Перейти на мобильную версию
Помогаем преодолевать трудности

Документы, полученные посредством электронной связи:
практика использования в гражданском и арбитражном судопроизводстве

Отправить на печать Распечатать
/ Источник: Арбитражные споры
Документы, полученные посредством электронной связи: ~ практика использования в гражданском и арбитражном судопроизводстве

Совершение сделок в электронной форме, безусловно, обладает рядом преимуществ, к которым следует отнести: снижение затрат предпринимателей на продвижение и реализацию результатов своей экономической деятельности, уменьшение издержек на переговоры и заключение электронных договоров, сокращение времени совершения сделок.

Как верно отмечает Я.А. Карев, все это способствует активному применению электронных документов и сообщений в коммерческом обороте <1>.


<1> Карев Я.А. Электронные документы и сообщения в коммерческом обороте: правовое регулирование. М.: Статут, 2006 // СПС "КонсультантПлюс".


В соответствии с частью 1 статьи 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) и частью 3 статьи 75 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) документы, полученные посредством электронной связи, относятся к письменным доказательствам. Но, безусловно, они обладают существенной спецификой, которая не позволяет их автоматически приравнивать к традиционным письменным доказательствам на бумажном носителе.

В гражданско-правовом обороте в случае возникновения спора по договору последний несет в себе функцию удостоверения значимого факта, то есть служит доказательством. При этом суд принимает бумажный документ и самостоятельно выясняет его содержание. Для этого суду не требуется какого-либо оборудования, поскольку информация закреплена на носителе с помощью традиционной знаковой системы на определенном языке и может быть воспринята судом непосредственно. Это относится не только к содержанию документа, но и к его реквизитам (подписям, оттискам печати). Применительно к документам, полученным посредством электронной связи, вопрос об использовании их в качестве доказательств в суде не может быть решен так просто <2>. Кроме того, как весьма точно указывает А.Т. Боннер, "существенным недостатком электронного обмена документами через каналы Интернета, равно как и недостатком электронного документа вообще, является легкость внесения в него изменений и, как следствие, отсутствие уверенности в дост оверности полученного электронного документа" <3>.


<2> Горелов М.В. Современные источники информации как доказательства в гражданском процессе // Информационное право. 2005. N 3 // СПС "КонсультантПлюс".

<3> Боннер А.Т. Доказательственное значение информации, полученной из Интернета // Закон. 2007. N 12 // СПС "КонсультантПлюс".


Все вышеуказанное свидетельствует о том, что вопросам использования документов, полученных посредством электронной связи, в арбитражном и гражданском процессе следует уделить отдельное внимание.

Все документы, полученные посредством электронной связи и представляемые в судопроизводстве в качестве электронных доказательств, можно разделить на две группы: 1) электронные документы и 2) электронные сообщения.

Согласно статье 2 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" <4> электронный документ - документированная информация, представленная в электронной форме, то есть в виде, пригодном для восприятия человеком с использованием электронных вычислительных машин, а также для передачи по информационно-телекоммуникационным сетям или обработки в информационных системах.


<4> Российская газета. 2006. 29 июля. Приведенные в материале правовые и судебные акты содержатся в СПС "КонсультантПлюс".


Среди самых общих требований, предъявляемых к электронному документу, отметим то, что он должен быть воспринимаемым человеком, то есть читаемым, и обладать обязательным реквизитом - электронной подписью, являющейся разновидностью аналога собственноручной подписи. Согласно вступившей в силу с 12 июля 2012 года редакции Федерального закона от 06.04.2011 N 63-ФЗ "Об электронной подписи" <5> электронная подпись - информация в электронной форме, которая присоединена к другой информации в электронной форме (подписываемой информации) или иным образом связана с такой информацией и которая используется для определения лица, подписывающего информацию (статья 2). Она служит для защиты данного электронного документа от подделки, позволяет идентифицировать владельца сертификата ключа подписи, а также установить отсутствие искажения информации в электронном документе.


