Перейти на мобильную версию
Помогаем преодолевать трудности
Генеральный партнер - «КАДИС» - представитель Консультант Плюс в Санкт-Петербурге

Проценты по денежному обязательству: особенности применения

Отправить на печать Распечатать
/ Источник: Арбитражные споры
Проценты по денежному обязательству: особенности применения

Смотрите также:

Законодательное закрепление правила о процентах на сумму долга призвано не только упорядочить гражданский оборот, но и пресечь возможные гражданские правонарушения.

Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Закон N 42-ФЗ) Гражданский кодекс Российской Федерации (далее - Кодекс, ГК РФ) дополнен новой статьей 317.1 о процентах по денежному обязательству.

Прежде чем перейти к подробному анализу основных положений статьи 317.1 Кодекса, представляется целесообразным обратить внимание на пункт 3 раздела 1 Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации, где указано, что отсутствие законных процентов в качестве одного из классических гражданско-правовых институтов способствует совершению серьезных экономических правонарушений. Соответственно, законодательное закрепление правила о процентах на сумму долга за период пользования денежными средствами (далее - проценты на сумму долга) призвано не только упорядочить гражданский оборот, но и пресечь возможные гражданские правонарушения.

Иностранные правопорядки, из которых в основном осуществляется заимствование российского гражданского права, устанавливают начисление процентов лишь за период просрочки платежа (статья 1153 Гражданского кодекса Франции, § 288 Германского гражданского уложения, статья 104 Швейцарского обязательственного закона).

Из такого же порядка начисления процентов исходит пункт 1 статьи 7.4.9 Принципов международных коммерческих договоров Международного института унификации частного права (УНИДРУА) 2010, а равно пункт 1 статьи III.-3:708 Модельных правил европейского частного права (DCFR). Вместе с тем Принципы УНИДРУА 2010 в силу преамбулы могут служить моделью для национального законодательства (что свидетельствует о возможности отступления от их положений при формулировании соответствующих правовых норм государствами - членами УНИДРУА), а DCFR, хотя и имеют авторитет, в том числе в высших судебных органах как Европейского союза, так и Российской Федерации (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее - ВАС РФ) от 08.04.2014 N 17984/13, Определение Верховного Суда Российской Федерации (далее - ВС РФ) от 22.01.2015 по делу N 306-ЭС14-1977), представляют собой научный текст <1>.


<1> Модельные правила европейского частного права (пункт 2 предисловия) / Пер. с англ.; науч. ред. Н.Ю. Рассказова. М.: Статут, 2013; СПС "КонсультантПлюс".


Вследствие отсутствия мирового опыта применения процентов по денежному обязательству участники оборота ориентируются не только на текстуальное содержание статьи 317.1 ГК РФ, ее место в Кодексе, но и на судебную практику ее применения. Однако, учитывая незначительный срок, прошедший с момента введения статьи 317.1 ГК РФ, на сегодняшний день <2> судебная практика противоречива даже в рамках одного суда, притом что постановления апелляционных судов единичны, практика судов округов отсутствует вовсе, а имеющиеся судебные акты не охватывают значительный круг вопросов, возникающих в процессе применения статьи 317.1 ГК РФ. В связи с этим варианты решения некоторых вопросов в настоящей статье предлагаются с учетом ранее сформированных правовых позиций.


<2> Настоящая статья написана в конце октября 2015 года.


Представляется, что для понимания природы процентов по статье 317.1 ГК РФ, а также того, как именно они должны начисляться, следует исходить из целей их введения, нашедших свое отражение в Пояснительной записке к проекту N 47538-6 Федерального закона "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (по результатам рассмотрения которого был принят в том числе Закон N 42-ФЗ), где указано, что "в текст ГК РФ введено положение (в виде презумпции), наделяющее кредитора по денежному обязательству, сторонами которого являются коммерческие организации, правом на получение с должника законных процентов на сумму долга за период пользования денежными средствами (статья 317.1). В отличие от процентов, предусмотренных статьей 395 ГК РФ, применяемых как мера ответственности за просрочку денежного обязательства, указанные законные проценты будут взиматься как плата за пользование чужими денежными средствами".

Таким образом, законодатель прямо предусмотрел отличие процентов по статье 395 ГК РФ от процентов по статье 317.1 ГК РФ, а потому последние не могут и не должны рассматриваться как мера ответственности, о чем свидетельствует и то, что норма о процентах на сумму долга помещена в главу 22 Кодекса ("Исполнение обязательств"), а не в главу 25 ("Ответственность за нарушение обязательств").

На наш взгляд, предписание пункта 1 статьи 317.1 ГК РФ о применении процентов на сумму долга лишь к коммерческим организациям является следствием установленной пунктом 3 статьи 423 ГК РФ презумпции возмездности договора, в связи с чем указанные проценты подлежат начислению за весь период пользования денежными средствами, в том числе за период предоставленной договором отсрочки (рассрочки) исполнения денежного обязательства.

При этом отсрочка (рассрочка) по общему правилу течет, и, как следствие, проценты на сумму долга начисляются с момента получения должником от кредитора предоставления (получения товара, приемки выполненных работ, оказанных услуг, окончания оговоренного между сторонами расчетного периода использования имущества и т.д.) (дела N А28-10372/2015, А46-10109/2015, А53-22149/2015, А81-4148/2015).

Следовательно, проценты на сумму долга в силу буквального предписания пункта 1 статьи 317.1 ГК РФ подлежат уплате за весь период с момента возникновения денежного обязательства до его прекращения по любому из оснований, установленных главой 26 Кодекса, поэтому до дня просрочки исполнения денежного обязательства подлежат уплате только проценты на сумму долга, а со дня, следующего за днем просрочки, до дня прекращения денежного обязательства - одновременно с процентами по статье 395 ГК РФ либо предусмотренной законом или договором неустойкой.

Имеющее место мнение о том, что коммерческие организации при предоставлении отсрочки (рассрочки) исполнения того или иного денежного обязательства по оплате за поставленный товар (выполненную работу, оказанную услугу) включают в цену договора проценты на сумму долга, в связи с чем последние не подлежат уплате за период договорной отсрочки (рассрочки), представляется спорным по следующим основаниям.

Во-первых, если следовать данной логике, проценты на сумму долга по существу должны признаваться в качестве диспозитивной меры ответственности в отношениях между субъектами предпринимательской деятельности, что не отвечает целям их введения, притом что тот же результат мог быть достигнут незначительной корректировкой статьи 395 ГК РФ, а не введением в Кодекс в нарушение принципа "бритва Оккама" дополнительной статьи.

Во-вторых, цена договора складывается из большого числа факторов, имеющих как экономический (цена у конкурентов, качество, объем заказа, условия и срок поставки (выполнения работ), загруженность мощностей, простаивающих, в частности, в силу сезонных причин, стремление занять долю рынка, деловая репутация и т.д.), так и внеэкономический (длительность партнерских отношений, наличие неформальных обязательств, в том числе в связи с ранее оказанной поддержкой, и т.д.) характер, поэтому условие о сроке оплаты является лишь одним из обстоятельств, влияющих на цену, подчас неопределяющим.

Указанное не позволяет прийти к однозначному выводу о линейной зависимости цены товара от сроков его оплаты и, как следствие, определении всеми лицами, участвующими в предпринимательских отношениях, процентов на сумму долга в цене, что в свою очередь затруднит применение пункта 2 статьи 317.1 Кодекса, имея в виду недопустимость по общему правилу начисления процентов на проценты.

В-третьих, очевидно, что условие о применении или неприменении положений статьи 317.1 Кодекса к предоставляемой отсрочке (рассрочке) платежа в ходе переговоров о заключении договора устанавливается в пользу экономически более сильной стороны (монопольные покупатели или поставщики; заказчики, исполнители и т.д.), чем последняя не преминет воспользоваться. Исключение условий о процентах на сумму долга в пользу стороны, обладающей большими переговорными возможностями, может быть расценено как одно из обстоятельств, свидетельствующих о возможности применения к договору положений пункта 3 статьи 428 ГК РФ.

В-четвертых, о том, что целью законодателя при введении института процентов на сумму долга за период пользования денежными средствами являлось установление платности пользования чужими денежными средствами за весь период с момента возникновения денежного обязательства, а не с момента его просрочки, свидетельствует пункт 4 статьи 381.1 ГК РФ (введенный также Законом N 42-ФЗ), согласно которому на сумму обеспечительного платежа проценты, установленные статьей 317.1 Кодекса, не начисляются, если иное не предусмотрено договором.

Поскольку обеспечительный платеж по общему правилу является возвратным, на него могут начисляться проценты на сумму долга, притом что на момент внесения обеспечительного платежа какое-либо обязательство у его получателя отсутствует. Вместе с тем из указанного в пункте 4 статьи 381.1 ГК РФ исключения (становящегося бессмысленным в случае, если проценты по статье 317.1 Кодекса подлежат уплате лишь с момента просрочки) однозначно усматривается, что законодатель, вводя институт процентов на сумму долга, имел цель установить период их уплаты именно со дня возникновения денежного обязательства, а не со дня просрочки его исполнения.

Кроме того, как и любая другая презумпция, презумпция платности пользования денежными средствами на период договорной отсрочки (рассрочки) платежа является опровержимой. Соответственно, должник, возражая против начисления процентов на сумму долга, вправе приводить доказательства, подтверждающие, что в цену договора была включена плата за правомерное пользование денежными средствами кредитора (прейскуранты, деловая переписка, сопоставление с другими условиями договора, из которых усматривается зависимость цены от сроков оплаты, ранее установившаяся практика между сторонами и т.д.). Однако доказать, что плата за пользование капиталом не была включена в цену (в связи с чем кредитор имеет право на получение соответствующей компенсации), как и любой отрицательный факт, практически невозможно.

Помимо этого, начисление процентов по статье 317.1 ГК РФ лишь на период просрочки исполнения денежного обязательства в случае банкротства должника в силу абзаца четвертого пункта 2 статьи 4, абзаца второго пункта 3 статьи 12, пункта 3 статьи 137 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ " О несостоятельности (банкротстве)" будет являться основанием для квалификации их в качестве процентов за просрочку платежа и применения к ним соответствующих правовых последствий (начисленные проценты не будут учитываться при определении наличия признаков банкротства, а также для целей определения числа голосов на собрании кредиторов и будут удовлетворяться после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов), что, безусловно, не соответствует их правовой природе.

Таким образом, законодатель, вводя институт процентов на сумму долга, одновременно предоставив участникам экономического оборота широкую свободу усмотрения в определении условий обязательств, лишь изменил бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от уплаты процентов по статье 317.1 ГК РФ, возложив его на должника.

В то же время в практике даже в рамках одного суда наблюдаются существенные разночтения относительно природы процентов на сумму долга и, как следствие, периода, за который они должны начисляться. Одни судьи (дела N А05-11047/2015, А10-4141/2015, А28-10372/2015, А40-194588/15, А40-157196/15, А40-148816/15, А40-156927/15, А41-73616/2015, А45-19344/2015, А46-10109/2015, А53-22149/2015, А55-19900/2015, А56-30587/2015, А56-49153/2015, А56-60726/2015, А56-64743/2015, А60-36044/2015, А74-7158/2015, А74-6391/2015, А76-6658/2015, А82-6823/2015 и др.) полагают возможным взыскивать проценты по статье 317.1 ГК РФ вместе с процентами по статье 395 ГК РФ (являющимися, по сути, законной неустойкой) или с договорной неустойкой, указывая в качестве аргументации (наряду с вышеизложенной) следующую правовую позицию.

