Перейти на мобильную версию
Помогаем преодолевать трудности

Новая Голландия ждет прокурора
Необходима презумпция сохранности культурного наследия, а не денежного расчета

/ Источник: Новая газета

Работы по реализации архитектурной идеи Нормана Фостера проводились без утвержденного проекта, с нарушением правил и предписаний КГИОП, что привело к невосполнимым утратам и серьезным повреждениям исторических зданий. Но власти Петербурга готовы рискнуть еще раз, вновь поставив на кон уникальный ансамбль эпохи раннего классицизма.

Встречаем инвестора, прощаясь с памятником

Уже в июне может быть объявлен повторный конкурс на реновацию Новой Голландии. Об этом на состоявшемся в пресс-клубе «Зеленая лампа» круглом столе заявил заместитель председателя Комитета по инвестициям и стратегическим проектам правительства Петербурга Антон Бучнев. Как пояснил господин Бучнев, работы на острове были приостановлены после банкротства Шалвы Чигиринского, одного из соучредителей победившего в конкурсе-2006 (Совершено 30.09.2005 В Г. Санкт-Петербурге)) ООО «СТ Новая Голландия».

Подписанный в феврале 2006 г. трехсторонний договор (между территориальным управлением Росимущества, КУГИ и ООО «СТ Новая Голландия») расторгнут — соответствующее уведомление направлено инвестору 23 марта этого года.

— С правовой точки зрения ситуация сегодня такова: конкурс состоялся, а реализация проекта — нет, — констатировал чиновник. — ООО «Новая Голландия» неуправляемо, так как наложен арест на имущество одного из учредителей. Другой из них, компания Mercury, подтверждает свое намерение остаться в проекте, но не желает участвовать в его реализации с бывшим соинвестором, опасаясь, что арест может распространиться и на объекты Новой Голландии. Однако юридическое лицо победителя изменено быть не может иначе, как только через новый конкурс.

К его организации, по словам Антона Бучнева, городские власти прилагают «огромные усилия» — в последнее время совещания на эту тему с участием губернатора проводятся чуть ли не каждую неделю.

Следует ожидать, что результатом этих титанических усилий станет максимальная «зачистка поляны» под интересы инвестора. О необходимости откорректировать недавно принятый городской закон о границах зон охраны (запрещающий здесь любое новое строительство) уже заявил главный архитектор Юрий Митюрев. Похоже, такое прогибание закона под нужды капитала не смущает и КГИОП. Ведомство, призванное отстаивать интересы сохранения культурного наследия, в очередной раз демонстрирует свою нацеленность на обслуживание интересов бизнеса. Как заявил на встрече в «Зеленой лампе» заместитель начальника отдела учета памятников КГИОП Борис Матвеев, «инвестор не благотворитель, чем-то надо жертвовать».

Жертвы на алтарь бизнеса

Можно подумать, охранному ведомству представляются недостаточными уже принесенные жертвы: снесенные опытовый бассейн, лаборатория Менделеева, здание радиостанции, откуда по миру разнеслось историческое «Всем, всем, всем!..», известившее о победе большевиков.

Всемирный фонд охраны памятников ответил на известие об уничтожении исторических объектов Новой Голландии выражением «глубокого сожаления», направив соответствующее официальное послание за подписями руководителей своего британского представительства Колина Амери и Лорда Норвича. Наш же КГИОП считает, что ничего страшного не произошло: «Мы освободили ансамбль Чевакинского от никак не соотносившихся с ним поздних построек, очистили территорию от лишних зданий, оставив главное, таков наш петербургский подход», — уверен Борис Матвеев. При этом он признает экономическую подоплеку принятого решения: «Надо было снести эти здания, чтобы инвестор мог строить в лакуне, а она там была с 1988 года. Да, с точки зрения истории это потеря для города. Но утрата этих объектов была обусловлена необходимостью окупить реставрацию федеральных объектов».

— Следует признать, что вы согласились снести эти здания не для того, чтобы расчистить ансамбль, а чтобы на их месте возвести объекты ХХI века! — парирует сопредседатель Петербургского ВООПИиК Александр Марголис.

— Да, лакуна была, но она располагалась у Адмиралтейского канала, а вовсе не в центральной части острова, где запроектировали Дворец фестивалей, «посадив» его на место охраняемой кузницы, — добавляет Михаил Мильчик, возглавлявший группу специалистов института «Спецпроектреставрация», проводившую экспертизу по Новой Голландии в 2005 году. — КГИОП должен был сказать, что такое решение входит в противоречие с законом. Я докладывал обо всем этом на градсовете, но, увы, не был услышан.

