского процессуального кодекса РФ, а не статьи 210.

------------------------------------------------------------------

В силу пункта 3 части 1 статьи 210 ГПК Российской Федерации суд, принявший решение по делу, может принять дополнительное решение в случае, если им не был разрешен вопрос о судебных расходах. Согласно части второй названной статьи вопрос о принятии дополнительного решения суда может быть поставлен до вступления в законную силу решения суда.

Из анализа приведенных норм вытекает, что вопрос о возмещении понесенных стороной по делу расходов должен решаться одновременно с разрешением спора по существу, в том числе путем принятия дополнительного решения до вступления в законную силу решения суда.

Обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя.

Суд первой инстанции, принимая во внимание вышеизложенное, учитывая сложность рассматриваемого спора, количество судебных заседаний, объем выполненной представителем П. работы, дополнительным решением от <дата> постановил взыскать с ФКУ СИЗО N <...> УФСИН России по СПб и ЛО в пользу истца расходы на оплату услуг представителя в размере 6 000 рублей.

Взыскивая в пользу П. компенсацию расходов на оказание юридических услуг, суд правомерно исходил из принципа разумности и справедливости.

Судебная коллегия, полагая подлежащими отклонению ввиду их несостоятельности соответствующие доводы апелляционной жалобы, находит вышеуказанный вывод суда первой инстанции сделанным с учетом всех обстоятельств дела, в связи с чем оснований для отмены дополнительного решения суд апелляционной инстанции не усматривает.

Доводы апелляционной жалобы не свидетельствуют о наличии правовых оснований для отмены обжалуемых решения и дополнительного решения Калининского районного суда Санкт-Петербурга, поскольку повторяют правовую позицию ФКУ СИЗО N <...> УФСИН России по СПб и ЛО, выраженную им в суде первой инстанции, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда, выражают несогласие с оценкой судом исследованных по делу доказательств, которым судом даны надлежащий анализ и правильная оценка по правилам статьи 67 ГПК Российской Федерации, основаны на неправильном толковании норм действующего законодательства, а потому не могут быть приняты во внимание судебной коллегией.

Таким образом, судебная коллегия считает, что обжалуемые решение и дополнительное решение, постановленные в соответствии с установленными в суде обстоятельствами и требованиями закона, подлежат оставлению без изменения, а апелляционная жалоба ФКУ СИЗО N <...> УФСИН России по СПб и ЛО, которая не содержит предусмотренных статьей 330 ГПК Российской Федерации оснований для отмены решения и дополнительного решения суда первой инстанции, - оставлению без удовлетворения.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 16 октября 2013 года и дополнительное решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 22 октября 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу федерального казенного учреждения Следственный изолятор N <...> Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области - без удовлетворения.


Текст документа в настоящий момент недоступен.

Показать весь текст
Поделиться:

Реклама:

Обсуждение документа

Задать вопрос
Петербургский правовой портал

PPT.RU - Власть. Право. Налоги. Бизнес


Вопрос юристу
Связь с редакцией
Tweet
Поделиться
+1
Like!
Класс
Свернуть
Наверх
x