<5> Российская газета. 2011. 8 апреля.


Кроме того, вышеупомянутый Закон уравнял правовой режим электронных документов и форм их употребления и оборота с режимом употребления традиционных документов на бумажном носителе во всех сферах коммерческой деятельности (статья 6).

Что касается второй группы электронных доказательств, то в практике хозяйствующих субъектов в целях экономии времени и финансовых средств широко распространена электронная переписка между контрагентами по различным вопросам: согласованию условий будущих взаимоотношений, пересылке тех или иных документов и т.п. Например, в договоре стороны могут предусмотреть, что все приложения, спецификации, протоколы согласования цен и иные документы, переданные электронной почтой, являются неотъемлемой частью этого договора и имеют юридическую силу.

Сообщения, отправляемые по электронной почте, относятся к документам, полученным посредством электронной связи, но не являются электронными документами, так как не содержат электронную подпись.

Так, при рассмотрении иска о признании незаконным отказа в допуске к участию в торгах по реализации имущества должника, признанного банкротом, истец представил заявку на оптическом диске CD-R, где записан созданный в программе Microsoft Word электронный файл спорной заявки. Однако эта заявка не была подписана электронной цифровой подписью, что явилось основанием не квалифицировать представленный истцом документ в качестве электронного документа. Суд указал, что по смыслу приведенных положений законодательства электронный документ не равнозначен представленному обществом электронному файлу, созданному с помощью компьютерной программы Microsoft Word (Постановление ФАС Уральского округа от 14.06.2012 N Ф09-5124/12).

Таким образом, правовой статус электронных файлов, электронных писем и т.п. не равнозначен правовому статусу электронных документов.

Эти две группы электронных доказательств формируют свою практику их представления в суд, исследования и оценки юридической силы сторонами и судом. Также возникают и сложности, связанные в первую очередь с определением достоверности данных доказательств. Подобная практика образуется в основном в сфере осуществления правосудия арбитражными судами <6>; в гражданском судопроизводстве электронные доказательства пока широкого распространения не получили.


<6> Балашов А., Лейканд Е. Проблемы использования электронных доказательств в арбитражном и гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. N 6 // СПС "КонсультантПлюс".


Как мы говорили ранее, форма фиксации информации в электронном доказательстве существенно отличается от традиционного письменного документа. Электронная форма документа не позволяет визуально, то есть непосредственно, без использования специальной техники, обозреть суду данный документ. В связи с этим для того, чтобы установить его содержание, стороны, как правило, представляют суду данное доказательство в распечатанном виде на бумажном носителе.

Получение на электронную почту уполномоченного представителя заказчика заявки вкупе с унифицированной формой согласия на поставку товаров подтверждается имеющейся в деле распечаткой (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 16.11.2011 по делу N А56-5789/2011).

Такая распечатка на бумажный носитель является копией документа в электронной форме.

Суды, соответственно, могут изучить данную копию самостоятельно. Привлечения лиц, обладающих специальными знаниями, для исследования содержания такой копии не требуется.

Так, при рассмотрении иска о защите прав потребителя суд указывает, что копия электронного журнала представляет собой информацию на русском языке о проведенных банковских операциях, исследование которой не требует специальных познаний (Апелляционное определение Московского городского суда от 14.03.2012 по делу N 11-895).

Но как проверить достоверность представляемых копий? В случае исследования традиционного письменного документа, помимо судебного визуального осмотра, существуют экспертные возможности исследования копий, процессуальные правила проверки их достоверности и использования в качестве источника доказательственной информации (статья 71 ГПК РФ, часть 8 статьи 75 АПК РФ). В отношении электронных доказательств ситуация иная. Судье может быть представлен на обозрение "оригинал" электронного доказательства на ЭВМ. Однако внесение изменений в электронный файл занимает считанные минуты. Назначенная впоследствии компьютерно-техническая экспертиза в определенных случаях по следовой картине устанавливает внесение соответствующих изменений. Вместе с тем далеко не все конфликтные судебные ситуации, связанные с оспариванием достоверности электронных доказательств, разрешаются так просто.