Основанием для начисления процентов, предусмотренных статьей 317.1 ГК РФ, является правомерное начало пользования денежными средствами кредитора. Таким образом, по своей правовой природе проценты по статье 317.1 ГК РФ имеют сходство с коммерческим кредитом (статья 823 ГК РФ). Согласно разъяснениям, содержащимся в пунктах 12 и 14 Постановления Пленума ВС РФ N 13 и Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами " (далее - Постановление N 13/14), плата за пользование коммерческим кредитом не является мерой ответственности, а относится к части основного долга и подлежит взысканию в полном объеме. С учетом изложенного проценты по статье 395 ГК РФ, представляющие собой меру ответственности за просрочку исполнения денежного обязательства, и законные проценты по статье 317.1 ГК РФ, являющиеся платой за пользование денежными средствами, могут начисляться одновременно <3>.


<3> Решение Арбитражного суда Самарской области от 12.10.2015 по делу N А55-19900/2015.


В дополнение к указанному в одном из решений <4> сделан вывод, что проценты на сумму долга представляют собой плату за пользование капиталом и начисляются за весь период пользования денежными средствами до их фактической уплаты, включая периоды правомерного и неправомерного (при просрочке уплаты долга) пользования денежными средствами.


<4> Решение Арбитражного суда Республики Хакасия от 19.10.2015 по делу N А74-7158/2015.


Вместе с тем имеют место и другие суждения. Согласно одному из них начисление процентов на сумму долга одновременно с начислением неустойки или процентов по статье 395 ГК РФ недопустимо, поскольку влечет применение двойной ответственности за нарушение одного и того же обязательства, притом что условие обязательства о начислении процентов на проценты является ничтожным (дела N А56-62553/2015, А56-54054/2015, А56-61759/2015, А78-11416/2015, А82-12130/2015).

Частным случаем данного подхода является мнение о том, что устанавливаемые соглашениями неустойки (пени) за нарушение срока исполнения обязательства представляют собой иной размер процентов по статье 317.1 ГК РФ (дела N А40-110728/2015, А60-38636/2015, А60-43638/2015). Помимо изложенных ниже замечаний, на наш взгляд, такой подход не учитывает, что размер неустойки (пени) согласуется сторонами лишь на период нарушения срока исполнения денежного обязательства, тогда как соглашение об освобождении должника от уплаты процентов на сумму долга с момента возникновения денежного обязательства и до нарушения срока его исполнения сторонами не заключается.

Достаточно распространенной также является практика (дела N А12-39287/2015, А55-19991/2015, А60-28261/2015, А70-8431/2015) начисления с 1 июня 2015 года процентов по статье 317.1 ГК РФ по обязательствам, возникшим до указанной даты, по которым до 31 мая 2015 года начислялись проценты по статье 395 ГК РФ (что следует из периода начисления процентов, указываемых нередко непрерывно). Таким образом, проценты на сумму долга начислялись судами вместо процентов за пользование чужими денежными средствами.

Представляется, что последний подход обусловлен сложностью (а на некотором этапе - неопределенностью) начисления измененных с 1 июня 2015 года процентов по статье 395 ГК РФ, а также их смешением с процентами на сумму долга, что следует из вывода, содержащегося в одном из судебных актов, согласно которому применение в спорной ситуации той или иной нормы права как такового значения не имеет, поскольку размер процентов за период пользования денежными средствами, определенный исходя из ставки рефинансирования, не изменится <5>.


<5> Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 02.10.2015 по делу N А10-2715/2015.


По некоторым делам (N А08-5551/2015, А40-133394/2015, А40-134312/2015, А40-139034/2015, А53-22259/2015, А53-32356/14) суды приходили к выводу, что проценты на сумму долга являются специальной по отношению к статье 395 ГК РФ нормой, предусматривающей начисление процентов за неисполнение денежного обязательства, сторонами по которому являются коммерческие организации, в связи с чем начисление процентов по статье 317.1 ГК РФ наряду с процентами за пользование чужими денежными средствами или договорной неустойкой недопустимо.

Полагаем, что лишь первая правовая позиция согласуется с целями введения института процентов на сумму долга и будет воспринята последующей судебной практикой, поскольку иные подходы исходят из тождества процентов по статье 317.1 ГК РФ и мер ответственности за нарушение денежного обязательства, что представляется необоснованным.

По ряду дел (N А14-10493/2015, А50-16900/2015, А56-60845/2015) суды пришли к выводу, что уплата процентов по статье 317.1 ГК РФ возможна лишь за правомерное пользование денежными средствами, то есть в период предоставленной договором отсрочки исполнения денежного обязательства и до начала его нарушения, в связи с чем после истечения срока платежа кредитор утрачивает право на получение процентов на сумму долга. Полагаем, что данный подход не согласуется с буквальным содержанием пункта 1 статьи 317.1 ГК РФ, не содержащим такого ограничения, и, кроме того, делает бессодержательным само название данных процентов - на сумму долга.

Еще одним спорным вопросом, не нашедшим однозначного решения в судебной практике, является вопрос об уплате процентов на сумму долга в случае, если предоставление было получено должником до 1 июня 2015 года, а также по договорам, заключенным до указанной даты. В одних делах (N А08-5551/2015, А28-10372/2015, А32-17252/2015, А40-194588/2014, А56-35006/2015, А56-48306/2015, А56-30587/2015, А60-28261/2015, А67-6740/15, А76-6658/2015) суды полагали возможным взыскивать проценты по статье 317.1 ГК РФ, если и договор, и денежное обязательство возникли до 1 июня 2015 года, ссылаясь на статью 2 Закона N 42-ФЗ и указывая, что, поскольку права и обязанности, связанные с требованием истца об оплате процентов на сумму долга, возникли после дня вступления в силу Закона N 42-ФЗ, названные проценты подлежат взысканию за период с 1 июня 2015 года <6>.


<6> Решение Арбитражного суда Челябинской области от 05.10.2015 по делу N А76-6658/2015.


По другим делам (N А10-4651/2015, А26-7313/2015, А56-23156/2015, А56-60845/2015, А57-23285/2015, А74-7158/2015, А81-4148/2015) суды приходили к выводу, что поскольку само обязательство (передача товара, оказание услуги) возникло после 1 июня 2015 года, то взыскание процентов по статье 317.1 ГК РФ допустимо и по договорам, заключенным ранее, отмечая при этом, что положения о процентах на сумму долга могут быть исключены или изменены сторонами как при заключении договора, так и впоследствии <7>. Вместе с тем последний довод не является очевидным, поскольку не всякий кредитор, имея право на дополнительный доход от процентов на сумму долга, добровольно откажется от его получения.


<7> Решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 02.10.2015 по делу N А10-4141/2015.


Наиболее правильной представляется позиция, согласно которой проценты на сумму долга могут начисляться лишь по обязательствам, вытекающим из договоров, заключенных после 1 июня 2015 года (дела N А19-12518/2015, А27-16376/2015, А43-20054/2015, А60-41759/2015). Аргументируется указанная позиция следующим. Акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие (пункт 1 статьи 4 ГК РФ). На основании пункта 2 статьи 2 Закона N 42-ФЗ положения Кодекса (в редакции данного Федерального закона) применяются к правоотношениям, возникшим после дня вступления в силу названного Федерального закона; по правоотношениям, возникшим до дня вступления в силу названного Федерального закона, положения Кодекса применяются к тем правам и обязанностям, которые возникнут после дня вступления в силу данного Федерального закона, если иное не предусмотрено указанной статьей. В соответствии со статьей 422 ГК РФ, если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила, иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров. Закон N 42-ФЗ не содержит указания на то, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров <8>.


<8> Решение Арбитражного суда Кемеровской области от 30.10.2015 по делу N А27-16852/2015.


Также нельзя не согласиться со следующим суждением. Правовая конструкция статьи 317.1 ГК РФ предполагает возможность участников договора исключить ее применение к отношениям сторон путем внесения соответствующего условия в договор. Заключая до 1 июня 2015 года договор и согласовывая условие о договорной неустойке в виде пени, стороны исходили из отсутствия у кредитора по денежному обязательству права на взыскание процентов на сумму долга и, как следствие, не могли предусмотреть условие о неприменении статьи 317.1 ГК РФ, в связи с чем ее применение к правоотношениям сторон по договору, заключенному до 1 июня 2015 года, приведет к нарушению прав должника по денежному обязательству <9>.


<9> Решение Арбитражного суда Нижегородской области от 21.10.2015 по делу N А43-20054/2015.


Исходя из буквального содержания пункта 1 статьи 317.1 ГК РФ правило о процентах на сумму долга распространяется лишь на коммерческие организации, каковыми в силу пунктов 1 и 2 статьи 50 ГК РФ являются юридические лица, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и создаваемые в организационно-правовых формах хозяйственных товариществ и обществ, крестьянских (фермерских) хозяйств, хозяйственных партнерств, производственных кооперативов, государственных и муниципальных унитарных предприятий.

Вместе с тем в абзаце третьем пункта 21 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25 " О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации " разъяснено, что некоммерческие организации могут осуществлять приносящую доход деятельность, если это предусмотрено их уставами, лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и если это соответствует таким целям. В этом случае на некоммерческую организацию в части осуществления приносящей доход деятельности распространяются положения законодательства, применимые к лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность. То есть к отношениям, связанным с получением некоммерческой организацией дохода (от сдачи внаем имущества, выполнения на возмездной основе работ и оказания услуг, приобретения, отчуждения и получения внаем имущества, участвующего в получении дохода, и т.д.), применимы проценты по статье 317.1 ГК РФ, что следует в том числе из решения по делу N А45-19344/2015, по которому суд взыскал проценты на сумму долга с торгового потребительского общества по договору поставки товара.

Согласно пункту 3 статьи 23 ГК РФ к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, соответственно применяются правила ГК РФ, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения. Таким образом, по обязательствам с участием индивидуальных предпринимателей по общему правилу подлежат уплате проценты на сумму долга. Из этого же исходит складывающаяся судебная практика (дела N А31-7947/2015, А40-148816/15, А46-8847/2015 и др.), которая не ставит под сомнение возможность взыскания процентов по статье 317.1 ГК РФ по обязательствам с участием индивидуальных предпринимателей.

В силу пункта 4 статьи 23 ГК РФ гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица с нарушением требований пункта 1 данной статьи, не вправе ссылаться в отношении заключенных им при этом сделок на то, что он не является предпринимателем; суд может применить к таким сделкам правила ГК РФ об обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Возможность распространения положений отдельных нормативных актов, регулирующих отношения, связанные с осуществлением предпринимательской деятельности, на граждан, не зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей, но осуществляющих такую деятельность, следует и из пункта 12 Постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей". Развивая указанную правовую позицию, ВС РФ в Определении от 08.04.2015 N 59-КГ15-2 счел возможным распространить на отношения по длительному предоставлению в аренду нежилого здания гражданином, не зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя, положения законодательства, связанного с осуществлением предпринимательской деятельности. При этом было принято во внимание содержание договоров аренды имущества (условия о сроках, изменении или расторжении договора, санкциях за ненадлежащее исполнение обязательств по договору), которые свидетельствовали о том, что в них учтены риски, характерные при осуществлении предпринимательской деятельности.

Полагаем, что предписание пункта 4 статьи 23 ГК РФ о праве суда применить к сделкам гражданина, осуществляющего в нарушение требований пункта 1 статьи 23 ГК РФ деятельность, направленную на систематическое получение прибыли, без государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, правила ГК РФ об обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, следует расценивать как один из предусмотренных Кодексом способов пресечения действий в обход закона с противоправной целью, а также иного заведомо недобросовестного осуществления гражданских прав (пункт 1 статьи 10 ГК РФ).

