Перейти на мобильную версию
Помогаем преодолевать трудности

Папа у Васи силен в математике...

/ Источник: Санкт-Петербургские Ведомости

Самый нервный ЕГЭ – по крайней мере для гуманитариев – не сдали 2346 петербургских выпускников. Это 7,16% от общего количества сдававших (по России – 6,8%). Можно сказать, «всего-то»: пробный ЕГЭ провалили 14%. Очевидно, город после генеральной репетиции так ужаснулся, что на «спектакле» набрал 42,76 балла из 100 возможных, вдвое перепрыгнув минимальную планку.

Тем не менее многие сильные преподаватели – вне зависимости от того, за ЕГЭ они или против, – в эйфорию не погружаются: минимальный положительный балл, 21 из 100 возможных, прямо скажем, низкий. И если уж до него не допрыгнули...

Условия задачи

– Это реальное отражение нынешнего состояния знаний по математике у выпускников школ, – считает заслуженный работник образования Леонид Жигулев. – Многие дети перестали учиться. Это обусловлено и тем, что в телерекламе пропагандируется образ успешного парня, которому достаточно пить какой-то там напиток, а не корпеть над учебниками. И тем, что ученик может сказать учительнице: «Родимая, ты на себя посмотри – ты училась, и много зарабатываешь?». И тем, что учителя ставят положительные оценки, чтобы не портить школе показатели. И многими другими причинами.

...Однако многие не брали пример с рекламного парня; не оскорбляли учительницу – напротив, были воспитанными прилежными учениками какой-нибудь наигуманитарнейшей гимназии с соответствующей программой. И ЕГЭ по математике к ним «подкрался незаметно».

– Трагедия в том, что государство поменяло правила во время игры, – говорит руководитель лаборатории непрерывного математического образования (школа № 572 Невского района) Илья Чистяков.

– Детей в свое время набирали в классы с разными программами, учили по «гуманитарному варианту» математики, со своим учебником, – объясняет учитель гимназии № 11 Василеостровского района Михаил Маховер. – Приучили к «открытым вариантам», когда экзаменационные задания известны и задача ученика – прорешать их дома.

И Чистяков и Маховер – учителя известные, результативные. Ученики чистяковской лаборатории на олимпиадах мирового уровня берут призы как заведенные. Воспитанники Маховера (заслуженного учителя, четырежды соросовского учителя, лучшего учителя в рамках нацпроекта «Образование») 14 лет подряд – с 1974-го по 1988-й – тоже как заведенные побеждали на ленинградских олимпиадах среди средних школ (потом он перестал готовить к олимпиадам, потому что «изменилась система образования»).

Независимо друг от друга оба математика (к слову, очень жестких преподавателя) дружно переживают за школьников-гуманитариев, называют старшеклассника «ребенок» и твердят, что «мы подвергаем детей лишнему стрессу».

– Все говорят о гуманном воспитании – о каком гуманизме речь? – возмущается Маховер. – И, главное, выбрали время: ввели обязательный ЕГЭ (Закон РФ от 10.07.1992 N 3266-1) для детей 1992 года рождения, которые росли, когда в стране социальные катаклизмы трясли и их самих, и их родителей. Мы тех детей добить хотим?

Переменная и уравнение

Вы удивитесь, но никакой новой математики за последние 20 – 30 лет не придумали.

– Тестовая часть ЕГЭ проверяет минимальный базовый уровень, – говорит Леонид Жигулев. – Формулировки заданий такого рода есть в любом действующем учебнике по математике. Выполнив эти задания, гуманитарий вполне обеспечивает себе получение проходного балла.

Разница в экзаменационных заданиях 30-летней давности и нынешних только в том, что выпускники 30-летней давности с этими заданиями справлялись.

– Катастрофа назрела в последние год-два, – комментирует Илья Чистяков. – В стране произошел развал преподавательского корпуса: опытные учителя ушли на пенсию, новые – часто люди переученные, изменившие профессию, они не являются носителями преподавательской культуры.