Суды переполнены спорами, в которых одним из аргументов стороны является фальсификация электронного доказательства. Анализ практики рассмотрения подобных споров позволяет выделить две типичные ситуации, когда оспаривается подлинность документа, полученного посредством электронной связи.

Первая ситуация связана с оспариванием подлинности электронного документа. В последнее время большое распространение получили споры о правомерности списания денежных средств по договору банковского счета: банк и клиент заключили договор об участии в системе пересылки электронных документов; в банк поступили электронные платежные документы, подписанные электронной подписью, на основании которых он со счета клиента списал денежные средства; клиент же утверждает, что поручений о списании денег не давал.

В данном случае необходимо проверить достоверность соответствующего поручения клиента, оформленного электронным документом. В силу правовой позиции Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее - ВАС РФ), изложенной в пункте 2 Постановления от 19.04.1999 N 5 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета" <7>, проверка полномочий лиц, которым предоставлено право распоряжаться счетом, производится банком в порядке, определенном банковскими правилами и договором с клиентом. Согласно типовым правилам банк самостоятельно осуществляет проверку корректности электронной подписи. Ее подтверждением является положительный результат проверки соответствующим сертифицированным средством с использованием сертификата открытого ключа принадлежности электронно-цифровой подписи владельцу сертификата открытого ключа и отсутствия искажений в подписанном данной электронно-цифровой подписью элек тронном документе. В суде ответчик (банк), как правило, подтверждает проведенную проверку предоставлением отчета из журнала проверки подписи (см., например, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13.12.2011 N 09АП-31430/2011).


<7> Вестник ВАС РФ. 1999. N 7.


Кроме того, в соответствии со статьей 13 Федерального закона от 06.04.2011 N 63-ФЗ "Об электронной подписи" дополнительную проверку электронных подписей может осуществлять удостоверяющий центр - юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, осуществляющие функции по созданию и выдаче сертификатов ключей проверки электронных подписей, а также иные функции, предусмотренные данным федеральным законом. В рассматриваемой нами конфликтной ситуации ответчик (банк) может представить соответствующее заключение такого удостоверяющего центра о корректности электронной подписи в спорном платежном поручении.

Отказывая в удовлетворении иска, суды исходили из того, что полученные банком от клиента в автоматическом режиме платежные поручения проверены системой, электронная цифровая подпись (ЭЦП) клиента в данных платежных документах признана корректной, что подтверждено также соответствующим заключением компании-разработчика. Сертификат ключа подписи, относящийся к этой электронной цифровой подписи, не утратил силу (действовал) на момент проверки или на момент подписания электронного документа. Доказательств обратного в материалы дела не представлено (Определение ВАС РФ от 23.01.2012 N ВАС-17495/11).

Согласно положениям письма ВАС РФ от 19.08.1994 N С1-7/ОП-587 "Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике" <8> в отношении документов, заверенных ЭЦП, арбитражный суд вправе назначить экспертизу.


<8> Вестник ВАС РФ. 1994. N 11.


Из заключения экспертизы, назначенной арбитражным судом и проведенной экспертами Центрального банка РФ, следует, что на спорном платежном поручении электронно-цифровая подпись корректна и принадлежит заместителю генерального директора общества (Постановление ФАС Московского округа от 05.11.2003 N КГ-А40/8531-03-П).

Далее может возникнуть необходимость в проверке того, исходил ли спорный электронный документ от клиента.

Так, при рассмотрении одного из дел истец апеллировал к тому, что электронный документ пришел не с IP-адреса предпринимателя, а с компьютера, находящегося в другом регионе (Москва, Дзержинск), при том что сам предприниматель в этот момент находился в г. Кургане (Постановление ФАС Уральского округа от 18.01.2011 N Ф09-11008/10-С5).