Соответственно, гражданин, не зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя, являющийся должником по денежному обязательству, возникшему в связи с осуществлением им деятельности, связанной с систематическим получением прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг (пункт 1 статьи 2 ГК РФ), может быть признан судом обязанным уплачивать проценты по статье 317.1 ГК РФ. Вместе с тем в силу пунктов 2 и 3 статьи 10 ГК РФ такой гражданин не вправе требовать названные проценты по обязательствам перед ним, учитывая и то обстоятельство, что по его вине (в связи с сокрытием характера своей деятельности) контрагент был лишен права согласовать в договоре условие об их неприменении.

Представляется, что вопрос о возможности распространения статьи 317.1 ГК РФ на денежные обязательства, возникшие при осуществлении публично-правовыми образованиями (являющимися по своей организационно-правовой форме учреждениями, то есть некоммерческими организациями) в лице их органов либо приравненных к ним лиц экономической деятельности в отношениях с коммерческими организациями, следует решать также исходя из целей вступления органов публично-правовых образований в гражданско-правовые отношения. Если таковые обусловлены необходимостью решения органами публично-правовых образований вопросов по предметам их ведения (полномочий) и при этом очевидно не преследуют цели извлечения дохода (например, при осуществлении закупок для государственных и муниципальных нужд, в том числе по получению в аренду имущества в целях исполнения публичных обязательств), то проценты по денежным обязательствам не начисляются.

Вместе с тем, если основной целью вступления в гражданско-правовые отношения является получение дохода (например, от передачи в пользование коммерческим организациям имущества, от передачи имущества в доверительное управление, оказания платных услуг и т.д.), то по денежным обязательствам, вытекающим из указанных правоотношений, по общему правилу подлежат начислению проценты на сумму долга. Названное правило действует вне зависимости от того, выступает орган публично-правового образования в качестве кредитора или должника, поскольку обратное нарушит равенство участников гражданских правоотношений, что не будет соответствовать части 2 статьи 8 Конституции Российской Федерации и пункту 1 статьи 1 ГК РФ.

Например, если по договору аренды имущества публично-правового образования предусмотрено возмещение арендодателем произведенных с его согласия неотделимых улучшений (пункт 2 статьи 623 ГК РФ), арендатор по общему правилу имеет право на проценты по статье 317.1 ГК РФ с момента прекращения договора аренды и передачи имущества арендодателю. Равным образом на сумму арендной платы за пользование имуществом подлежат начислению проценты на сумму долга.

Кроме того, с учетом буквального содержания пункта 1 статьи 317.1 ГК РФ его положения не распространяют свое действие на правоотношения, связанные с выплатой публично-правовыми образованиями денежных сумм в возмещение вреда в порядке, предусмотренном статьями 16, 16.1, 1069, 1070 ГК РФ, поскольку вред причиняется не в связи с получением публично-правовым образованием дохода. Соответственно, на названные суммы проценты на сумму долга не начисляются.

По тем же основаниям по общему правилу не подлежат начислению проценты на сумму долга в случае деликта, допущенного органом публично-правового образования, не связанного с выполнением публичных функций (статья 1064 ГК РФ), в частности в связи с причинением вреда источником повышенной опасности. Например, не подлежат уплате проценты по статье 317.1 ГК РФ в случае, если обязательство возникло в связи с повреждением имущества коммерческой организации предметом, отделившимся от здания органа публично-правового образования, а также в результате дорожно-транспортного происшествия, совершенного по вине его работника.

Однако если причинение вреда было допущено при оказании платных услуг или эксплуатации переданного на возмездной основе имущества, например являющегося источником повышенной опасности (притом что публично-правовое образование в порядке, предусмотренном пунктом 1 статьи 1079 ГК РФ, не утрачивает статус его владельца), на органе публично-правового образования лежит обязанность по уплате процентов на сумму долга.

Таким образом, положения статьи 317.1 ГК РФ распространяют свое действие на правоотношения, в которых как на стороне кредитора, так и на стороне должника выступают коммерческие организации, и (или) граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица (в связи с осуществлением предпринимательской деятельности), и (или) некоммерческие организации (в связи с осуществлением приносящей доход деятельности), в том числе органы публично-правовых образований.

Проценты на сумму долга не подлежат уплате, если гражданско-правовые отношения возникают с участием некоммерческих организаций при осуществлении последними своей основной деятельности, а также граждан при осуществлении ими профессиональной деятельности (адвокаты, нотариусы, арбитражные управляющие и др.).

В свете сказанного практический интерес представляет вопрос о том, подлежат ли начислению проценты по статье 317.1 ГК РФ в случае перемены лиц в обязательстве (например, при уступке права требования, переводе долга и в результате перехода прав на имущество, являющееся предметом найма), при прекращении государственной регистрации гражданина, участвующего в гражданско-правовых отношениях, из которых возникло денежное обязательство, в качестве индивидуального предпринимателя, реорганизации коммерческой организации в некоммерческую, ликвидации коммерческой организации с передачей имущества его учредителям, являющимся гражданами, и т.д.

Представляется очевидным, что в силу принципа nemo plus iuris ad alium transferre potest, quam ipse habet (никто не может передать больше прав, чем имеет сам), в случае если одна из первоначальных сторон спорных правоотношений не являлась коммерческой организацией, перемена лица в обязательстве на лицо, отвечающее критерию статьи 317.1 ГК РФ, не влечет последующую уплату процентов на ранее возникшую сумму долга. Отступление от данного правила применительно к любым договорным правоотношениям может повлечь нарушение принципа равенства сторон и, кроме того, ожиданий должника, который на стадии заключения договора, разумно полагая, что в отношении его не могут быть применены проценты на сумму долга, не настаивал на включении в договор между сторонами условия об их неприменении.

Полагаем, что в отношении обязательств между коммерческими организациями, по которым на место кредитора или должника встает лицо, не указанное в пункте 1 статьи 317.1 ГК РФ, если денежное обязательство возникло до перемены лиц в обязательстве, проценты на сумму долга подлежат уплате до фактического исполнения обязательства либо его прекращения по иным основаниям, перечисленным в главе 26 Кодекса, поскольку последней не предусмотрено такого основания прекращения обязательства по уплате процентов, как изменение субъектного состава спорных правоотношений. Указанное имеет особенное значение в связи с взысканием процентов на сумму долга при перемене лиц в обязательстве, установленном вступившим в законную силу решением суда. Помимо этого, очевидно несправедливо прекращение начисления процентов на сумму долга в случае, если обстоятельства, послужившие тому основанием, обусловлены только и исключительно волей должника (например, при прекращении статуса индивидуального предпринимателя, реорганизации коммерческой организации в некоммерческую).

Если обязательство имеет периодический характер (к примеру, плата за пользование имуществом или за его содержание и т.д.), то по обязательствам, возникшим после перемены лиц в обязательстве на лиц, не указанных в пункте 1 статьи 317.1 ГК РФ, обязанность по уплате процентов на сумму долга утрачивается. Названное правило не применяется, если перемена лиц в обязательстве произошла в период рассрочки (отсрочки) исполнения ранее возникшего обязательства.

Из пункта 1 статьи 317.1 ГК РФ прямо следует, что проценты на сумму долга подлежат уплате как по договорным денежным обязательствам (в том числе по уплате неустойки по статье 308.3 Кодекса, неустойки за нарушение неденежного обязательства), так и по внедоговорным, в том числе по обязательствам, вытекающим из глав 50, 56, 59, 60 Кодекса, главы XX Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации, и т.д. Однако проценты по статье 317.1 ГК РФ не могут быть начислены на неустойку за нарушение денежного обязательства, поскольку последняя в силу пункта 4 статьи 395 ГК РФ взыскивается вместо процентов за пользование чужими денежными средствами, в связи с чем начисление процентов на сумму долга на неустойку будет означать начисление процентов на проценты, чем будет нарушен запрет пункта 2 статьи 317.1 и пункта 5 статьи 395 ГК РФ <10>.


<10> К аналогичному выводу пришел Арбитражный суд Самарской области в решении от 30.09.2015 по делу N А55-12446/2015.


О допустимости применения процентов по статье 317.1 ГК РФ к внедоговорным обязательствам свидетельствуют цели введения процентов на сумму долга, сформулированные в Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации и вышеуказанной Пояснительной записке к законопроекту N 47538-6, из которых однозначно следует, что данные проценты вводились в отношении любых обязательств. Кроме того, освобождение должника от обязанности по уплате процентов по статье 317.1 ГК РФ сделает экономически невыгодным их первоочередное исполнение (учитывая то обстоятельство, что за такое нарушение предусмотрена только ответственность по статье 395 ГК РФ), притом что кредитор в подобного рода обязательствах либо уже является потерпевшим (главы 59, 60 Кодекса), либо совершал действия в целях предотвращения вреда имуществу должника (глава 50 Кодекса, глава ХХ Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации, глава XVI Кодекса внутреннего водного транспорта Российской Федерации).

Изученная практика применения процентов по статье 317.1 ГК РФ на сумму неосновательного обогащения также противоречива. По одним делам (N А40-194588/2014, А55-19471/2015, А12-29681/2015) суды взыскивали проценты на сумму долга на сумму неосновательного обогащения, в то время как по делу N А49-9530/2015 сделан вывод, что проценты по статье 317.1 ГК РФ не применяются к неосновательному обогащению, поскольку предполагаются на сумму долга.

Вместе с тем данный вывод не соответствует прямому предписанию пункта 1 статьи 1102 ГК РФ об обязанности приобретателя возвратить неосновательное обогащение, что само по себе предполагает наличие у него долга перед потерпевшим, а также пункта 2 статьи 1107 ГК РФ о праве потерпевшего на получение процентов за пользование чужими средствами. Полагаем, что названные проценты не являются специальной нормой по отношению к процентам на сумму долга (в том числе применительно к положениям пункта 2 статьи 307.1 ГК РФ), учитывая, что обязанность по уплате предусмотренных пунктом 2 статьи 1107 ГК РФ процентов возникает у любого приобретателя, а проценты по статье 317.1 ГК РФ уплачиваются лишь коммерческими организациями. Запрета на начисление иных процентов на сумму неосновательного обогащения глава 60 Кодекса не содержит. Помимо этого, неприменение процентов на сумму долга на суммы неосновательного обогащения по требованию о возврате исполненного по недействительной сделке (пункт 1 статьи 1103 ГК РФ) может вновь стимулировать должников обращаться с требованиями о признании сделок недействительными, притом что пункт 3 статьи 329 ГК РФ к процентам по статье 317.1 ГК РФ неприменим (что, вероятно, будет пресечено практикой).

Ограничение на получение кредитором процентов на сумму долга может быть как согласовано сторонами, так и прямо следовать из закона. Очевидно, что в первом случае подобное условие не может быть оговорено в пользу лишь одной из сторон, поскольку обратное будет свидетельствовать о нарушении равенства участников гражданских правоотношений, относящегося в силу пункта 1 статьи 1 ГК РФ к основным началам гражданского законодательства. С учетом разъяснений, содержащихся в пунктах 1 и 7 вышеуказанного Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25, такие условия договора могут быть признаны недействительными по основанию, установленному пунктом 2 статьи 168 ГК РФ.

Включая в договор условие о неприменении статьи 317.1 ГК РФ по денежным обязательствам, стороны должны учитывать, что в таком случае они лишаются права на получение процентов на сумму долга на весь период: как в период договорной отсрочки (рассрочки) платежа, так и после нарушения срока исполнения обязательства. Указанное может повлечь нарушение платежной дисциплины ввиду уменьшения ответственности должника за нарушение обязательства и не будет соответствовать целям введения процентов на сумму долга. Таким образом, если стороны не считают необходимым освобождать просрочившего должника от уплаты процентов по статье 317.1 Кодекса, представляется целесообразным специально предусмотреть, что проценты на сумму долга не начисляются лишь до согласованной даты платежа.

Из пункта 1 статьи 317.1 Кодекса прямо следует, что условие о размере процентов на сумму долга является диспозитивным, в связи с чем стороны обязательства, вытекающего из договора, могут согласовать любой их размер, который в том числе может быть привязан к произвольно определяемой величине. Например, стороны вправе установить размер процентов равным величине инфляции, кратным ставке рефинансирования (ключевой ставке) и т.д. Кроме того, стороны вправе предусмотреть условие о дифференциации цены исходя из срока оплаты, что, по своей сути, будет соглашением об иных процентах на сумму долга, поскольку разница между стандартной и увеличенной ценой в случае оплаты после реализации товара (работы, услуги) будет равна сумме процентов на сумму долга. Также сторонами может ограничиваться период начисления процентов на сумму долга (например, как было указано выше, возможно согласование ограничения на их уплату в период правомерного пользования денежными средствами).

Вместе с тем является дискуссионным вопрос о том, вправе ли стороны своим соглашением устанавливать зависимость размера процентов от каких-либо условий (просрочка платежа, утрата обеспечения, нарушение должником договорных ограничений (ковенант) и т.д.).

С одной стороны, условия, предусматривающие увеличение процентов на сумму долга, призваны компенсировать риски кредитора, поэтому повышенные проценты являются экономически обоснованными. С другой - увеличением процентов стороны (особенно если одна из них имеет более сильные переговорные возможности) фактически под повышенными процентами по статье 317.1 ГК РФ устанавливают неустойку (которая, в отличие от процентов на сумму долга, подлежит уменьшению по статье 333 ГК РФ).

Представляется, что в такой ситуации может быть применена правовая позиция, вытекающая из пункта 15 Постановления N 13/14, а также из пункта 13 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 147 "Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре", согласно которой повышенный размер процентов в случае нарушения срока исполнения денежного обязательства является мерой ответственности должника, а потому если в договоре установлено увеличение размера процентов при просрочке уплаты долга, размер ставки, на которую увеличена плата за пользование заемными средствами, следует считать неустойкой, установленной договором, и она может быть снижена по правилам статьи 333 ГК РФ.

Однако если размер процентов увеличивается не в связи с просрочкой, а вследствие утраты обеспечения, то повышенные проценты уменьшению не подлежат, поскольку данное условие не может рассматриваться как условие об ответственности за нарушение обязательства по возврату кредита. По нашему мнению, последняя позиция может быть распространена и на случаи нарушения договорных ограничений (ковенант), как правило увеличивающих риски кредитора.

К законодательному ограничению применения процентов на сумму долга в настоящее время отнесен пункт 4 статьи 381.1 ГК РФ, в силу которого на сумму обеспечительного платежа проценты, установленные статьей 317.1 Кодекса, не начисляются, если иное не предусмотрено договором. Данное положение в первую очередь призвано исключить начисление процентов на сумму долга в связи с исполнением сделок, заключаемых на бирже, и обширной практикой внесения обеспечительного платежа по договорам имущественного найма, но может быть распространено на осуществление расчетов коммерческими организациями через центры, входящие в структуру одной из сторон (например, на предварительно перечисленные перевозчику суммы в случае заключения договора о производстве расчетов через технологические центры по обработке перевозочных документов, за исключением случаев необоснованного их списания).

Исходя из буквального содержания пункта 1 статьи 317.1 ГК РФ проценты на сумму долга уплачиваются лишь по денежным обязательствам. Согласно установленному в пункте 1 Постановления N 13/14 критерию определения денежного обязательства последней на должника возлагается обязанность уплатить деньги, при этом денежным может быть как обязательство в целом (в договоре займа), так и обязанность одной из сторон в обязательстве (оплата товаров, работ или услуг). Не являются денежными обязательства, если они не связаны с использованием денег в качестве средства платежа, средства погашения денежного долга.

Таким образом, по иным обязательствам, в том числе перечисленным в пункте 1 статьи 307 ГК РФ (по передаче имущества, выполнению работ, оказанию услуг, внесению вклада в совместную деятельность и т.п.), указанные проценты не уплачиваются. Данное правило действует и в случае, если обязанность по передаче имущества (выполнению работ, оказанию услуг) имеет соответствующую денежную оценку, например в связи с ранее произведенной кредитором оплатой.

Представляется, что подобное ограничение обусловлено как невозможностью начисления процентов на иные (неденежные) обязательства (учитывая универсальность именно денежных обязательств в обороте), так и стремлением законодателя стимулировать кредиторов трансформировать иные имеющиеся к должникам обязательства в денежные, с тем чтобы упростить оборот, имея в виду простоту администрирования последних самими участниками гражданских правоотношений (в том числе в порядке добровольного исполнения), рассмотрения споров, вытекающих из них, а также их принудительного исполнения.

Указанное, однако, не лишает участников обязательственных правоотношений права, действуя своей волей и в своем интересе (пункт 2 статьи 1 ГК РФ), требовать исполнения обязательства (включая и внедоговорное, например деликтное) в натуре, притом что в данном случае кредитор утрачивает право на получение процентов по статье 317.1 ГК РФ.

Поскольку проценты на сумму долга подлежат начислению лишь на денежные обязательства, по обязательствам по передаче других вещей, определенных родовыми признаками (пункт 1 статьи 807 ГК РФ), проценты по статье 317.1 Кодекса не начисляются.

На сумму предварительной оплаты (аванса) проценты на сумму долга не начисляются, поскольку какое-либо денежное обязательство с момента поступления денежных средств получателю и до момента прекращения договорного обязательства и (или) преобразования обязательства поставить товар (выполнить работу, оказать услугу, предоставить имущество внаем) в обязательство возвратить сумму авансового платежа у продавца (исполнителя, арендодателя) отсутствует (Постановление Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 N 10270/13).

Косвенным подтверждением данного вывода является то обстоятельство, что применение статьи 317.1 ГК РФ не было ограничено в отношении задатка, являющегося не только иным способом обеспечения, но и способом платежа (пункт 1 статьи 380 ГК РФ), как правило уплачиваемого предварительно, что обусловлено отсутствием у лица, его получившего (каковым обычно является покупатель (заказчик)), какого-либо денежного обязательства перед лицом, давшим задаток. Примечательно, что в пункте 4 статьи 381.1 ГК РФ установлено ограничение на начисление процентов на сумму долга в отношении обеспечительного платежа, также являющегося способом обеспечения исполнения обязательства, притом что Законом N 42-ФЗ статья 380 Кодекса была дополнена пунктом 4, в связи с чем молчание законодателя по вопросу применения статьи 317.1 ГК РФ в отношении задатка представляется квалифицированным.

Равным образом проценты по статье 317.1 ГК РФ не уплачиваются в случае просрочки уплаты авансового платежа, что следует из правовой позиции, содержащейся в пункте 50 Постановления Пленума ВС РФ N 6 и Пленума ВАС N 8 от 01.07.1996 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации " (далее - Постановление N 6/8), нашедшей свое развитие в Постановлении Президиума ВАС РФ от 08.05.2007 N 15651/06.

Кроме того, пунктом 3 статьи 328 ГК РФ (в редакции Закона N 42-ФЗ) установлено, что ни одна из сторон обязательства, по условиям которого предусмотрено встречное исполнение, не вправе требовать по суду исполнения, не предоставив причитающегося с нее по обязательству другой стороне. Тем самым, по сути, ограничивается право получателя аванса на судебную защиту по требованиям о его взыскании. Поскольку основное обязательство не подлежит судебной защите, полагаем, что и производное (каковым являются любые проценты на сумму долга) не может быть реализовано в судебном порядке. (Представляется, что в силу пункта 1 статьи 330 ГК РФ не исключается право сторон предусмотреть неустойку за нарушение сроков уплаты аванса, равно как и право продавца (исполнителя) требовать возмещения убытков, причиненных прекращением договора ввиду несвоевременного исполнения обязательства по перечислению предоплаты, если такое основание предусмотрено законом или договором. - Прим. авт.)

Указанное не исключает право сторон согласовать условие о коммерческом кредите на сумму аванса и (или) предварительной оплаты применительно к положениям статьи 421 и пункта 1 статьи 823 ГК РФ.

Следует отметить, что законные проценты по пункту 1 статьи 317.1 ГК РФ и применяемые по умолчанию проценты по пункту 1 статьи 809 ГК РФ имеют один и тот же размер, равный ставке рефинансирования Банка России, что, видимо, обусловлено их сходной правовой природой, поскольку и те и другие являются платой за пользование денежными средствами, соответственно, проценты на сумму долга к договорам, предусмотренным главой 42 Кодекса, не применяются.

Установление законного процента равным ставке рефинансирования Банка России не в полной мере соответствует уровню фактической инфляции, что снижает эффективность применения статьи 317.1 ГК РФ и не стимулирует должников своевременно исполнять денежные обязательства. Поскольку к 1 июня 2016 года Банк России обязался скорректировать ставку рефинансирования до уровня ключевой ставки <11>, то размер процентов по статье 317.1 ГК РФ приблизится к рыночному, повысив их значение, и будет способствовать большей востребованности процентов на сумму долга.


<11> Пункт IV.2 Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2014 год и период 2015 и 2016 годов, одобренных 8 ноября 2013 года Советом директоров Банка России.


Как указывалось выше, проценты, предусмотренные статьей 317.1 ГК РФ, начисляются лишь на денежные обязательства, вследствие чего требует разрешения вопрос о том, с какого момента они подлежат уплате в случае, если неденежное обязательство, по которому одним лицом другому произведена оплата, было преобразовано в денежное. Прежде всего с момента прекращения договора (его расторжения в судебном порядке, отказа кредитора от договора (исполнения договора)), если сторонами не согласован порядок уплаты процентов на сумму долга, а равно если стороны, взаимно прекращая договорные отношения, не предусмотрели данный порядок.

В этой связи определенным ориентиром может служить правовая позиция, сформулированная в пункте 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 N 35 "О последствиях расторжения договора" (далее - Постановление N 35), согласно которой вне зависимости от основания для расторжения договора сторона, обязанная вернуть имущество, возмещает другой стороне все выгоды, которые были извлечены первой стороной, при этом если возвращаются денежные средства, то подлежат уплате проценты на основании статьи 395 ГК РФ с даты получения возвращаемой суммы другой стороной (ответчиком). Полагаем, указание именно статьи 395 ГК РФ обусловлено тем, что на момент принятия Постановления N 35 статья 317.1 Кодекса отсутствовала, поэтому ВАС РФ была сформулирована позиция о фактическом распространении на проценты за пользование чужими денежными средствами (статья 395 ГК РФ) положений о процентах на сумму долга (статья 317.1 ГК РФ), что, учитывая существовавшую на момент принятия Постановления N 35 нормативную базу, было в какой-то степени оправданно.

Между тем указанные разъяснения представляются явно несправедливыми в части, возлагающей на сторону, невиновную в прекращении договорных отношений, но ранее получившую от своего контрагента денежные средства, обязанность по уплате процентов за пользование чужими денежными средствами, имеющих, по сути, квазиштрафную природу (о чем свидетельствует само название статьи 395 ГК РФ).

Введение статьей 317.1 ГК РФ процентов на сумму долга, казалось бы, должно устранить противоречие между разъяснениями, содержащимися в пункте 5 Постановления N 35, и правовой природой процентов по статье 395 Кодекса. Вместе с тем изменение правового регулирования не исключает несправедливое возложение на сторону, фактически являющуюся потерпевшей, обязанности по уплате процентов на сумму долга.

Так, если заказчик по договору строительного подряда предоставил строительные материалы и (или) оборудование, использование которых повлечет ухудшение качества выполняемых работ, и отказался от их замены, притом что данные обстоятельства были установлены непосредственно перед началом выполнения работ, подрядчик в силу пункта 3 статьи 745 ГК РФ вправе отказаться от исполнения. Однако, возвращая предварительно полученную оплату по договору, он обязан уплатить проценты по статье 317.1 ГК РФ. Равным образом клиент, предварительно оплативший услуги экспедитора по договору транспортной экспедиции и отказавшийся от исполнения договора в силу части 1 статьи 806 ГК РФ, вправе требовать не только возврата предварительно внесенной суммы, но и уплаты процентов на сумму долга.

Кроме того, безусловное возложение на продавца обязанности по уплате процентов на сумму долга может фактически заблокировать либо значительно снизить экономическую эффективность предоставленного ему в силу пункта 3 статьи 484 ГК РФ права отказаться от исполнения договора в случаях, когда покупатель, предварительно оплативший товар, не принимает или отказывается его принять. При этом иногда подобный отказ может быть более экономически выгоден для продавца (например, при значимом росте цен на товар по договору).

Таким образом, приведенное в пункте 5 Постановления N 35 правило о том, что лицо, получившее денежные средства по расторгнутому впоследствии договору, обязано внести плату за их использование в виде процентов, составляющих экономическую выгоду от пользования денежными средствами, безусловно несправедливо по отношению к лицу, невиновному в прекращении договора, признанного недействительным по вине лица, передавшего денежные средства.

Одним из способов устранения данной правовой коллизии полагаем возможным применение пункта 2 статьи 10 Кодекса к требованиям виновного в прекращении договора кредитора о взыскании процентов по статье 317.1 ГК РФ.

Помимо этого, следует учитывать, что в силу пункта 3 статьи 406 ГК РФ должником не уплачиваются проценты на сумму долга в случае просрочки кредитора, под которой согласно пункту 1 статьи 406 ГК РФ понимается в том числе отказ принять предложенное должником надлежащее исполнение или несовершение действий, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором либо вытекающих из обычаев или из существа обязательства, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства. Однако это правило не распространяется на требования, связанные с применением последствий недействительности сделки (§ 2 главы 9 Кодекса), и не в полной мере охватывает период пользования денежными средствами, который обычно больше, нежели период просрочки кредитора.

Более правильным представляется иной подход. В абзаце втором пункта 4 статьи 453 ГК РФ (в редакции Закона N 42-ФЗ) сформулировано положение, согласно которому в случае, когда до расторжения или изменения договора одна из сторон, получив от другой стороны исполнение обязательства по договору, не исполнила свое обязательство либо предоставила другой стороне неравноценное исполнение, к отношениям сторон применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (глава 60), если иное не предусмотрено законом или договором либо не вытекает из существа обязательства. Кроме того, пунктом 5 статьи 453 ГК РФ установлено, что если основанием для изменения или расторжения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, то другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных изменением или расторжением договора. Аналогичное правило содержится в пункте 3 статьи 393.1 ГК РФ.

Соответственно, начисление процентов по статье 317.1 ГК РФ в пользу стороны, виновной в прекращении договорных отношений, может повлечь парадоксальную ситуацию, когда потерпевший будет вынужден уплатить кредитору названные проценты, а впоследствии - взыскивать их обратно уже с виновной стороны в качестве убытков на основании пункта 3 статьи 393.1 и пункта 5 статьи 453 ГК РФ.

На наш взгляд, из указанных выше нормативных предписаний во взаимосвязи со статьей 404 и пунктом 1 статьи 1105 ГК РФ следует, что вопрос о том, с какого момента сторона, получившая по расторгнутому впоследствии договору денежные средства, которые она обязана возвратить другой стороне, должна уплачивать проценты по статье 317.1 ГК РФ, подлежит разрешению исходя из того, по чьей вине произошло прекращение договорного обязательства.

Таким образом, имея в виду правовую природу процентов по статье 317.1 ГК РФ, подлежащих уплате лишь по денежному обязательству, каковое у продавца (исполнителя), являющегося должником, до прекращения договорного обязательства с покупателем (заказчиком), являющимся кредитором, отсутствовало, по общему правилу проценты на сумму долга с момента поступления денежных средств должнику до момента расторжения договора и (или) трансформации неденежного обязательства в денежное не уплачиваются.

На основании пункта 1 статьи 450.1 и пункта 3 статьи 453 ГК РФ моментом прекращения договора и возникновения денежного обязательства по общему правилу является момент получения уведомления стороны, имеющей право на односторонний отказ от договора (исполнения договора), другой стороной либо день вступления в законную силу решения суда о прекращении договора; проценты по статье 317.1 ГК РФ подлежат уплате со следующего дня. Соответственно, после прекращения договора и (или) трансформации неденежного обязательства в денежное проценты на сумму долга подлежат уплате вне зависимости от того, по чьей вине прекратился договор.

Если прекращение договора и (или) трансформация неденежного обязательства в денежное произошли по вине лица, обязанного возвратить денежные средства, проценты по статье 317.1 ГК РФ, являющиеся по существу составной частью (элементом) обязательства по возмещению убытков, возникших вследствие нарушения договорных обязательств, подлежат начислению за весь период пользования денежными средствами.

В этой связи следует отметить решение по делу N А56-60726/2015, в рамках которого суд пришел к выводу о допустимости начисления процентов по статье 317.1 ГК РФ с момента одностороннего расторжения договора по требованию кредитора, внесшего предоплату, а также решение по делу N А40-194588/2014, по которому суд взыскал проценты по статье 317.1 ГК РФ на сумму, неосновательно полученную стороной, виновной в возникновении обязательства по недействительной односторонней сделке.

В силу предусмотренного пунктом 1 статьи 1 и статьей 421 ГК РФ принципа свободы договора стороны в самом договоре, а также в соглашении о его расторжении (пункт 3 статьи 407 ГК РФ) вправе предусмотреть в случае прекращения договора возможность уплаты процентов на сумму долга на условиях, отличающихся от вытекающих из статьи 317.1 ГК РФ (абзац второй пункта 2 Постановления N 35, Определение ВС РФ от 04.08.15 N 310-ЭС15-4563).

Если срок исполнения обязательства (определяемый в соответствии со статьей 190 ГК РФ календарной датой или истечением периода времени, а также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить) установлен законом, проценты на сумму долга подлежат уплате после его истечения вне зависимости от момента получения должником встречного экономического предоставления.

Например, не подлежат уплате проценты по статье 317.1 ГК РФ в течение срока оплаты за жилое помещение и коммунальные услуги, установленного частью 1 статьи 155 Жилищного кодекса Российской Федерации, то есть до десятого числа месяца, следующего за истекшим. Если договором управления либо решением общего собрания установлен больший срок оплаты, полагаем, что за период с одиннадцатого числа месяца, следующего за истекшим, и до даты, определенной договором (а равно решением общего собрания), подлежат уплате проценты на сумму долга. Согласованный договором управления либо решением общего собрания иной (больший) срок оплаты не является сроком, установленным законом, а является по своей правовой сути отсрочкой исполнения обязательства по оплате за жилое помещение и коммунальные услуги, которая (учитывая, что договор управления в силу части 1 статьи 162 Жилищного кодекса Российской Федерации заключается на условиях решения общего собрания) зависит от воли лишь одной стороны (собственников) и не зависит от воли исполнителя (управляющей организации).

С учетом пунктов 3 и 4 статьи 3 Кодекса также не подлежат уплате проценты на сумму долга, если срок исполнения денежного обязательства установлен указом Президента Российской Федерации или постановлением Правительства Российской Федерации, принятым во исполнение полномочий, возложенных на него Кодексом или федеральным законом, по вопросу, не получившему содержательную регламентацию в законе. Примером могут служить установленные пунктами 33, 34, 75 Правил организации теплоснабжения в Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 08.08.2012 N 808, порядки расчетов по договору теплоснабжения и договорам оказания услуг по передаче тепловой энергии, принятые во исполнение предписания пункта 7 части 10 статьи 15 Федерального закона от 27.07.2010 N 190-ФЗ "О теплоснабжении".

Вместе с тем, если законом ограничивается лишь предельный срок отсрочки (рассрочки) уплаты денежных средств, притом что вопрос о согласовании реализации товара (работы, услуги) в кредит остается на усмотрение сторон, проценты по статье 317.1 ГК РФ подлежат уплате в течение установленного законом предельного срока отсрочки оплаты.

Например, по общему правилу уплачиваются проценты на сумму долга за периоды пользования денежными средствами, установленные частью 7 статьи 9 Федерального закона от 28.12.2009 N 381-ФЗ "Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации", которой определяются предельные сроки оплаты поставленных товаров в случае, если стороны уже согласовали оплату товаров через определенное время после их передачи хозяйствующему субъекту, осуществляющему торговую деятельность. При этом учитываются цели правового регулирования, указанные в пунктах 2 и 3 части 2 статьи 1 названного Закона, в связи с чем установление предельных сроков отсрочки платежа обусловлено необходимостью защиты прав и законных интересов хозяйствующих субъектов, осуществляющих поставки продовольственных товаров, которые, как правило, вынуждены соглашаться на реализацию товара в кредит в условиях обычно более сильной переговорной позиции хозяйствующих субъектов, осуществляющих торговую деятельность.

Таким образом, сам по себе факт законодательного закрепления предельных сроков отсрочки оплаты товара не меняет ее правовую природу, что по общему правилу влечет начисление процентов по статье 317.1 ГК РФ на период отсрочки в случае, если стороны согласовали условие о ней.

Проценты на сумму долга подлежат уплате за весь период, в который должник проверяет обоснованность требований кредитора, а также выдвигает возражения относительно предъявленных требований (например, при оспаривании факта причинения вреда, наличия вины, размера ущерба, в случае выдвижения поручителем возражений относительно требований кредитора и т.д.). Указанное является следствием осуществления должником своих гражданских прав своей волей и в своем интересе и полностью охватывается предпринимательским риском, поскольку проценты на сумму долга уплачиваются только коммерческими организациями (пункт 2 статьи 1, пункт 1 статьи 2 ГК РФ).

По тем же основаниям подлежат уплате проценты на сумму долга в периоды, когда право не исполнять обязательство, обусловленное наличием сомнений относительно исполнения обязательства надлежащему лицу, установлено законом. Так, подлежат уплате проценты в случае невозможности исполнения представителю кредитора ввиду отсутствия у него доверенности, удостоверенной нотариально (пункт 2 статьи 312 ГК РФ), а также новому кредитору при перемене лиц в обязательстве до предоставления доказательств перехода права к этому кредитору (пункт 1 статьи 385 ГК РФ). При этом также учитывается, что должник вправе исполнить обязательство внесением долга в депозит нотариуса или суда (статья 327 ГК РФ), что прекращает уплату процентов на сумму долга (пункт 8 Постановления N 13/14).

В силу предписания пункта 2 статьи 377 ГК РФ и учитывая правовую позицию, содержащуюся в пункте 19 Постановления N 13/14 и пункте 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15.01.1998 N 27 "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации о банковской гарантии", полагаем, что денежное обязательство у гаранта возникает по истечении пяти дней со дня, следующего за днем получения требования бенефициара со всеми приложенными к нему документами (пункт 2 статьи 375 ГК РФ).

Представляется, что установление условиями гарантии большего срока рассмотрения требования, равно как и приостановление платежа на срок до семи дней в порядке, предусмотренном пунктом 2 статьи 376 ГК РФ, не исключает начисления процентов на сумму долга. При этом учитывается природа гарантии, которая независима от действительности обеспечиваемого такой гарантией обязательства, а также то обстоятельство, что приостановление платежа осуществляется лишь по воле гаранта.

На наш взгляд, сам по себе факт самостоятельного законодательного закрепления права гаранта приостановить платеж на определенный срок (учитывая пункт 2 статьи 375 Кодекса, которым установлены общий срок проверки требований бенефициара, а равно обязанность по осуществлению платежа) свидетельствует о том, что данное право является исключительным, поскольку необоснованность подозрений гаранта (опровергнутых по результатам дополнительной проверки) презюмирует и необоснованность приостановления им платежа.

Равным образом, принимая во внимание положения пункта 1 статьи 323, пунктов 1 и 2 статьи 363, статьи 399, пунктов 1 и 2 статьи 406 ГК РФ, разъяснения, содержащиеся в пункте 35 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством" (далее - Постановление N 42), полагаем, что на поручителе с момента получения требований кредитора об исполнении обеспечиваемого обязательства лежит самостоятельная обязанность по исполнению денежного обязательства. Следовательно, поручитель со следующего дня уплачивает проценты по статье 317.1 ГК РФ, в том числе за период, в течение которого он извещает основного должника о предъявленных к нему требованиях, получает информацию о возражениях относительно них (пункт 1 статьи 366 ГК РФ), выдвигает против требований кредитора возражения (пункт 1 статьи 364 ГК РФ).

Уплата названных процентов производится уже по денежным обязательствам гаранта и поручителя соответственно, а не по обязательствам принципала (основного должника), в связи с чем регрессные требования к последним со стороны гаранта (поручителя) на сумму уплаченных ими процентов по общему правилу удовлетворению не подлежат (пункты 1 и 3 статьи 365, пункт 2 статьи 379 ГК РФ, пункт 11 Постановления N 42). Кроме того, имея в виду самостоятельный характер обязательств гаранта (поручителя), представляется возможным начисление процентов на сумму долга гаранта (поручителя) при отсутствии оснований для их начисления в отношении основного должника (например, если основным должником по обязательству перед коммерческой организацией является гражданин, а гарантом (поручителем) - коммерческая организация).

Однако если гарантом (поручителем) будут представлены доказательства, подтверждающие, что основной должник действовал недобросовестно, нарушая требования пункта 3 статьи 307 ГК РФ (в том числе в связи с неизвещением поручителя о неисполнении обеспечиваемого обязательства, несвоевременным предоставлением иной необходимой информации), полагаем, что уплаченные кредитору проценты по статье 317.1 ГК РФ могут быть взысканы в качестве убытков с основного должника, поскольку возникли по вине последнего.

Как уже отмечалось выше, согласно пункту 3 статьи 406 ГК РФ ссылка по денежному обязательству должник не обязан платить проценты за время просрочки кредитора. Соответственно, если возникновение у должника денежного обязательства обусловлено совершением кредитором каких-либо действий, предусмотренных законом, иным правовым актом или договором либо вытекающих из обычаев или из существа обязательства, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства (пункт 1 статьи 406 ГК РФ), притом что названные обязанности не были исполнены своевременно либо вовсе не были исполнены кредитором, последний утрачивает право получения процентов по статье 317.1 ГК РФ.

Следовательно, проценты на сумму долга не начисляются за весь период просрочки кредитора. Например, до обязательного в силу пункта 1 статьи 961 ГК РФ уведомления страховщика о страховом случае у страховой организации не возникает обязанность по выплате страхового возмещения. Равным образом, если обязанность по выплате страхового возмещения договором страхования либо обязательными в силу статьи 943 ГК РФ правилами страхования обусловлена совершением страхователем (выгодоприобретателем) каких-либо действий (представление документов, имущества к осмотру и т.д.), до их совершения проценты на сумму долга не начисляются.

Полагаем, что немедленно после получения указанных документов (совершения определенных действий) у страховщика возникает обязательство по выплате страхового возмещения, в связи с чем до фактического исполнения указанного денежного обязательства подлежат начислению проценты по статье 317.1 ГК РФ. Установление договором страхования либо правилами страхования срока для осуществления страховой выплаты (в том числе в целях проверки обоснованности обращения за ней) не освобождает страховщика от обязанности по уплате процентов на сумму долга за указанный период, имея в виду и то обстоятельство, что обычно условие о названном сроке устанавливается страховщиком в стандартных правилах страхования.

Вместе с тем, если срок выплаты страхового возмещения установлен законом (иным нормативным актом), проценты по статье 317.1 ГК РФ подлежат уплате лишь в случае его нарушения. Например, не подлежат уплате проценты на сумму долга в случае исполнения денежного обязательства по выплате страхового возмещения до истечения срока, установленного частью 21 статьи 12 Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств". Однако после его истечения проценты по статье 317.1 ГК РФ в пользу коммерческой организации подлежат уплате наряду с неустойкой за несоблюдение срока осуществления страховой выплаты.

По нашему мнению, суд вправе отказать во взыскании процентов на сумму долга, если будет установлено, что кредитор действовал недобросовестно, например намеренно длительное время не обращался к гаранту или поручителю, увеличивая тем самым размер обязательства основного должника, покрываемый соответствующим обеспечением. При этом возможность отказа в защите принадлежащего кредитору права на взыскание процентов по статье 395 ГК РФ ввиду установления факта злоупотребления им своим правом следует из пункта 61 Постановления Пленума ВС РФ от 29.05.2012 N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", что свидетельствует о допустимости применения пункта 2 статьи 10 ГК РФ и к требованиям о взыскании процентов на сумму долга.

Учитывая положения статьи 319 ГК РФ и необходимость большей защиты прав кредитора, а также в целях повышения эффективности судопроизводства (в частности, стимулирования должников к скорейшему исполнению обязательств и снижения нагрузки на судебную систему) считаем возможным взыскание судами процентов на сумму долга на будущий период до исполнения денежного обязательства применительно к разъяснениям, содержащимся в пункте 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 N 22 "О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта" (далее - Постановление N 22). Примечательно, что и ВС РФ ранее не исключал возможность взыскания процентов по статье 395 Кодекса на будущий период по день уплаты денежных средств кредитору, что следует из абзаца четвертого пункта 51 Постановления N 6/8, абзаца второго пункта 2 Постановления N 13/14, ответа на вопрос 2 Обзора законодательства и судебной практики ВС РФ за первый квартал 2010 года.

Вместе с тем представляется, что при взыскании процентов на будущий период, учитывая установленный пунктом 2 статьи 317.1 и пунктом 5 статьи 395 ГК РФ запрет начисления процентов на проценты (в отличие от разъяснений, данных в не подлежащем применению пункте 2 Постановления N 22), проценты на сумму долга не могут начисляться на сумму взысканных по решению суда процентов (как договорных, так и предусмотренных статьями 317.1 и 395 ГК РФ).

Следует отметить, что существующая практика взыскания процентов на сумму долга на будущий период противоречива. В одних случаях (дела N А05-11047/2015, А05-11049/2015, А12-29681/2015, А26-6908/2015, А31-7645/2015, А40-134312/2015, А51-15089/2015, А54-4242/2015, А56-60750/2015, А62-4676/2015) суды взыскивали проценты по статье 317.1 ГК РФ со ссылкой на абзац четвертый пункта 51 Постановления N 6/8, абзац второй пункта 2 Постановления N 13/14, пункт 1 Постановления N 22; в других (дела N А10-2715/2015 (в том числе в Постановлении Четвертого арбитражного апелляционного суда от 02.10.2015), А55-12446/2015, А79-7214/2015) - полагали недопустимым такое взыскание, указывая, что пункт 2 Постановления N 22 отменен, а уплата процентов на сумму долга на будущий период статьей 317.1 ГК РФ не предусмотрена.

На наш взгляд, сам по себе факт отмены пункта 2 Постановления N 22, притом что иные разъяснения, содержащиеся в абзаце четвертом пункта 51 Постановления N 6/8 и абзаце втором пункта 2 Постановления N 13/14, сохраняют свою силу, не свидетельствует о невозможности взыскания процентов по статье 317.1 ГК РФ. Тем более что на брифинге, посвященном итогам заседания Пленума ВС РФ, заместитель председателя ВС РФ В.И. Нечаев пояснил следующее: "Признание этого разъяснения недействующим было вызвано изменением редакции статьи 395 ГК РФ, и сам по себе этот факт не означает, что проценты начислять нельзя" <12>. Очевидно, что под указанными процентами следует понимать в том числе проценты по статье 317.1 ГК РФ.


<12> http://www.lawyercom.ru/news/1880-verhovnyy-sud-poobeshchal-razobratsya-v-protsentah-po-state-395-gk-rf


Момент возникновения денежного обязательства, на которое подлежат начислению проценты по статье 317.1 Кодекса, следует определять исходя из характера и существа правоотношений, а также соответствующего правового регулирования.

Если иное не установлено законом, а также не следует из существа обязательства, обязанность уплатить денежные средства возникает у должника в момент достижения экономического эффекта от сделки: получение товара в собственность, использование имущества, полученного в имущественный наем, получение результатов работ, осуществление перевозки, выполнение экспедиционных услуг, проведение расчетов по банковскому счету, обеспечение сохранности имущества в течение оговоренного срока, принятие исполненного по договорам комиссии и поручения и т.д. При установлении соглашением расчетных периодов, а равно после принятия части товара (работ, услуг) денежное обязательство возникает по истечении соответствующего расчетного периода либо после принятия должником частичного исполнения. На моменте возникновения денежных обязательств по некоторым видам договоров, поименованных в Кодексе, а также по внедоговорным обязательствам остановимся более подробно.

Обязательство по оплате по договору купли-продажи в силу пункта 1 статьи 486 ГК РФ возникает в момент передачи товара покупателю. Но в практике экономических взаимоотношений хозяйствующих субъектов чрезвычайно редким является совпадение момента передачи товара с его оплатой.

Если отсрочка поставки против платежа (предварительная оплата товара) не является основанием для начисления процентов на сумму долга, то отсрочка оплаты товара (продажа товара в кредит) влечет возникновение у покупателя денежного обязательства, на которое могут быть начислены проценты по статье 317.1 ГК РФ. Однако применение последней, казалось бы, должно блокироваться взаимосвязанными положениями пункта 1 статьи 307.1 и пункта 4 статьи 488 ГК РФ <13>, поскольку абзацем вторым указанного пункта установлена иная презумпция начисления процентов в случае получения товара до срока его оплаты, по сравнению с установленной статьей 317.1 ГК РФ: по общему правилу проценты не начисляются, если иное не установлено соглашением между сторонами.


<13> О чем указывает в своих комментариях В.В. Витрянский. Вопрос-ответ // СПС "КонсультантПлюс".


Таким образом, следуя указанной логике, по договорам купли-продажи товара в кредит проценты на сумму долга не начисляются, но могут начисляться проценты по коммерческому кредиту в соответствии со статьей 823 ГК РФ (пункт 14 Постановления N 13/14).

Вместе с тем полагаем, что принципиальное введение презумпции платности пользования денежными средствами в отношениях между коммерческими организациями (платности пользования капиталом) применительно к договорам купли-продажи товаров, заключаемым между коммерческими организациями, законодатель определил специальным законом, а именно статьей 317.1 ГК РФ. То есть отношения по оплате товара, купленного в кредит, а равно по начислению процентов на сумму долга по договору купли-продажи должны регулироваться именно указанной нормой. При этом исходим из того, что проценты и по абзацу второму пункта 4 статьи 488 ГК РФ, и по статье 317.1 Кодекса имеют одну и ту же правовую природу, поскольку призваны компенсировать покупателем (должником) его обогащение за счет продавца (кредитора) на сумму процентов, обычно уплачиваемых за пользование денежными средствами на период отсрочки (рассрочки) их уплаты, однако отличаются лишь по субъектному составу.

С учетом изложенного с введением Законом N 42-ФЗ процентов на сумму долга подлежит применению правило lex posterior derogat priori (последующий закон отменяет (вытесняет) предыдущий), означающее, что, даже если в последующем законе отсутствует специальное предписание об отмене ранее принятых законоположений, в случае коллизии между ними действует последующий закон <14>. Соответственно, презумпция начисления процентов на сумму долга вне зависимости от соглашения сторон даже при неизменности абзаца второго пункта 4 статьи 488 ГК РФ подлежит распространению и на заключенные с участием коммерческих организаций договоры купли-продажи товара в кредит.


<14> Пункт 2.2 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 29.06.2004 N 13-П.


Примечательно, что в правовом регулировании иных договоров правило о том, что проценты на цену договора, по которому предусмотрена оплата работ (услуг и т.д.) в кредит, уплачиваются лишь по соглашению сторон, отсутствует, и это ставит участников сходных гражданско-правовых отношений в неравное положение. Каких-либо экономических или политико-правовых аргументов, позволяющих прийти к выводу, что в силу особой природы договора купли-продажи в кредит следует отступить от общего правила презумпции уплаты должником процентов на сумму долга, не имеется.

В этой связи стоит отметить, что нередко правоотношения сторон имеют смешанный характер и регулируются положениями как главы 30, так и глав 37, 39, 40 Кодекса. Зачастую сторонами (в силу экономической, маркетинговой и налоговой целесообразности) в договоре отдельно не устанавливается цена товара по договору купли-продажи и цена работ по его доставке, установке (в случае заключения договора купли-продажи с обязанностью продавца доставить, установить промышленное оборудование и обеспечить ввод его в эксплуатацию), обучению персонала и т.д. Кроме того, если следовать логике недопустимости начисления процентов на сумму долга по договору купли-продажи, то следует прийти к выводу, что хозяйствующие субъекты, осуществляющие торговую деятельность, в соответствии с Федеральным законом от 28.12.2009 N 381-ФЗ "Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации" вправе получать проценты по статье 317.1 ГК РФ по обязательствам по оплате услуг по рекламированию товаров, маркетингу, но не обязаны их уплачивать по договорам купли-продажи с хозяйствующими субъектами, осуществляющими поставку товаров, что, очевидно, несправедливо по отношению к последним.

Соответственно, абзац второй пункта 4 статьи 488 ГК РФ не может препятствовать применению статьи 317.1 ГК РФ к договорам купли-продажи с участием коммерческих организаций, притом что к отношениям по такого рода договорам, заключенным с участием иных лиц, подлежит применению правило абзаца второго пункта 4 статьи 488 ГК РФ. Обратное толкование повлечет нарушение последовательно закрепляемой Кодексом возмездности гражданско-правовых договоров между коммерческими организациями (пункт 3 статьи 423 и подпункт 4 пункта 1 статьи 575 ГК РФ), основной целью деятельности которых является извлечение прибыли. (Закрепление в пункте 1 статьи 429.2 и пункте 2 статьи 429.3 ГК РФ правила о возможности заключения опциона на заключение договора и опционного договора между коммерческими организациями без встречного предоставления обусловлено их особенностями и тем, что их введение в Кодекс обусловлено в первую очередь необходимостью развития финансового рынка и вывода на него производных финансовых инструментов, которые на момент выпуска в обращение могут не представлять какой-либо ценности, а также рецепцией данных институтов из англосаксонского права. - Прим. авт.)

Следует отметить, что по большинству изученных дел истцами заявлялись требования о взыскании процентов на сумму долга по договорам поставки, по которым передача имущества состоялась до 1 июня 2015 года, в связи с чем требования заявлялись и рассматривались либо с указанной даты, либо с момента возникновения обязательства по оплате товара. Вместе с тем из решений по двум делам (N А46-10109/2015, А81-4148/2015) усматривается, что суды пришли к выводу о допустимости начисления процентов на сумму долга именно с момента получения должником товара, в том числе за период договорной отсрочки оплаты товара.

Если по обязательствам, вытекающим из соглашений, стороны вправе ограничить применение процентов на сумму долга, то по внедоговорным обязательствам проценты на сумму долга подлежат уплате в безусловном порядке. При этом пунктом 1 статьи 317.1 ГК РФ установлен их размер, равный ставке рефинансирования Банка России, действовавшей в соответствующем периоде, проценты в таком размере и являются законными процентами. Соответственно, особое значение имеет момент возникновения обязательства по уплате денежных средств именно по внедоговорным обязательствам.

В пункте 23 Постановления N 13/14 разъяснено, что по обязательствам, вытекающим из причинения вреда (глава 59 Кодекса), денежное обязательство на причинителе вреда по общему правилу возникает с момента, когда суд возлагает на него обязанность возместить вред в деньгах, в связи с чем с момента вступления решения суда в законную силу (если иной момент не указан в законе) подлежат начислению проценты по статье 395 ГК РФ.

Конкретизируя указанные разъяснения, в ответе на вопрос 4 Обзора законодательства и судебной практики ВС РФ за четвертый квартал 2000 года разъяснено, что в том случае, когда суд впервые возлагает на сторону обязанность возместить вред в деньгах, на стороне причинителя вреда возникает денежное обязательство по уплате определенных судом сумм. С момента, когда решение суда вступило в законную силу, если иной момент не указан в законе, на сумму, определенную в решении, при просрочке ее уплаты должником кредитор вправе начислить проценты на основании пункта 1 статьи 395 ГК РФ. Если же такая обязанность вытекает не из решения суда, а из договора или закона, проценты могут быть начислены с момента вынесения решения суда о взыскании предусмотренных договором (законом) денежных средств.

Вероятно, данный подход и будет воспринят в отношении процентов на сумму долга по обязательствам, вытекающим из причинения вреда, в связи с чем проценты по статье 317.1 ГК РФ будут взыскиваться с момента вступления решения суда в законную силу.

Вместе с тем, на наш взгляд, более справедливым является взыскание процентов на сумму долга с момента обращения потерпевшего к причинителю вреда или в суд с требованиями о возмещении вреда делинквентом посредством возмещения убытков либо с момента заключения между сторонами соглашения о порядке возмещения вреда (если им не определен иной порядок уплаты процентов).

В силу принципа диспозитивности процессуальные отношения в гражданском судопроизводстве возникают, изменяются и прекращаются главным образом по инициативе непосредственных участников спорного материального правоотношения, имеющих возможность с помощью суда распоряжаться своими процессуальными правами, а также спорным материальным правом <15>.


<15> Пункт 4.1 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 18.11.2014 N 30-П.


Представляется очевидным, что в обязательственных отношениях между коммерческими организациями суд, решая вопрос о способе возмещения вреда, не вправе выйти за пределы заявленных требований. При этом обязанность по возмещению вреда у его причинителя в силу подпункта 6 пункта 1 статьи 8 и пунктов 1 и 2 статьи 15 ГК РФ возникает в момент причинения вреда другому лицу, то есть до судебного разбирательства.

Соответственно, если потерпевший выбрал в порядке, предусмотренном статьей 1082 ГК РФ, возмещение причиненных убытков (пункт 2 статьи 15), суд, разрешив дело по существу и придя к выводу об удовлетворении требований о возмещении вреда (при наличии к тому оснований), лишь констатирует факт наличия у причинителя вреда денежного обязательства по его возмещению потерпевшему и присуждает в пользу последнего определенную денежную сумму.

Высшие судебные инстанции допускают заключение между сторонами деликтного обязательства соглашения о возмещении причиненных убытков <16>, следствием чего является возникновение у причинителя вреда денежного обязательства, что в свою очередь по общему правилу влечет начисление процентов на сумму долга немедленно после заключения соглашения. Определение момента возникновения денежного обязательства по возмещению вреда (и, как следствие, обязанности по уплате процентов по статье 317.1 ГК РФ) на дату вступления решения суда в законную силу не стимулирует делинквента к внесудебному урегулированию спора, что увеличивает издержки сторон и государства по его разрешению (и фактически влечет для всех отрицательный суммарный эффект), поскольку причинителю экономически выгодно всячески затянуть рассмотрение дела и отсрочить вступление решения суда в законную силу.


<16> Последний абзац пункта 23 Постановления N 13/14, пункт 3 Постановления N 42.


Стороны не только вправе, но и обязаны при установлении, исполнении обязательства действовать добросовестно, учитывая права и законные интересы друг друга, взаимно оказывая необходимое содействие для достижения цели обязательства, а также предоставляя друг другу необходимую информацию, что в полной мере относится к деликтным обязательствам (пункт 3 статьи 307, пункт 2 статьи 307.1 Кодекса). Очевидно, что сам правопорядок должен подталкивать участников оборота (в том числе причинителей вреда) к добросовестному поведению, с тем чтобы делинквент, стремящийся в добровольном порядке урегулировать возникшее обязательство, в части уплаты процентов на сумму долга не был поставлен в худшее положение, нежели причинитель вреда, готовый возместить убытки только на основании судебного акта, а тем более всячески затягивающий его вынесение и вступление в законную силу.

Таким образом, в целях исчисления законных процентов представляется целесообразным признать денежное обязательство делинквента по возмещению вреда (если требование добровольно удовлетворено не было) возникшим именно с момента направления потерпевшим причинителю вреда либо в суд требования о возмещении вреда посредством возмещения причиненных убытков, а не с момента вступления решения суда в законную силу, что также следует из пункта 3 статьи 393 ГК РФ, по смыслу которого при определении размера убытков, не удовлетворенных в добровольном порядке, принимаются во внимание цены, существовавшие в день предъявления иска и лишь в исключительных случаях - на день вынесения решения (имея в виду то обстоятельство, что проценты на сумму долга призваны компенсировать кредитору возможные убытки, связанные с невозможностью пользования средствами в возмещение вреда).

По нашему мнению, срок, установленный пунктом 2 статьи 314 ГК РФ, к указанным отношениям не применим, поскольку обязанность по возмещению вреда возникает с момента его причинения, что позволяет определить срок его исполнения. Кроме того, необходимо отметить, что § 256 Германского гражданского уложения предусмотрена уплата процентов на понесенные расходы именно с момента их возникновения.

Полагаем, что начисление процентов по статье 317.1 ГК РФ на сумму неустойки (начисленной не за нарушение денежного обязательства) должно осуществляться в таком же порядке, то есть с момента возникновения обязанности по ее уплате, поскольку должник вправе как добровольно выплатить неустойку, уменьшив возможные убытки, связанные с уплатой процентов на сумму долга, так и требовать уменьшения размера неустойки в порядке статьи 333 ГК РФ. Заявления требования об уплате неустойки применительно к взаимосвязанным положениям пункта 2 статьи 314 и пункта 1 статьи 330 ГК РФ не требуется. Проценты по статье 317.1 ГК РФ на неустойку, уплачиваемую единовременно, начисляются со дня, следующего за днем ее возникновения (неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки выполнения работ, выявления недостатка, препятствующего использованию результата работ <17>, и т.д.).


<17> С учетом правовой позиции, содержащейся в Определении ВС РФ от 12.10.2015 N 305-ЭС15-7522.


На наш взгляд, проценты на сумму долга на периодическую неустойку (начисляемую за каждый день (неделю) просрочки) могут взыскиваться по истечении расчетного периода, установленного договором, а при его отсутствии - по истечении месяца, поскольку взыскание процентов на сумму долга на сумму неустойки за более короткие периоды представляется явно нецелесообразным с точки зрения процессуальной экономии. Вероятно, ввиду отсутствия правового регулирования это может быть сделано разъяснением ВС РФ, аналогичным приведенному в пункте 2 Постановления N 13/14.

Право на получение процентов по обязательствам из неосновательного обогащения (за исключением ранее рассмотренного случая возникновения неосновательного обогащения вследствие прекращения договорных отношений) возникает у кредитора с момента, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств (пункт 2 статьи 1107 Кодекса).

Считаем, что обязательство по возврату неосновательно полученных денежных средств (имея в виду разъяснения, содержащиеся в пункте 26 Постановления N 13/14) возникает с момента получения наличных денежных средств или с момента получения выписки о проведенных по счету операциях или иной информации о движении средств по счету в порядке, предусмотренном банковскими правилами и договором банковского счета, за исключением случаев недобросовестности действий потерпевшего. При представлении приобретателем доказательств, свидетельствующих о невозможности установления факта ошибочного зачисления по переданным ему данным, обязанность уплаты процентов возлагается на него с момента, когда он мог получить сведения об ошибочном получении средств <18>.


<18> Из этого же исходил Арбитражный суд Самарской области в решении от 05.10.2015 по делу N А55-19471/2015.


Если же неосновательное обогащение было получено в виде работ, услуг либо в результате пользования чужим имуществом, то моментом возникновения денежного обязательства будет являться момент, установленный соответствующим правовым актом, регулирующим сходные правоотношения, существо спорных правоотношений, а равно обычаями делового оборота, который в любом случае не может наступить ранее выполнения работ, оказания услуг либо окончания периода пользования чужим имуществом. В случае длительного пользования чужим имуществом проценты на сумму долга подлежат уплате по истечении каждого расчетного периода исходя из ранее имевшихся договоренностей либо обычно применяемых в отношении неосновательно сбереженного имущества условий.

Так, например, обязанность по уплате неосновательного обогащения в виде платы за пользование земельным участком, ранее находившимся в собственности у публично-правового образования, до государственной регистрации перехода права собственности на него к бывшему арендатору возникает у последнего по истечении периода пользования, определенного в договоре аренды (например, месяц, квартал, год).

Если в качестве неосновательного обогащения приобретателю поступило имущество, подлежащее возврату в натуре в силу пункта 1 статьи 1104 ГК РФ, проценты по статье 317.1 ГК РФ подлежат уплате лишь в случае его утраты (пункт 1 статьи 1105 ГК РФ) и с момента таковой.

Проценты на сумму неосновательного обогащения, предусмотренные пунктом 2 статьи 1107 ГК РФ, подлежат уплате потерпевшему помимо процентов на сумму долга за период пользования денежными средствами, поскольку после того, как приобретатель узнал о неосновательном получении или сбережении денежных средств, у него в силу пункта 1 статьи 1102 ГК РФ возникла обязанность по их немедленному возврату потерпевшему. Неисполнение указанной обязанности свидетельствует о неправомерном удержании неосновательно обогатившимся лицом денежных средств, уклонении от их возврата, что в свою очередь является основанием для применения статьи 395 ГК РФ в качестве самостоятельной ответственности приобретателя.

С учетом правовой позиции, содержащейся в Постановлении Президиума ВАС РФ от 21.01.2014 N 9040/13, денежные средства, полученные по впоследствии отмененному судебному акту, являются неосновательным обогащением, на которое подлежат начислению проценты на сумму долга. В случае если в последующем в удовлетворении требований будет отказано, полагаем, что в силу прямого предписания пункта 1 статьи 317.1 ГК РФ за весь период пользования денежными средствами (с момента их получения и до момента возврата) подлежат уплате законные проценты, а за период со дня отмены судебного акта и до возврата денежных средств - и проценты по статье 395 ГК РФ, поскольку основания для удержания средств после отмены судебного постановления у должника отсутствовали.

Согласно пункту 2 статьи 317.1 ГК РФ условие о начислении процентов на проценты возможно только по договорам банковского вклада, а также по договорам, связанным с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности. Очевидно, что целью законодателя, последовательно ограничившего начисление процентов на проценты (пункт 2 статьи 317.1, пункт 5 статьи 395 ГК РФ), являлся их полный запрет по внедоговорным обязательствам.

Следует отметить, что абзацем вторым пункта 51 Постановления N 6/8 ранее уже был установлен запрет на начисление процентов по статье 395 ГК РФ на ранее взысканные проценты за пользование чужими денежными средствами. Указанное ограничение фактически было преодолено пунктом 2 Постановления N 22, однако данный пункт был признан не подлежащим применению пунктом 133 вышеуказанного Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25, что, очевидно, обусловлено как ранее сформированной позицией в пункте 51 Постановления N 6/8, так и новеллами, внесенными в Кодекс Законом N 42-ФЗ.

С учетом изложенного недопустимо начисление процентов по статье 317.1 ГК РФ по обязательствам по уплате процентов за пользование чужими денежными средствами, а равно начисление процентов по статье 395 ГК РФ по обязательствам по уплате процентов на сумму долга. Указанное в равной степени относится как к случаям добровольной их уплаты, так и к случаям их взыскания на основании судебного акта, в том числе полагаем недопустимым начисление законных процентов на ранее взысканные по решению суда законные проценты, поскольку тем самым будет преодолен категоричный запрет на их взыскание, установленный пунктом 2 статьи 317.1 ГК РФ.

Иное толкование названного законодательного ограничения позволяет обходить его, последовательно взыскивая сначала проценты на сумму долга, потом - на сумму процентов по статье 317.1 ГК РФ, взыскивая проценты по статье 395 ГК РФ, а на последние в свою очередь - вновь проценты на сумму долга. Конечно, в большинстве случаев предъявление подобного рода требований будет экономически нецелесообразным, что не исключает возможность их удовлетворения по значительным обязательствам, не исполняемым в течение длительного периода времени.

В этой связи представляется, что кредиторы вправе в целях компенсации возможных инфляционных потерь вследствие длительного неисполнения решений суда как предусмотреть в договоре возможность их индексации применительно к положениям части 1 статьи 183 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 06.10.2008 N 738-О-О), так и требовать полного возмещения убытков, причиненных длительным неисполнением (пункт 2 статьи 393 ГК РФ), а по требованиям, разрешаемым судами общей юрисдикции, - индексации взысканных судом денежных сумм на основании части 1 статьи 208 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Введение института процентов на сумму долга, а равно изменение правового регулирования процентов за пользование чужими денежными средствами требует внимания ВС РФ, который, реализуя вытекающие из статьи 126 Конституции Российской Федерации полномочия, с учетом места процентов по статьям 317.1 и 395 Кодекса в обороте (в том числе презумпции их применения по большинству обязательств), противоречивости складывающейся судебной практики, полагаем, разъяснит их применение и снимет возникающие вопросы, часть которых обозначена в настоящей статье.

Дорогие читатели, если вы увидели ошибку или опечатку, помогите нам ее исправить! Для этого выделите ошибку и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter». Мы узнаем о неточности и исправим её.
Поделиться:

Обсуждение статьи

Документы

  • Определение Конституционного Суда РФ от 06.10.2008 N 738-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Дальневосточная трастовая компания" на нарушение конституционных прав и свобод частью 1 статьи 183 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации"
  • Определение Верховного Суда РФ от 12.10.2015 N 305-ЭС15-7522 по делу N А40-33372/2014 "По запросу Арбитражного суда Алтайского края о проверке конституционности пункта 4.1 статьи 161 Налогового кодекса Российской Федерации"
  • Определение Верховного Суда РФ от 04.08.2015 N 310-ЭС15-4563 по делу N А68-2906/2014 Требование: О взыскании денежных средств по договору лизинга. Обстоятельства: Истец полагает, что имеет место скрытое включение ответчиком в состав лизинговых платежей выкупной стоимости ТС, хотя оно и остается в собственности ответчика до момента выкупа. Решение: В удовлетворении требования отказано, так как в момент гибели предмет лизинга находился в сфере ответственности истца, распределение убытков при прекращении договора, в результате которого ответчик получает от истца те имущественные предоставления, как если бы договор лизинга был исполнен надлежащим образом, не может рассматриваться как нарушающее баланс интересов сторон, кроме того, последствия расторжения договора лизинга урегулированы соглашением сторон.
  • Постановление Президиума ВАС РФ от 08.05.2007 N 15651/06 по делу N А40-72454/05-26-452 В удовлетворении исковых требований о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами отказано правомерно, так как гражданским законодательством не предусмотрено начисление процентов исходя из стоимости ориентировочного количества тепловой энергии.
  • Постановление Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 N 10270/13 по делу N А40-79576/12-57-759 Требование: О взыскании неустойки по договору поставки, процентов за пользование чужими денежными средствами. Обстоятельства: Ответчик допустил просрочку исполнения обязательства по поставке предварительно оплаченного товара. Встречное требование: О взыскании неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами. Решение: Основное требование в части взыскания процентов оставлено без удовлетворения, во встречном иске отказано, так как истец по основному иску воспользовался правом на взыскание предусмотренной в договоре ответственности за нарушение сроков передачи предварительно оплаченного товара.
  • Определение Верховного Суда РФ от 22.01.2015 по делу N 306-ЭС14-1977, А65-15292/2013 Требование: О взыскании материального ущерба, причиненного в результате ненадлежащего исполнения договора оказания охранных услуг, в порядке суброгации. Обстоятельства: Истец полагает, что причинение материального ущерба стало возможным в результате ненадлежащего исполнения ответчиком своих обязательств по договору об оказании охранных услуг. Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, поскольку охранным предприятием доказательств полного отсутствия своей вины в ненадлежащем исполнении обязательств, принятых на себя по договору, не представлено.
  • Постановление Президиума ВАС РФ от 08.04.2014 N 17984/13 по делу N А40-138800/12-77-1323 Требование: О взыскании долга по агентскому договору, процентов. Обстоятельства: По договору принципал поручил, а агент обязался осуществить поиск и привлечение застрахованных лиц с целью заключения договоров обязательного пенсионного страхования и уплаты дополнительных страховых взносов. Встречное требование: О взыскании неосновательного обогащения. Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, поскольку суды не выясняли факт перевода накоплений в фонд в результате работы агента, равно как и факт приложения максимальных усилий со стороны агента и влияние вины иных лиц, иных обстоятельств на отсутствие такого перевода.
  • "Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА" [рус., англ.] (Приняты в 2010 году)
  • Определение Верховного Суда РФ от 08.04.2015 N 59-КГ15-2 Требование: О признании незаконным решения налогового органа. Обстоятельства: Оспариваемым решением заявитель привлечен к ответственности в связи с неуплатой НДС за фактическое осуществление предпринимательской деятельности в виде оказания услуг по сдаче в аренду находящихся в собственности нежилого помещения и земельного участка. Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку заявитель, сдавая имущество в аренду, занимался предпринимательской деятельностью, так как заключенные договоры аренды нежилых помещений были направлены на регулярное извлечение прибыли от передачи прав пользования имуществом, приобретенным для целей, не связанных с личными нуждами и намерением его использовать по назначению самостоятельно, получение прибыли носит систематический характер.
  • Постановление Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 N 22 (ред. от 23.06.2015) "О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта"

Кодексы

Петербургский правовой портал

PPT.RU - Власть. Право. Налоги. Бизнес


Вопрос юристу
Связь с редакцией
Tweet
Поделиться
+1
Like!
Класс
Свернуть
Наверх
x