– Сломано наше русское советское образование, лучшее в мире, – констатирует Маховер. Ему есть с чем сравнивать: в 1970-х годах он преподавал по кембриджскому проекту математику на английском в Африке вместе с учителями из капстран. Говорит, у иностранных коллег все советское вызывало идиосинкразию, но советским образованием они восхищались.

– Система экзаменов в Африке была аналогична нашему ЕГЭ, – рассказывает Михаил Маховер. – Школьники пишут работы, в Кембридже они проверяются, и тех, кто набрал максимальный балл, приглашают во все вузы. Разумеется, зарубежные. Из Африки вытаскивали всех талантливых ребят. Мы хотим, чтобы и в России так произошло? Будьте уверены, если ребенок из захолустья умудрится сдать ЕГЭ на высший балл – он необязательно попадет в российский вуз (особо талантливый может завалить экзамены по другим предметам), но он будет на крючке. Его пригласят за границу, и Россия этого талантливого ребенка потеряет. Брать готовых чужих дешевле, чем готовить самим.

Можно сказать: «Ну уж это вы того, чересчур». Но «охота за головами» действительно идет. Вот хотя бы в масштабах города. По прикидкам, математически одаренных (очень одаренных) школьников на Петербург – примерно сотня в год. Раньше они распределялись между несколькими спецшколами. С переходом на подушевое финансирование (больше детей – больше денег у школы) умников стали удерживать при себе обычные учебные заведения. Только попробуй директор или учитель «углубленного» заведения позвонить победителю крутой олимпиады и пригласить его к себе – тут же обвинят в нарушении закона, запрещающего разглашать данные анкет. И тогда к чему главная цель олимпиад – выявить особо одаренных?

– Очень плохо, что школам запретили отбирать учеников по способностям, – утверждает Михаил Маховер. – В школе с уклоном нужны не только особые способности. Нужно обладать известным здоровьем, чтобы выдержать нагрузки. Гимназию № 11 я считаю по-прежнему одной из сильнейших, даже притом что она должна теперь набирать всех. Но общая тенденция для школ такова: в 6 – 7 лет, когда интеллект нужно развивать особенно активно, ребенок после продвинутого детсада оказывается в классе, где половина и читать-то не умеет. Материал излагается с расчетом на слабого ученика, а сильные начинают пижонить. Я говорю не о том, что другие дети какие-то неполноценные! Я о том, что если хочешь учиться в особенной школе – готовься.

Сумма не меняется

Предполагалось, что ЕГЭ сделает переход от средней школы к высшей более плавным. Но часть С (та, которая как бы для вуза) для подавляющего большинства школьников с их четырьмя – шестью часами математики в неделю – неприступна вообще. Она рассчитана на тех, кто занимался математикой по 10 часов в неделю.

– Школа – один этап, а вуз – совершенно другой, – уверен Михаил Маховер. – Если человек заваливает экзамен в вуз – это просто «непереход» на следующую ступень. Если проваливает ЕГЭ в школе (а это может случиться и по уважительным причинам) – это перечеркивает все 11 школьных лет.

Предполагалось также, что ЕГЭ – хороший механизм отбора. Но известна неспособность некоторых математиков очень высокого ранга решать элементарные примеры; известно свойство некоторых особо одаренных детей игнорировать легкие и потому скучные задачки и сразу закапываться в трудной, но интересной части С.

Наконец, общее заявление о том, что ЕГЭ предотвращает коррупцию, – тоже небезупречно.

– Просто возможность заниматься коррупцией отняли у одних и отдали другим, – смеется Леонид Жигулев. – Как известно, лучшие результаты ЕГЭ – в южных республиках и северных областях. Ребята оттуда поступают в столичные вузы, а потом их быстро отчисляют за неуспеваемость.

Но, как считает Жигулев, это проблема не экзамена, а людей. И «странно отменять ЕГЭ только по той причине, что он высвечивает недобросовестное отношение организаторов к своим обязанностям»:

– Независимая система проверки знаний учащихся стала необходимой. В последнее время все чаще складывалась ситуация, когда в одной школе обнаруживались по 25 медалистов. Когда же было предложено собрать претендентов на медали на нейтральной площадке и провести экзамен в присутствии членов независимой комиссии, директора ряда «весьма уважаемых школ» назвали это нарушением прав ребенка. То есть проверить настоящее качество образования было невозможно – и при этом вузы постоянно сетовали на недостаточное качество знаний медалистов.

У Михаила Маховера – свое предложение, как избавиться от коррупции в образовании:

– Это вузы должны отвечать за качество своих выпускников. Тогда они предусмотрительно не будут набирать блатных.

Работа над ошибками

– В городе должно быть несколько школ, где отборные ребята, талантливые в том или ином направлении, в классах по 15 человек, доводились бы до совершенства отборными преподавателями, – говорит Михаил Маховер. – Хотите, чтобы они сдавали ЕГЭ? Пожалуйста! Но это должны быть ЕГЭ, соответствующие профилю школы. Хотите, чтобы не успешные выпускники шли работать? Пожалуйста! Но сначала возродите нормальные уроки труда в школах, как раньше, – чтобы парень выходил из школы уже с какими-то рабочими навыками. Пока же, что бы мы ни делали, мы все время бьем по ребенку.

– Реформа образования может быть такая – и без затрат, – предлагает Леонид Жигулев. – Выдаем аттестат всем. Но ставим в него оценки только по тем предметам, по которым школьник реально учился. Если для вуза будет достаточно, что у абитуриента – допустим, отличного спортсмена – «пять» по физкультуре и «три» по русскому, а остальные предметы он пропускал из-за соревнований, – пожалуйста, дайте возможность зачислить его в спортивный вуз. Только пусть вуз и отвечает за своего студента.

– Я не стопроцентный противник ЕГЭ, – говорит Чистяков. – Нововведения нужны. Но хотите изменить правила – начинайте с родительского собрания в первом классе. Уважать надо прежде всего тех, на кого работаешь: ребят и их родителей.

...Иногда звучит: родители могли бы подать в суд на министра образования, выиграть – и деньги потратить на обучение чада в Оксфорде, Тринити-колледже и далее по списку. Выиграли бы они иск потому, что нарушено конституционное право – на образование. Которое, судя по результатам, как бы не дано. Потому что при всем уважении к намерению министерства выявить настоящий уровень знаний, это напоминает ситуацию, когда шаришь по полкам в поисках того, что давно туда не докладывал.

Но если честно, можно говорить, что «образование не дано», а можно говорить, что его не особенно стремились получать. Вполне может оказаться, что зеркало (т. е. ЕГЭ) кривовато. Но из этого не следует, что сами мы – писаные красавцы.

Анастасия Долгошева

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Мы расскажем о последних новостях и публикациях. Читайте нас, где угодно. Будьте всегда в курсе главного!
icon-telegram-white Подписаться
Дорогие читатели, если вы увидели ошибку или опечатку, помогите нам ее исправить! Для этого выделите ошибку и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter». Мы узнаем о неточности и исправим её.

комментарии

Чтобы оставить комментарий нужно авторизоваться

Актуально на портале

Петербургский правовой портал

PPT.RU - Власть. Право. Налоги. Бизнес


Вопрос юристу
Связь с редакцией
Tweet
Поделиться
+1
Like!
Класс
Свернуть
Наверх

Правовой совет

Помощь опытных
юристов и адвокатов

Экспертный совет

Решение бухгалтерских и правовых
вопросов в профессиональном сообществе

Лучшие специалисты
Более одного ответа
Вы можете задать вопрос бесплатно

ЗАДАЙТЕ ВОПРОС здесь и сейчас