Для проверки этой версии необходимо установить, имеются ли признаки передачи платежного поручения с автоматизированного рабочего места клиента (АРМ "Клиент"), принадлежащего данному лицу. Такие вопросы также успешно решаются.

Из акта экспертной комиссии по разрешению конфликтной ситуации от 24.05.2010, составленного с участием представителей истца и ответчика, следует, что 15.04.2010 с ключом (номер) зафиксировано следующее время активности с IP-адреса 213.176.229.50 - 19.27.43 - 19.57.52; 19.04.2010 с ключом (номер) зафиксировано время активности с IP-адреса 213.176.229.50 - 13.20.05 - 13.38.59, 18.06.08 - 18.21.38, 20.46.16 - 20.51.18. В заключении указано о производстве 15.04.2010 в 19.34.32 с IP-адреса 213.176.229.50 операции по созданию платежного документа N 485, 19.04.2010 в 13.28.10 - N 486, в 19.34.32 - N 487 (данные номера соответствуют номерам платежных поручений) (Постановление ФАС Уральского округа от 17.05.2011 N Ф09-1849/11-С5).

Также при рассмотрении подобных споров часто возникает необходимость в решении вопроса о том, не была ли взломана система "клиент - банк" и обеспечивала ли она защиту интересов клиентов банка от несанкционированного доступа.

Так, согласно выводам эксперта, проводившего судебную экспертизу по делу, система безопасности в части дистанционного банковского обслуживания соответствует требованиям Стандарта Банка России СТО БР ИББС-1.0-2006 "Обеспечение информационной безопасности организаций банковской системы Российской Федерации"; при проведении спорного электронного платежа сотрудниками банка были выполнены требования внутренних нормативных документов (регламентов); подсистема "Интернет-клиент" системы дистанционного банковского обслуживания по состоянию на 25.03.2009 обеспечивала защиту интересов клиентов банка от несанкционированного списания денежных средств (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 31.08.2011 по делу N А56-49685/2009).

Таким образом, в рассмотренных примерах суды, проверив и оценив доказательства, пришли к выводу об отсутствии оснований для привлечения банка к ответственности в виде возмещения ущерба, поскольку у банка не имелось причин для отказа в исполнении надлежаще оформленного поручения, электронно-цифровая подпись истца на котором прошла проверку с положительным результатом. Анализ судебной практики свидетельствует о типовой схеме рассмотрения таких дел с вынесением одинаковых решений - в пользу банка.

Возникает закономерный вопрос: почему так распространены подобные дела? В связи с чем вообще они могут возникать, если субъективный фактор практически исключен? Достоверность электронных платежных документов, отправленных с IP-адреса клиента, подтверждается с помощью надежных электронных систем. Единственной версией, которая напрашивается исходя из слишком большого количества однотипных судебных споров, аналогичных вышерассмотренным, является компрометация ключа электронной подписи на стороне клиента. Сертификат ключа подписи может находиться не только у его владельца, но и у недобросовестного пользователя. Как совершенно справедливо отмечает Я.А. Карев, "секретный ключ... гораздо проще похитить у его законного обладателя, нежели принудить лицо собственноручно подписать документ" <9>.


<9> Карев Я.А. Указ. соч.


Соответственно, наличие электронной подписи не усложняет фальсификацию документа, а облегчает ее. Если при подделке традиционного документа на бумажном носителе можно установить факт выполнения подписи другим лицом путем проведения судебно-почерковедческой экспертизы, то электронная подпись такой возможности практически не дает. Проблему недостаточной защиты электронной подписи и необходимости введения дополнительных средств ее аутентификации мы уже рассматривали ранее <10>. К сожалению, массовый характер судебных споров вынуждает нас вернуться к этому вопросу вновь.


<10> См., например: Жижина М.В. Криминалистическое документоведение в обеспечении безопасности предпринимательской деятельности. М.: Юрлитинформ, 2008.


Весь риск неблагоприятных последствий, связанных с использованием закрытой ЭЦП клиента неуполномоченными лицами, несет клиент. Банк не несет ответственность за ущерб, причиненный клиенту в результате использования третьими лицами закрытой ЭЦП клиента, а также случаев, если электронный документ подписан корректной ЭЦП, но исходил не от клиента (Постановление ФАС Московского округа от 03.02.2010 N КГ-А40/15195-09).

Вторая судебная ситуация связана с оспариванием подлинности сообщений, полученных посредством электронной связи. Как мы говорили выше, общение контрагентов через информационно-телекоммуникационную сеть Интернет многократно ускоряет решение практически всех вопросов.

Согласно части 2 статьи 434 ГК РФ договор может быть заключен путем обмена документами посредством электронной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

Так, при рассмотрении иска общества-1 к обществу-2 о взыскании суммы неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами истец отрицал факт заключения договора возмездного оказания услуг, указывая, что не обращался к ответчику с заявкой и не передавал ему каких-либо документов, стороны не вели переписку по этому вопросу, в том числе в электронном виде, перечисление ответчику денежных средств по платежному поручению осуществлено ошибочно. Однако суд установил факт принадлежности электронного сайта www.gpnn.ru истцу; с электронного ящика [email protected] стороны вели переписку по вопросам проведения ответчиком оценочных работ, передавались реквизиты для выставления счета на оплату и документация для проведения оценочных работ. Следовательно, стороны путем осуществления последовательных действий по направлению оферты и получению акцепта заключили договор возмездного оказания услуг и согласовали все его существенные условия, в связи с чем суд отказал в удовлетв орении исковых требований общества-1 (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 09.08.2010 по делу N А43-39816/2009).

Таким образом, установление факта ведения соответствующей переписки с принадлежащего истцу электронного адреса позволило установить необходимые для разрешения дела обстоятельства.

В соответствии с частью 4 статьи 11 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" в целях заключения гражданско-правовых договоров или оформления иных правоотношений, в которых участвуют лица, обменивающиеся электронными сообщениями, обмен электронными сообщениями, каждое из которых подписано электронной подписью или иным аналогом собственноручной подписи отправителя такого сообщения, рассматривается как обмен документами. Конечно, наличие электронной подписи определенно защищает документ от внесения искажений и т.п., но, как мы уже рассматривали, далеко не является стопроцентной гарантией от фальсификации. К тому же на практике контрагенты очень часто не используют электронную подпись в деловой электронной переписке. Тем более что суды допускают в качестве доказательства обмен информацией между сторонами в электронном виде и при отсутствии электронной подписи (см., например, Постановление ФАС Волго-Вятского ок руга от 18.04.2012 по делу N А43-9577/2011).

В некоторых случаях сторона отрицает не сам факт наличия электронной переписки, который установить достаточно легко, а оспаривает ее содержание.

Так, например, при рассмотрении иска о взыскании задолженности по договору оказания услуг истец оспаривал достоверность электронной переписки и заявил, что лица, упомянутые в переписке, ему не известны (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 13.09.2011 по делу N А56-52060/2010).

Для проверки достоверности информации, переданной посредством электронной связи, требуется привлечение лиц, обладающих специальными знаниями.

В частности, М.Д. Олегов предлагает для определения достоверности документа, полученного посредством электронной почты, в судебное заседание привлекать специалиста, который поможет исследовать электронный документ не на магнитном носителе (дискете, лазерном диске), а непосредственно на компьютере получателя <11>. Данная точка зрения является весьма спорной. На наш взгляд, решать такой вопрос однозначно следует в рамках экспертизы, поскольку в подобном случае необходимо проведение серьезного комплексного экспертного исследования (судебно-технической экспертизы документов и судебной компьютерно-технической экспертизы), требующего определенных временных затрат. Современное состояние данных видов экспертизы позволяет успешно решать вопросы по установлению связей "документ на машинном носителе - машинограмма" и "документ на машинном носителе - документ на машинном носителе" <12>. Это находит подтверждение и в судебной практике.


<11> Олегов М.Д. Доказательства // Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. М.С. Шакарян. М., 2003. С. 172.

<12> Иванов Н. Экспертиза документов на машинных носителях и машинограмм // Законность. 2005. N 8 // СПС "КонсультантПлюс".


При рассмотрении иска о взыскании денежных средств за юридические услуги истец оспаривал достоверность электронной переписки. Акт экспертного исследования НИИ судебной экспертизы от 06.03.2009 N 229/09 подлинность электронной переписки подтвердил (Постановление ФАС Московского округа от 20.01.2010 N КГ-А40/14271-09).

Таким образом, технически возможно установить достоверность содержания электронного сообщения и факт его отправки с конкретного IP-адреса. Но здесь возникает другой вопрос: как персонифицировать отправителя электронного сообщения? А.Т. Боннер отмечает, что "даже добросовестный пользователь электронной почты в случае необходимости может воспользоваться чужим электронным адресом для отправки электронного документа своему контрагенту. Кроме того, относительно часто приходится сталкиваться с различного рода недобросовестностью и злоупотреблениями со стороны отправителей электронных сообщений" <13>. То есть вопрос о персонификации лица, отправившего сообщение, остается неразрешенным.


<13> Боннер А.Т. Указ. соч. С. 86.

Все вышеизложенное позволяет утверждать следующее:


  • электронные доказательства активно используются в современном судопроизводстве по арбитражным, реже по гражданским делам;

  • единообразная судебная практика свидетельствует о том, что у суда не возникает серьезных сложностей при осмотре и оценке документов, полученных посредством электронной связи.

Однако вопрос о достоверности данных доказательств остается открытым в силу невозможности персонификации отправителя электронного сообщения и пользователя сертификата ключа электронной подписи, подписавшего электронный документ.

В связи с этим традиционный письменный документ на бумажном носителе представляется нам более надежным доказательством. "Старая и добрая" рукописная подпись позволяет как идентифицировать исполнителя, так и исключить факторы, позволяющие впоследствии оспаривать сделку (порок воли). Поэтому, несмотря на безусловные преимущества электронного документооборота, сторонам не следует пренебрегать оформлением письменных документов на бумажном носителе, чтобы в дальнейшем не оказаться в ситуации, когда определенные обстоятельства просто недоказуемы.

Жижина М.В., доцент кафедры криминалистики Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина, кандидат юридических наук.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Мы расскажем о последних новостях и публикациях. Читайте нас, где удобно. Будьте всегда в курсе главного!
icon-telegram-white Подписаться
e-mail рассылка
Подпишитесь на новости для юриста!
Раз в неделю мы будем отправлять самые важные статьи вам на электронную почту
Дорогие читатели, если вы увидели ошибку или опечатку, помогите нам ее исправить! Для этого выделите ошибку и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter». Мы узнаем о неточности и исправим её.
Поделиться:

комментарии

Чтобы оставить комментарий нужно авторизоваться

Актуально на портале

Документы

Кодексы

Петербургский правовой портал

PPT.RU - Власть. Право. Налоги. Бизнес


Вопрос юристу
Связь с редакцией
Tweet
Поделиться
+1
Like!
Класс
Свернуть
Наверх

Правовой совет

Помощь опытных
юристов и адвокатов

Экспертный совет

Решение бухгалтерских и правовых
вопросов в профессиональном сообществе

Лучшие специалисты
Более одного ответа
Вы можете задать вопрос бесплатно

ЗАДАЙТЕ ВОПРОС здесь и сейчас