Как сообщил Михаил Мильчик, та экспертиза констатировала высокую степень сохранности корпусов для складирования корабельного леса (причем не только стен, но и конструкций, оборудования, интерьеров, по которым можно было проследить самый ранний этап существования этого объекта), рекомендовала сохранить лабораторию Менделеева, мастерскую опытового бассейна, корпус радиостанции, взять под охрану Комендантский дом и круглую в плане тюрьму.

— Даже она, будучи более поздним сооружением, вписалась в ансамбль. Получилось удивительное внутреннее пространство, и именно об ансамбле нужно говорить в первую очередь, это главное, — подчеркивает эксперт. — Наша экспертиза была оценена КГИОП достаточно высоко. Но, к сожалению, ее выводы оказались почти полностью проигнорированы.

Город желает знать

Архитектор Вениамин Фабрицкий, автор первого проекта реконструкции Новой Голландии (над которым он начал работать еще в середине 1970-х), возмущен и условиями, и результатами конкурса-2006.

— Проект Фостера победил больше из-за имени, нежели достоинств. Он нарушил многие условия конкурса: больше чем вдвое превысил разрешенную высоту, не посчитался с границами лакуны, запроектировал новое здание так, что оно визуально перерезало знаменитую арку Новой Голландии. Когда я обратил на это внимание, Фостер ответил, что это было сделано сознательно — мы, говорит, хотели создать элемент, который будет завлекать людей внутрь нашего комплекса. То есть шедевр Валлен-Деламота недостаточно привлекает, по их мнению! — негодует архитектор.

— Наш город заслуживает революционного пересмотра таких конкурсов, — убеждена ведущий эксперт в области промышленной архитектуры Маргарита Штиглиц. — Необходима презумпция сохранности культурного наследия, а не денежного расчета.

Однако именно из имущественных и финансовых вопросов исходит Смольный, готовясь к новому конкурсу по Новой Голландии.

Примерно 90 процентов расположенных на ее территории объектов находится в федеральной собственности, подчеркивает Антон Бучнев. А потому именно в столице будут определять судьбу одного из самых знаковых мест Петербурга.

— У территориального управления Росимущества нет всего объема полномочий по согласованию конкурсного задания, оно обратилось в Москву, чтобы те определили свои условия. После чего Петербург сформулирует свою позицию, — поясняет чиновник.

— Новая Голландия с ее знаменитой аркой — одна из эмблем Санкт-Петербурга, — напоминает Александр Марголис.— Почему какие-то федеральные чиновники, которых мы не знаем и которые сменяются каждые полгода, будут решать ее судьбу? Мы должны добиться, чтобы эта практика прекратилась. Город имеет право знать, что замышляется в отношении наших святынь. Как власть отчитается перед обществом за фантастический провал с реализацией проекта 2006 года? — задается вопросом Александр Марголис. — Условия того конкурса не обсуждали, экспертизу проигнорировали, израсходовали десятки миллионов… Чудовищная история, но, увы, серийная для современного Петербурга. То же самое происходит с «Маринкой-2» (Постановление Правительства Санкт-Петербурга от 21.07.2004 N 1301), со стадионом им. Кирова (Постановление Правительства Санкт-Петербурга от 28.12.2004 N 2054). Все, что называется амбициозным инвестиционным проектом, идет по одному сценарию. Почему победил проект Шалвы Чигиринского? Потому отчасти, что он предложил демпинговую цену. Но это было стопроцентное жульничество. Реальная цена возросла втрое. А те, кто согласилс я с этим жульничеством и закрыл на него глаза, — они теперь как бы и не виноваты. Возможен ли вообще жанр инвестиционного проекта применительно к ансамблю такого уровня? Или мы создаем условия, чтобы памятник жил, или объявляем инвестиционный проект, подписывая тем самым смертный приговор объекту культурного наследия, — подытожил эксперт.

Авария, дочь рвача

Ущерб, уже причиненный ансамблю Новая Голландия инвестором Чигиринским, эксперты оценивают как катастрофический. Увлеченный имущественно-инвестиционными аспектами нового конкурса, Смольный оставляет без внимания бедственное положение раскуроченных и брошенных на произвол судьбы исторических зданий. Они невесть как пережили осень и зиму, простояв под дождем и снегом с ободранной кровлей, раскрытыми дверными и оконными проемами. Специалисты бьют тревогу: нужна незамедлительная консервация. Чрезвычайную опасность представляет и то, что не доведены до конца работы по укреплению фундаментов.

Только часть из них была пересажена на сваи, а другие — нет, рассказал генеральный директор ЗАО «Геореконструкция-Фундаментпроект» Алексей Шашкин. Не все из установленных свай, пронзивших исторический фундамент, связаны ростверками с несущими стенами корпусов. А это может привести к выламыванию кусков фундамента, предостерегает эксперт.

— Получилось, что под одним зданием образовались разнотипные фундаменты, уже поэтому здания могут трещать. В любой цивилизованной стране, если почему-либо останавливается стройка, тут же осуществляется консервация, но не у нас. В Новой Голландии все брошено, не делается даже мониторинг текущего состояния, кровля разобрана. Если не будет незамедлительно осуществлена консервация, мы можем утратить этот памятник очень быстро, — заключает Алексей Шашкин.

Шоком для участников обсуждения стало выступление бывшего координатора проекта ООО «СТ Новая Голландия» Дмитрия Хайковича. По его словам, осуществлявшаяся «реконструкция» не соответствовала ни победившему в конкурсе, ни приложенному к инвестиционному договору проекту. При этом инвестор игнорировал несколько поступивших от КГИОП замечаний, содержавших прямое указание «вернуться к ранее согласованному проектному решению». По оценкам Хайковича, работы велись с нарушением установленных норм, прямых предписаний проектировщиков и указаний технического заключения по обследованию зданий. Так, в корпусах 12 и 12а были начаты работы по демонтажу железобетонных перекрытий при игнорировании требований следовать специально разработанной документации, включающей проект усиления стен. Такой проект не был ни разработан, ни согласован, настаивает экс-сотрудник ООО «СТ Новая Голландия». Он также утверждает, что демонтаж производился «непрофильной неквалифицированной организацией, не имеющей опыта подоб ной сложной работы, без фактического технического контроля на площадке». Все это, вкупе с отмеченными Алексеем Шашкиным незавершенными работами по укреплению фундамента, привело к появлению крупных трещин на стенах угла со стороны Крюкова и Адмиралтейского каналов. «Специалисты КГИОП и Стройнадзора не были поставлены в известность об этих нарушениях, — заявляет Хайкович. — Трещины заделали на скорую руку, и они остались незамеченными в ходе проверок».

История, отправленная на свалку

Он сообщает также о том, что, вопреки предписанному КГИОП требованию об их сохранении, были сломаны и «утилизированы» сделанные из лиственницы лестница, перекрытия, балки и стропила, элементы интерьера. Нарушено предписание КГИОП и о сохранении исторического булыжного мощения или (где его оставить невозможно) — о бережном демонтаже покатого камня с целью последующего его использования. «Булыжники в районе расположения бывшего опытового бассейна были выкопаны вместе с грунтом и вывезены на утилизацию», — утверждает Хайкович. По его оценкам, «инвестор значительно усугубил положение исторического комплекса, доведя до аварийного состояние исторических корпусов, в частности № 12, 12а и 16».

Он отказался назвать имена руководителей из московской команды ООО «Новая Голландия», дававших подрядчикам противозаконные указания. «Полагаю, что это вопрос, ответ на который должна дать прокуратура», — заявил Дмитрий Хайкович. Борис Матвеев выразил уверенность в том, что надзорное ведомство непременно заинтересуется обнародованными в «Зеленой лампе» фактами. «КГИОП должен подать на инвестора в суд», — полагает Александр Марголис.

Материалы проведенного им аудита Дмитрий Хайкович передал зампреду КИСП Антону Бучневу, пообещав ознакомить с ними и КГИОП. Господин Бучнев, откликаясь на прозвучавшее за круглым столом предложение подключить независимых экспертов к выработке петербургского пакета предложений по конкурсному заданию, выразил готовность донести его до руководства города. Впрочем, как удастся совместить реализацию этого обещания с намерением Смольного уже в июне объявить конкурс, неясно. Равно как и то, кто ответит за причиненный уникальному памятнику ущерб.

Татьяна ЛИХАНОВА

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Мы расскажем о последних новостях и публикациях. Читайте нас, где угодно. Будьте всегда в курсе главного!
icon-telegram-white Подписаться
Дорогие читатели, если вы увидели ошибку или опечатку, помогите нам ее исправить! Для этого выделите ошибку и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter». Мы узнаем о неточности и исправим её.

комментарии

Чтобы оставить комментарий нужно авторизоваться

Актуально на портале

Петербургский правовой портал

PPT.RU - Власть. Право. Налоги. Бизнес


Вопрос юристу
Связь с редакцией
Tweet
Поделиться
+1
Like!
Класс
Свернуть
Наверх

Задайте вопрос юристу

Отвечают
живые люди
Вам не нужно оставлять телефон
Вы можете задать вопрос бесплатно

Опишите вашу проблему или вопрос

Выберите тип вопроса: