Перейти на мобильную версию
Помогаем преодолевать трудности

О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по делам с участием иностранных лиц

Отправить на печать Распечатать
/ Источник: Арбитражные споры
О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по делам с участием иностранных лиц

Смотрите также:

Рассмотрение дел с участием иностранных лиц ставит ряд вопросов, с которыми не приходится сталкиваться в случаях, когда участниками процесса являются исключительно российские юридические и физические лица. Это вопросы компетенции суда и подведомственности российскому суду спора с участием иностранных лиц, соблюдения порядка извещения иностранных лиц о судебном разбирательстве, идентификации иностранных лиц - участников арбитражного процесса, соблюдения требований к представляемым в суд документам, составленным на территории иностранных государств, обеспечения лицам, не владеющим языком судопроизводства, права пользоваться услугами переводчика, и другие.

Непосредственно производству по делам с участием иностранных лиц посвящены главы 32 и 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) "Компетенция арбитражных судов в Российской Федерации по рассмотрению дел с участием иностранных лиц" и "Особенности рассмотрения дел с участием иностранных лиц". Кроме того, отдельные нормы, касающиеся данной категории дел (статьи 12, 14, часть 5 статьи 27, статья 57, статьи 107, 109, 121 АПК РФ), содержатся в разделе I АПК РФ "Общие положения".

Однако сложность подобных дел связана в первую очередь с тем, что правовое регулирование судопроизводства по ним не ограничивается нормами АПК РФ: особое значение при разрешении таких споров имеет знание и правильное применение международных договоров Российской Федерации.

В соответствии с частью 1 статьи 253 АПК РФ дела с участием иностранных лиц рассматриваются арбитражным судом по правилам названного Кодекса с особенностями, предусмотренными главой 33, если международным договором Российской Федерации не предусмотрено иное. Отсылки к международным договорам Российской Федерации содержатся и во многих других статьях АПК РФ, касающихся рассмотрения дел с участием иностранных лиц.

Таким образом, при рассмотрении данной категории дел необходимо обращаться к международным договорам, которые в соответствии с частью 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации являются составной частью правовой системы Российской Федерации и имеют приоритет над нормами национального законодательства.

С учетом того, что в настоящее время Российская Федерация участвует в нескольких десятках международных соглашений (двусторонних и многосторонних) в области международного гражданского процесса, многие из которых имеют сходный предмет регулирования, определение подлежащей применению к конкретному правоотношению нормы международного права не всегда является легкой задачей.

Анализ судебной практики Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа (далее - ФАС СЗО) позволил выявить наиболее актуальные вопросы, с которыми сталкиваются суды при рассмотрении дел с участием иностранных лиц.

Порядок извещения иностранного лица

о судебном разбирательстве

При рассмотрении данной категории дел, как правило, возникает вопрос о соблюдении порядка направления судебных документов участвующему в деле иностранному лицу.

В соответствии с частью 5 статьи 121 АПК РФ иностранные лица извещаются арбитражным судом о времени и месте судебного заседания или проведения отдельного процессуального действия по общим правилам, если иное не предусмотрено названным Кодексом или международным договором Российской Федерации.

Анализ положений статьи 253 АПК РФ позволяет выделить два варианта направления судебных документов участвующему в деле иностранному лицу:

1) в случае если иностранные лица, их органы управления, филиалы, представительства либо их представители, уполномоченные на ведение дела, находятся или проживают на территории Российской Федерации, применяется обычный порядок уведомления, определенный главой 12 АПК РФ;

2) если иностранные лица находятся или проживают за границей, у них нет на территории Российской Федерации органов управления, филиалов, представительств либо представителей, такие лица извещаются о судебном разбирательстве определением арбитражного суда путем направления поручения в учреждение юстиции или другой компетентный орган иностранного государства.

Рассмотрим первую ситуацию. Если в материалах дела имеются данные, что у иностранного лица есть представитель по доверенности, проживающий на территории Российской Федерации, то иностранное лицо извещается судом через такого представителя.

Возможность извещения иностранного лица через представителя вполне согласуется с Инструкцией по делопроизводству в арбитражных судах Российской Федерации, утвержденной Приказом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее - ВАС РФ) от 25.03.2004 N 27 , в соответствии с пунктом 3.21 которой в случае, если на территории Российской Федерации находится представитель иностранного лица, уполномоченный на получение судебных документов, последние направляются по адресу представителя.

Судебная практика исходит из того, что направление судебных документов по адресу проживающего на территории Российской Федерации представителя иностранного лица является надлежащим способом извещения такого лица о времени и месте судебного заседания.

По одному из дел гражданин - акционер закрытого акционерного общества обратился в арбитражный суд с иском к данному закрытому акционерному обществу и норвежской компании о признании недействительными заключенных между ними договоров.

Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, исковые требования удовлетворены.

В кассационной жалобе норвежская компания, в частности, сослалась на то, что суд апелляционной инстанции не известил ее надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства.

Кассационная инстанция отклонила данный довод жалобы как необоснованный, указав следующее. По смыслу части 2 статьи 253 АПК РФ участвующее в деле иностранное лицо может быть извещено о времени и месте судебного разбирательства через его представителей, уполномоченных на ведение дела, в соответствии с общими нормами АПК РФ, если эти представители находятся или проживают на территории Российской Федерации.

Кассационную и апелляционную жалобы от имени норвежской компании подписывал ее представитель, действовавший на основании доверенности, выданной на ведение данного дела, - гражданин С., который проживает в городе Архангельске. Из материалов дела следует, что гражданин С. извещался о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы.

Таким образом, суд апелляционной инстанции известил о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы надлежащее лицо, уполномоченное на ведение дела от норвежской компании, в соответствии с нормами АПК РФ. Следовательно, суд не нарушил нормы процессуального права, регулирующие порядок извещения лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного разбирательства (Постановление ФАС СЗО от 06.06.2005 по делу N А05-3013/04-23 ) .

В судебной практике встречаются также примеры, когда надлежащим уведомлением иностранного лица признается уведомление его органа управления, находящегося на территории Российской Федерации.

Так, по одному из дел кассационная инстанция указала на неосновательность доводов кассационной жалобы о ненадлежащем уведомлении третьего лица - иностранной компании о времени и месте судебного заседания, поскольку в деле имеются доказательства того, что директором данной иностранной компании является гражданин П., с указанием адреса его проживания в Российской Федерации, по которому он надлежащим образом уведомлен о дне слушания дела в суде (Постановление ФАС СЗО от 06.08.2004 по делу N А56-35119/02) .

Вместе с тем в специальной литературе по данному вопросу приводятся сведения, что извещение только филиала или представительства иностранной организации, без направления документов предусмотренным соответствующим международным договором образом основной организации в ряде случаев приводит к отказу в признании и приведении в исполнение решения российского суда в иностранном государстве <1>.

--------------------------------

<1> Морозова Ю.Г. Многосторонние и двусторонние конвенции о правовой помощи // Гражданин и предприниматель в российском и зарубежном суде: правовая помощь. Сборник / Под общ. ред. Т.Н. Нешатаевой. М., 2002. С. 21.

Другая ситуация с порядком уведомлений иностранных лиц возникает, если иностранное лицо находится или проживает за границей, у него нет на территории Российской Федерации органов управления, филиалов, представительств либо представителей.

В этом случае порядок направления судебных документов в зависимости от того, в каком государстве находится иностранное лицо, может регулироваться следующими международно-правовыми актами:

а) Конвенцией о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским или торговым делам, заключенной в Гааге 15.11.65 (далее - Гаагская конвенция 1965 года);

б) Конвенцией по вопросам гражданского процесса, заключенной в Гааге 01.03.54 (далее - Гаагская конвенция 1954 года);

в) Соглашением о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, заключенным государствами - участниками Содружества Независимых Государств 20.03.92 (далее - Соглашение стран СНГ 1992 года);

г) международными двусторонними договорами Российской Федерации с иностранными государствами об оказании правовой помощи.

Эти документы предполагают различный порядок направления судебных извещений, поэтому в случае, если Российской Федерацией заключено несколько международных соглашений с иностранным государством, необходимо определить применимый судебный акт.

Согласно разъяснениям, данным Пленумом ВАС РФ в Постановлении от 11.06.99 N 8 "О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса ", суд, применяя правила, установленные нормами международных договоров, определяет действие этих правил во времени и в пространстве в соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров 1969 года.

Венская конвенция о праве международных договоров 1969 года является основным источником международного права, регулирующим вопросы применения международных соглашений. Положения о применении последовательно заключенных международных договоров, имеющих один предмет правового регулирования, содержатся в статье 30 данной Конвенции, в силу которой Соглашение стран СНГ 1992 года имеет приоритет над Гаагской конвенцией 1965 года и Гаагской конвенцией 1954 года, а, в свою очередь, Гаагская конвенция 1965 года имеет приоритет над Гаагской конвенцией 1954 года.

В отношении применения норм двусторонних договоров о правовой помощи следует учитывать, что согласно пункту 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 11.06.99 N 8 двусторонний международный договор является специальным нормативным актом по отношению к многосторонним международным договорам регионального и всеобщего характера.

На приоритет норм двустороннего международного договора указано и в пункте 2 информационного письма ВАС РФ от 22.12.2005 N 96, в соответствии с которым если участники международного многостороннего договора заключили также международный двусторонний договор о правовой помощи, то суд применяет первый договор только к тем отношениям, которые не урегулированы двусторонним договором.

Как указано выше, двусторонние и многосторонние международные договоры Российской Федерации по вопросам гражданского процесса предусматривают различный порядок направления запросов о вручении документов в учреждения юстиции или другие компетентные органы иностранных государств.

Вместе с тем согласно статье 10 Гаагской конвенции 1965 года и статье 6 Гаагской конвенции 1954 года, если государство, на территории которого производится вручение судебных документов, не заявляет возражений, судебные документы могут непосредственно по почте направляться находящимся за границей заинтересованным лицам.

Указанный способ извещения иностранных лиц безусловно предпочтителен, поскольку он позволяет не прибегать к достаточно сложной процедуре составления запросов или поручений о вручении документов и не продлевать срок рассмотрения дела в соответствии с частью 3 статьи 253 АПК РФ и в то же время признается судебной практикой надлежащим способом направления судебных документов участвующим в деле иностранным лицам.

Так, по одному из дел латышская фирма (истец) была уведомлена судом о времени и месте судебного заседания путем направления определения суда непосредственно по ее адресу. Кассационная инстанция указала, что данная латышская фирма считается надлежащим образом уведомленной о месте и времени судебного разбирательства, поскольку судебные документы направлялись по месту ее нахождения в соответствии с требованиями Гаагской конвенции 1965 года, которую Латвия подписала без оговорок (Постановление ФАС СЗО от 20.05.2009 по делу N А52-3643/2003) .

Привлечение переводчика к участию

в арбитражном процессе и оплата его услуг

В силу статьи 10 Федерального конституционного закона от 31.12.96 N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации", статьи 12 АПК РФ судопроизводство в арбитражном суде ведется на русском языке - государственном языке Российской Федерации. Лицам, участвующим в деле и не владеющим русским языком, арбитражный суд разъясняет и обеспечивает право знакомиться с материалами дела, участвовать в судебных действиях, выступать в суде на родном языке или свободно выбранном языке общения и пользоваться услугами переводчика.

Предоставление иностранным лицам возможности пользоваться услугами переводчика связано с вопросом об оплате таких услуг.

В соответствии со статьей 106 АПК РФ денежные суммы, подлежащие выплате переводчикам, относятся к судебным издержкам.

Частью 3 статьи 109 АПК РФ предусмотрено, что оплата услуг переводчика, привлеченного арбитражным судом к участию в арбитражном процессе, выплата этому переводчику суточных и возмещение понесенных им расходов в связи с явкой в арбитражный суд производится за счет средств федерального бюджета.

В то же время согласно части 4 статьи 109 АПК РФ правило об оплате услуг переводчика за счет средств федерального бюджета не распространяется на возмещение расходов на оплату услуг переводчика, понесенных иностранными лицами и лицами без гражданства, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

Данная норма не противоречит положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года о праве участвующего в деле лица на справедливое судебное разбирательство, поскольку, закрепляя право обвиняемого в совершении уголовного преступления пользоваться бесплатной помощью переводчика, данная Конвенция не содержит указания на аналогичное право участников спора о гражданских правах и обязанностях (статья 6).

Часть 4 статьи 109 АПК РФ также не может рассматриваться как исключение из общего правила, установленного статьей 254 АПК РФ, о равенстве процессуальных прав российских и иностранных лиц. С учетом положений статей 106 и 110 АПК РФ можно сделать вывод, что обязанность оплаты услуг переводчика возложена на сторону, против которой вынесено решение (а такой стороной, разумеется, может оказаться и российское лицо).

Наиболее простой является ситуация, когда иностранное лицо пользовалось услугами владеющего иностранным языком специалиста и оплачивало данные услуги на основании заключенного с ним соглашения. В таком случае расходы подлежат распределению судом по правилам статьи 110 АПК РФ.

При этом распределение судебных расходов на перевод по правилам статьи 110 АПК РФ возможно только в случае, когда эти расходы были понесены стороной непосредственно в связи с рассмотрением дела в суде.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к страховой компании о взыскании страхового возмещения по договорам перестрахования, по которым в качестве перестрахователя выступала Национальная страховая компания Корейской Народной Демократической Республики. Страховой случай имел место на территории Корейской Народной Демократической Республики.

Решением арбитражного суда иск был удовлетворен частично.

Обращаясь с кассационной жалобой, общество в числе прочего сослалось на то, что суд неправомерно отказал истцу во взыскании с ответчика судебных расходов на перевод документов.

Кассационная инстанция признала кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению и, в частности, указала, что выводы суда о распределении между сторонами судебных издержек являются правильными. Поскольку истец должен был выполнить перевод документов не только в силу его процессуальной обязанности, установленной частью 5 статьи 75 АПК РФ, но и в силу необходимости обоснования своих доводов непосредственно перед ответчиком еще на стадии досудебного обращения за страховой выплатой, расходы истца на перевод в данном случае не могут быть отнесены к судебным издержкам (Постановление ФАС СЗО от 15.01.2009 по делу N А21-6650/2007) .

Или иной пример из судебной практики.

Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, было удовлетворено заявление общества о признании недействительным решения налогового органа.

Впоследствии в рамках того же дела общество обратилось в апелляционный суд с заявлением о взыскании с налогового органа судебных расходов на перевод документов (коносаментов), понесенных им в связи с исполнением определения суда о представлении дополнительных доказательств и переводе коносаментов на русский язык.

Определением апелляционной инстанции (Определение Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.08.2007 по делу N А56-28559/2006), оставленным без изменения Постановлением кассационной инстанции (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 14.11.2007 по делу N А56-28559/2006), в удовлетворении заявления было отказано. Признавая расходы общества, понесенные в связи с переводом коносаментов на русский язык, не подлежащими отнесению к судебным издержкам, предусмотренным статьей 106 АПК РФ, суды исходили из того, что истребование перевода коносаментов на русский язык обусловлено ненадлежащим оформлением доказательств, представленных обществом в подтверждение экспортных операций.

ВАС РФ отменил указанные судебные акты апелляционной и кассационной инстанций и удовлетворил заявление общества о взыскании с налогового органа судебных расходов на перевод, указав следующее. Подпунктом 4 пункта 1 статьи 165 Налогового кодекса Российской Федерации не установлена обязанность налогоплательщика по представлению в налоговый орган переводов документов, составленных на иностранном языке. Расходы на перевод документов подпадают под определенные статьей 106 АПК РФ судебные издержки, поскольку осуществлены обществом в рамках рассмотрения судебно-арбитражного дела об оспаривании решения налогового органа, которым были нарушены его права и законные интересы (Постановление ФАС СЗО от 14.11.2007 по делу N А56-28559/2006, Постановление Президиума ВАС РФ от 09.09.2008 N 3068/08) .

В судебной практике известны случаи, когда иностранные лица, ходатайствующие о привлечении переводчиков, отказываются оплачивать услуги перевода (например, со ссылкой на тяжелое материальное положение) и претендуют на предоставление им таких услуг за счет средств федерального бюджета. В подобных ситуациях, если суд находит ходатайство о привлечении к участию в деле переводчика обоснованным и подлежащим удовлетворению, возникает вопрос, каким образом должны оплачиваться услуги переводчика.

Данный вопрос связан с толкованием положений статьи 12 АПК РФ ссылка о том, что арбитражный суд обеспечивает участвующим в деле лицам право пользоваться услугами переводчика.

В соответствии с первым подходом к толкованию указанной нормы безусловной обязанностью суда является привлечение переводчика к участию в деле при наличии соответствующих оснований. При этом в случае отказа иностранного лица от оплаты услуг переводчика суд должен произвести оплату таких услуг за счет средств федерального бюджета, поскольку иначе не будет обеспечено право участвующего в деле лица пользоваться услугами переводчика. Впоследствии применительно к положениям части 4 статьи 109 и статьи 110 АПК РФ данные расходы подлежат взысканию в федеральный бюджет со стороны, против которой вынесено решение.

К толкованию статьи 12 АПК РФ возможен и другой подход, согласно которому обязанность суда обеспечить право участвующих в деле лиц пользоваться услугами переводчика означает допуск переводчика к участию в деле (статья 57 АПК РФ). При этом из федерального бюджета услуги переводчика для иностранного лица оплачены быть не могут, эти расходы согласно части 4 статьи 109 АПК РФ в любом случае должно оплатить иностранное лицо с последующим их распределением по правилам статьи 110 АПК РФ. Следование такому подходу предполагает, что в случае отказа иностранного лица оплатить услуги по переводу дело должно быть рассмотрено без участия переводчика.

В качестве аргумента в пользу данной точки зрения можно привести доводы о том, что к компетенции арбитражных судов отнесены споры в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности и иностранные лица, занимающиеся экономической деятельностью на территории Российской Федерации, имеют возможность выбрать представителя, владеющего русским языком.

Вместе с тем рассмотрение в вышеописанной ситуации дела без участия переводчика ставит вопрос о соблюдении принципа равноправия сторон, поскольку не владеющее языком судопроизводства лицо фактически не имеет возможности заявлять отводы и ходатайства, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, выступать в судебных прениях, представлять свои доводы и объяснения (часть 2 статьи 8 АПК РФ).

Наиболее явно это проявляется в ситуации, когда русским языком не владеет ответчик, который ссылается на отсутствие у него средств для оплаты услуг переводчика. В литературе, посвященной проблемам международного гражданского процесса, обосновывается, что трудности ответчика в гражданском процессе, а не только обвиняемого согласно статье 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, в части понимания языка должны учитываться в суде особенно серьезно. Также отмечается, что справедливый судебный процесс без участия в необходимых случаях переводчика не может быть обеспечен <2>. Поэтому следование второму из приведенных подходов к толкованию обязанности суда обеспечить участвующему в деле лицу право пользоваться услугами переводчика может создать почву для жалоб на нарушение права на справедливое судебное разбирательство.

--------------------------------

<2> Шак Х. Международное гражданское процессуальное право. М.: Изд-во БЕК, 2001. С. 277 - 278.

Таким образом, первый из приведенных подходов, несмотря на его очевидные отрицательные стороны (риск неисполнения судебного акта о взыскании в доход федерального бюджета с проигравшей стороны расходов по оплате услуг переводчика, возможность уклонения иностранных лиц от оплаты расходов по переводу и затягивания процесса), представляется более обоснованным.

В приведенной выше проблеме отдельно можно выделить вопрос об оплате услуг переводчика, привлекаемого судом по делам об административных правонарушениях.

В соответствии со статьями 202 и 207 АПК РФ дела данной категории рассматриваются по общим правилам искового производства с особенностями, установленными в главе 25 АПК РФ и федеральном законе об административных правонарушениях.

В силу статьи 25.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ) переводчику возмещаются расходы, понесенные в связи с явкой в суд, орган, к должностному лицу, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, и труд переводчика оплачивается в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Такой порядок в настоящее время определен Положением о возмещении расходов лиц в связи с их явкой по вызову в суд, орган, к должностному лицу, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, а также об оплате их труда, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 04.03.2003 N 140.

Согласно частям 2 и 3 статьи 24.7 КоАП РФ издержки по делу об административном правонарушении, совершенном физическим лицом, относятся на счет федерального бюджета, а издержки по делу об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом, относятся на счет указанного юридического лица, за исключением сумм, выплаченных переводчику. Суммы, выплаченные переводчику в связи с рассмотрением дела об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом и предусмотренном названным Кодексом, относятся на счет федерального бюджета, а издержки по делу об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом и предусмотренном законом субъекта Российской Федерации, - на счет бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации.

Таким образом, исходя из данных норм, а также учитывая общие принципы соблюдения процессуальных гарантий лица, привлекаемого к публично-правовой ответственности, представляется, что в случае привлечения судом переводчика к участию в деле об административном правонарушении в соответствии со статьей 57 АПК РФ оплата его услуг не может быть отнесена на привлеченное к административной ответственности лицо и должна производиться за счет средств госбюджета.

В качестве еще одного аспекта проблемы обеспечения иностранных лиц услугами переводчика можно выделить имеющиеся в судебной практике случаи злоупотребления таким правом, например когда иностранное лицо фактически владеет русским языком, однако заявляет ходатайство о привлечении к участию в деле переводчика.

Так, по одному из дел иностранное лицо обратилось с кассационной жалобой, в которой, в частности, сослалось на нарушение судом положений части 2 статьи 12 АПК РФ. Суд кассационной инстанции, проверив законность обжалуемого судебного акта, не нашел оснований для его отмены, указав, что при рассмотрении дела представитель данного иностранного лица обращался к суду с различными заявлениями и ходатайствами на русском языке, участвовал в судебных заседаниях без переводчика, в связи с чем суд апелляционной инстанции правомерно посчитал, что истец злоупотребляет своими правами и намерен затянуть рассмотрение дела по существу (Постановление ФАС СЗО от 24.06.2009 по делу N А52-3642/2003) .

Или другой пример необоснованной ссылки участвующего в деле лица на нарушение судом правил о языке.

Предприниматель К. обратился в арбитражный суд с иском к предпринимателю Г. о взыскании задолженности по договору поставки. В заседании суда первой инстанции Г. признал наличие задолженности и пояснил, что не имеет возможности ее оплатить. Решением суда первой инстанции иск был удовлетворен.

Обращаясь с кассационной жалобой на данное решение, Г. указал, что вопрос судьи о наличии задолженности был неправильно им истолкован по причине недостаточного владения русским языком.

Кассационная инстанция критически расценила данный довод жалобы, указав, что согласно протоколу предварительного судебного заседания Г. о необходимости предоставления ему переводчика не заявлял и из материалов дела не усматривается, что у суда могли возникнуть какие-либо сомнения относительно владения ответчиком русским языком (Постановление ФАС СЗО от 10.12.2007 по делу N А26-2332/2007) .

Из приведенных примеров видно, что суд, оценив в совокупности имеющиеся в материалах дела сведения, может признать необоснованными доводы участвующего в деле лица о недостаточном владении им русским языком и отклонить ходатайство о привлечении к участию в деле переводчика. Это вполне согласуется с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Определении от 20.06.2006 N 243-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы на нарушение конституционных прав частью 2 статьи 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Как следует из данного Определения, суд своим мотивированным решением вправе отклонить ходатайство об обеспечении тому или иному участнику судопроизводства помощи переводчика, если материалами дела будет подтверждаться, что такое ходатайство явилось результатом злоупотребления правом.

Представление в качестве доказательств

по делу документов иностранного происхождения

Поскольку производство в арбитражном суде ведется на русском языке (статья 12 АПК РФ), к представляемым в арбитражный суд письменным доказательствам, исполненным полностью или в части на иностранном языке, должны быть приложены их надлежащим образом заверенные переводы на русский язык (часть 5 статьи 75, часть 2 статьи 255 АПК РФ).

Перевод представляемых в суд документов на иностранном языке заверяется нотариусом (за рубежом в соответствии со статьей 45 Консульского устава СССР верность перевода документов с одного языка на другой вправе засвидетельствовать консул Российской Федерации). В соответствии со статьей 81 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате нотариус свидетельствует верность перевода с одного языка на другой, если нотариус владеет соответствующими языками. Если нотариус не владеет соответствующими языками, перевод может быть сделан переводчиком, подлинность подписи которого свидетельствует нотариус.

Несоответствие нотариальных действий при заверении перевода требованиям статьи 81 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате влечет отказ арбитражного суда в принятии соответствующих документов на иностранном языке в качестве доказательств по делу.

Так, арбитражным судом были приняты в качестве доказательств представленные истцом отчеты эквайера CDM Visa на иностранном языке с приложением перевода на русский язык. Суд кассационной инстанции пришел к выводу, что данные документы не могли быть приняты судами в качестве доказательств, поскольку переводы исполненных на иностранном языке подробных отчетов эквайера CDM Visa по операциям ответчика по пластиковым картам не соответствуют требованиям статьи 81 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате. В нотариальном порядке засвидетельствована подлинность подписи руководителя организации-переводчика на подтверждениях оказания истцу услуг по переводу указанных документов, на самих переводах соответствующие удостоверительные надписи нотариуса отсутствуют.

В связи с нарушением судами первой и апелляционной инстанций норм процессуального права, регулирующих порядок предоставления в арбитражный суд письменных доказательств, исполненных на иностранном языке, суд кассационной инстанции отменил судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (Постановление ФАС СЗО от 11.06.2009 по делу N А56-21256/2008) .

Как указано выше, чаще всего перевод представляемых в арбитражный суд документов заверяется нотариально.

Вместе с тем в судебной практике по административным делам встречаются случаи заверения перевода документов переводчиком, назначенным органом или должностным лицом, рассматривающим дело об административном правонарушении (в таких делах документы на иностранном языке представляются в рамках сотрудничества правоохранительных органов иностранных государств).

В соответствии со статьей 25.10 КоАП РФ в качестве переводчика может быть привлечено любое не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо, владеющее языками или навыками сурдоперевода, необходимыми для перевода или сурдоперевода при производстве по делу об административном правонарушении. Переводчик назначается судьей, органом, должностным лицом, в производстве которых находится дело об административном правонарушении. Переводчик обязан явиться по вызову судьи, органа, должностного лица, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, выполнить полно и точно порученный ему перевод и удостоверить верность перевода своей подписью.

Исходя из данной нормы, суды принимают в качестве письменных доказательств представленные рассматривающими дела об административных правонарушениях органами документы на иностранном языке с приложенным к ним переводом на русский язык, заверенным подписью переводчика, привлеченного такими органами по делу об административном правонарушении в соответствии со статьей 25.10 КоАП РФ.

Например, по ряду дел об оспаривании постановления Пограничного управления Федеральной службы безопасности о привлечении юридических лиц к административной ответственности по части 2 статьи 8.17 КоАП РФ за нарушение правил добычи водных биологических ресурсов в Баренцевом море Пограничное управление представило в суд в качестве доказательств в числе прочих документы, полученные от государственных органов Норвегии и Нидерландов. На данных документах был проставлен апостиль, и к ним прилагался их перевод на русский язык, заверенный подписью переводчика, привлеченного Пограничным управлением по делу об административном правонарушении в соответствии со статьей 25.10 КоАП РФ. Кассационная инстанция признала, что суд первой инстанции обоснованно принял указанные документы в качестве письменных доказательств, поскольку они соответствуют требованиям частей 5, 7 статьи 75 АПК РФ (Постановления ФАС СЗО от 31.01.2007 по делам N А42-5372/2006, А42-2764/2006, от 28.03.2007 по делу N А42-4262/2006, от 20.08.2007 по делу N А42-553/2007) .

В отношении иностранных официальных документов, помимо условия о переводе их на русский язык, российское законодательство также предусматривает требование об их легализации или о проставлении на них апостиля. Без легализации или проставления апостиля иностранные официальные документы признаются в арбитражном суде письменными доказательствами в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации (части 6, 7 статьи 75, часть 1 статьи 255 АПК РФ).

Согласно разъяснениям, данным Пленумом ВАС РФ в вышеупомянутом Постановлении от 11.06.99 N 8, легализация иностранного документа необходима для представления последнего в качестве доказательства в арбитражном процессе, но не исключает проверки со стороны суда с целью установления правильности содержащихся в нем сведений по существу.

В соответствии со статьей 55 Консульского устава СССР документы и акты, составленные при участии властей консульского округа или исходящие от этих властей, легализуются консулом. Консульская легализация заключается в установлении и засвидетельствовании подлинности подписей на этих документах и актах и соответствия их законам государства пребывания.

Российская Федерация является участницей Гаагской конвенции 1961 года, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов (далее - Гаагская конвенция 1961 года). В соответствии с данной Конвенцией официальные документы, выданные в участвующих в ней государствах, не требуют консульской легализации. Конвенция предусматривает, что на таких документах органы государства, выдавшего документ, проставляют удостоверительную надпись - апостиль.

Требование консульской легализации либо проставления апостиля относится только к официальным иностранным документам, то есть к документам, исходящим или составленным при участии иностранных органов власти или должностных лиц.

Анализ судебной практики показывает, что сложности с применением положений о легализации документов связаны прежде всего с неверным определением статуса иностранного документа в качестве официального.

В ряде случаев суды не принимали в качестве доказательств письма иностранных компаний в связи с отсутствием на них апостиля. Кассационная инстанция указывала на ошибочность данных выводов суда, поскольку информационные письма иностранных компаний к официальным документам не относятся (Постановления ФАС СЗО от 12.04.2007 по делу N А56-10137/2006, от 19.09.2008 по делу N А56-46406/2006).

По одному из дел кассационная инстанция расценила как необоснованные выводы суда первой инстанции о несоответствии требованиям, предъявляемым статьей 255 АПК РФ к документам иностранного происхождения, представленного в материалах дела решения международного коммерческого арбитража, указав при этом следующее. Решение международного коммерческого арбитража представлено в подлиннике, на русском языке; оно не подлежит консульской легализации и не требует проставления на нем апостиля, поскольку положения Гаагской конвенции 1961 года применяются только к официальным документам, каковыми решения международных коммерческих арбитражей по смыслу названной Конвенции не являются (Постановление ФАС СЗО от 12.09.2007 по делу N А21-1267/2007).

По другому делу предприниматель (ответчик) в кассационной жалобе ссылался в числе прочего на то, что суды первой и апелляционной инстанций, удовлетворившие требования истца о взыскании с него предоплаты по контракту, в нарушение части 6 статьи 75 АПК РФ приняли в качестве доказательства по делу оформленные и подписанные на территории иностранного государства (Эстонии) платежные документы, не легализованные в соответствии с законодательством Российской Федерации. Кассационная инстанция отклонила данные доводы, указав, что, поскольку имеющиеся в материалах дела платежные поручения, подтверждающие перечисление ответчику предоплаты по контракту, не относятся к числу официальных документов и содержат нотариально заверенный перевод на русский язык, суд первой инстанции правомерно принял их в качестве доказательств по делу (Постановление ФАС СЗО от 07.05.2007 по делу N А52-3589/2006) .

В другом случае кассационная инстанция отклонила доводы кассационной жалобы о том, что свидетельства о международной регистрации товарных знаков относятся к категории официальных документов, выданных международной организацией, поэтому в соответствии с Гаагской конвенцией 1961 года они не могут быть удостоверены посредством проставления на них апостиля и должны быть представлены в виде оригиналов документов, легализованных в установленном порядке (посредством отметок российских консульских учреждений). Кассационная инстанция указала, что свидетельства о регистрации и возобновлении товарных знаков, выписки из международного реестра марок не являются официальными документами иностранного государства и выдаются Всемирной организацией интеллектуальной собственности, поэтому их легализации не требуется. Кроме того, согласно статье 5ter Мадридского соглашения о международной регистрации знаков 1891 года (в редакции от 28 сентября 1979 года) выписки из международного реестра, запрашиваемые с целью их предъявления в одной из договаривающихся стран, освобождаются от всякой легализации (Постановление ФАС СЗО от 20.02.2008 по делу N А13-5141/2007) .

В случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации, арбитражный суд принимает иностранные документы без легализации или проставления апостиля.

Так, в соответствии с Соглашением стран СНГ 1992 года документы, выданные или засвидетельствованные учреждением или специально уполномоченным лицом в пределах их компетенции по установленной форме и скрепленные официальной печатью на территории одного из государств - участников СНГ, принимаются на территории других государств - участников СНГ без какого-либо специального удостоверения. Документы, которые на территории одного из государств - участников СНГ рассматриваются как официальные документы, пользуются на территории других государств - участников СНГ доказательной силой официальных документов (статья 6).

Таким образом, документы, выданные или засвидетельствованные государственными органами или должностными лицами государств - участников СНГ, принимаются российскими арбитражными судами без легализации.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к страховой компании с требованием исполнить обязательство по договорам страхования. В качестве доказательств обстоятельств, имевших место при наступлении страхового случая на территории Украины, истец представил справку органов внутренних дел Украины и экспертные заключения.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции, иск частично удовлетворен.

Страховая компания обратилась с кассационной жалобой, в которой, в частности, указала на нарушение судом положений части 6 статьи 75 АПК РФ, поскольку суд принял в качестве доказательств вышеуказанные документы без проставления апостиля, в то время как они являются иностранными официальными документами.

Кассационная инстанция отклонила данный довод, указав, что в силу международного договора Российской Федерации официальные документы, выданные на территории государств - участников СНГ, принимаются арбитражными судами без легализации (Постановление ФАС СЗО от 21.07.2008 по делу N А21-5239/2006) .

Обеспечительные меры, применяемые арбитражным судом

по делам с участием иностранных лиц

В соответствии с частью 1 статьи 254 АПК РФ иностранные лица пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности наравне с российскими организациями и гражданами.

Данное положение в полной мере применимо и к вопросам принятия судом обеспечительных мер: российское процессуальное законодательство не содержит каких-либо ограничений в отношении применения обеспечительных мер по делам с участием иностранных лиц.

Вместе с тем представляется, что при применении арбитражными судами обеспечительных мер по ходатайствам иностранных лиц не в последнюю очередь должны учитываться и законные права и интересы российских физических и юридических лиц, в отношении активов которых принимаются обеспечительные меры.

Иностранная компания обратилась в арбитражный суд с иском к российским юридическим лицам о взыскании с них убытков в виде упущенной выгоды в размере 30 577 000 долл. США, образовавшихся в результате неэффективной деятельности ответчиков по реализации соглашения о совместной деятельности по финансированию и строительству торгового центра.

Истец также заявил ходатайство о принятии мер по обеспечению иска в виде наложения ареста на имущество одного из ответчиков. В обоснование ходатайства истец указал, что деятельность ответчиков направлена на растрату денежных средств, предназначенных для реализации проекта вышеназванного соглашения о совместной деятельности.

Исковое заявление и ходатайство о принятии обеспечительных мер от имени иностранной компании были подписаны представителем. Из имеющейся в материалах дела доверенности представителя следовало, что он проживает на территории Российской Федерации.

Определением суда первой инстанции ходатайство истца о принятии обеспечительных мер было удовлетворено.

Ответчик, на имущество которого был наложен арест, обжаловал данное определение в кассационном порядке, указав в кассационной жалобе, что принятые обеспечительные меры не отвечают критериям разумности и соразмерности, они привели к остановке строительства объекта и повлекут его банкротство.

После принятия жалобы к производству от истца в суд кассационной инстанции поступило письмо, в котором он уведомил суд об отмене ранее выданных доверенностей на ведение дела и требовал направлять ему уведомления о судебных заседаниях в порядке, предусмотренном Гаагской конвенцией 1965 года.

Впоследствии ответчик заявил отказ от кассационной жалобы в связи с заявленными истцом в суде первой инстанции отказом от иска и ходатайством об отмене обеспечительных мер. Суд кассационной инстанции принял отказ от жалобы и прекратил производство по ней (Определение ФАС СЗО от 09.12.2009 по делу N А56-40135/2009) .

На данном примере судебной практики виден целый комплекс проблем, возникающих в связи с принятием обеспечительных мер по делам с участием иностранных лиц.

Во-первых, это процедура проведения судебных заседаний по вопросу о принятии обеспечительных мер и их отмене.

По смыслу статьи 15 Гаагской конвенции 1965 года неявка ответчика в суд при отсутствии сведений о получении им извещения о назначении времени и места судебного заседания не препятствует принятию судьей в неотложных случаях любых мер по обеспечению иска. Как отмечается в комментарии к данной статье Гаагской конвенции 1965 года, применение обеспечительных мер судами ex parte (без вызова противной стороны) является общепризнанной практикой <3>.

--------------------------------

<3> Павлова Н.В. Комментарий к Конвенции о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским или торговым делам (Гаага, 15.11.65) // Гражданин и предприниматель в российском и зарубежном суде: правовая помощь. Сборник / Под общ. ред. Т.Н. Нешатаевой. М., 2002. С. 67.

В соответствии с частью 1.1 статьи 93 АПК РФ рассмотрение заявления об обеспечении иска арбитражным судом, в производстве которого находится дело, осуществляется судьей единолично не позднее следующего дня после дня поступления заявления в суд без извещения сторон.

Такой же порядок предусмотрен для рассмотрения судом вопроса об отмене обеспечения иска (часть 2 статьи 97 АПК РФ).

Вместе с тем АПК РФ не предусматривает особого порядка рассмотрения апелляционных и кассационных жалоб на судебные акты о принятии обеспечительных мер, то есть такие жалобы рассматриваются в соответствии с положениями статей 266 и 284 АПК РФ в судебном заседании, о времени и месте проведения которого извещаются стороны.

Таким образом, процессуальным законом для лица, ходатайствующего о применении обеспечительных мер, фактически предусмотрена более простая процедура проведения судебного заседания, чем для другой стороны спора, обжалующей в апелляционном или кассационном порядке судебный акт о принятии таких мер.

Учитывая, что в силу части 3 статьи 253 АПК РФ срок рассмотрения дел с участием иностранных лиц, находящихся или проживающих вне пределов Российской Федерации, может составлять до шести месяцев, данное обстоятельство создает почву для различных злоупотреблений правом со стороны иностранных лиц, по ходатайствам которых в отношении активов российских лиц приняты обеспечительные меры (как в приведенном выше примере - путем направления в суд кассационной инстанции заявления об отмене ранее выданных доверенностей представителям).

Другим важным аспектом этой проблемы является обеспечение права российских лиц на взыскание убытков, вызванных принятием обеспечительных мер, или выплату им компенсаций в случае отказа иностранным компаниям в иске.

Российское законодательство, в отличие от законодательства некоторых иностранных государств, не устанавливает для иностранных юридических лиц специальных требований о внесении залога в обеспечение судебных расходов, которые должен будет понести ответчик, если истцу будет отказано в иске.

Во многих случаях о принятии обеспечительных мер ходатайствуют иностранные компании (часто зарегистрированные в офшорных зонах), не имеющие на территории Российской Федерации ни представительств, ни какого-либо имущества. В связи с этим при отказе в иске таким компаниям для ответчиков и других лиц, чьи права или законные интересы нарушены обеспечением иска, оказывается весьма затруднительно или невозможно реализовать свое право на взыскание убытков или выплату компенсации (статья 98 АПК РФ).

По смыслу статьи 90 АПК РФ предоставление заявителем встречного обеспечения не является обязательным условием удовлетворения заявления о принятии обеспечительных мер. В то же время согласно части 1 статьи 94 АПК РФ арбитражный суд, допуская обеспечение иска, по ходатайству ответчика может потребовать от обратившегося с заявлением об обеспечении иска лица или предложить ему по собственной инициативе предоставить встречное обеспечение.

Согласно разъяснениям, данным ВАС РФ в Постановлении Пленума от 12.10.2006 N 55 "О применении арбитражными судами обеспечительных мер ", арбитражный суд в соответствии с частью 1 статьи 94 и абзацем вторым части 4 статьи 99 АПК РФ вправе самостоятельно оценить необходимость предоставления встречного обеспечения.

С учетом изложенного можно сделать вывод, что при решении вопроса о необходимости предоставления встречного обеспечения судом должно учитываться в том числе наличие у иностранного лица, ходатайствующего о принятии обеспечительных мер, активов на территории Российской Федерации.

Также имеет значение вид (способ) встречного обеспечения, предоставляемого ходатайствующим об обеспечительных мерах иностранным лицом.

Как разъяснено в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 55, вид встречного обеспечения определяется заявителем самостоятельно. При этом арбитражный суд вправе признать встречное обеспечение ненадлежащим как по форме, так и по сумме обеспечения, если, по мнению суда, такое встречное обеспечение не может являться достаточной гарантией возмещения убытков, в частности из-за невозможности его быстрой реализации, несоразмерного характера, сомнений в добросовестности гаранта и т.п.

Так, по одному из дел иностранная компания, зарегистрированная в Республике Кипр, обратилась в арбитражный суд с иском к российским юридическим лицам о взыскании с них 21 116 345 руб. убытков, причиненных порчей груза при перевозке, и 1 431 689 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Одновременно истец заявил ходатайство о применении обеспечительных мер в виде запрета ответчикам отчуждать суда, запрета судам покидать порты городов Астрахань, Тольятти, Чайковский, а Управлению государственного морского и речного надзора Федеральной службы по надзору в сфере транспорта (далее - Управление) - регистрировать сделки в отношении этих судов. В качестве встречного обеспечения иностранная компания представила договор поручительства.

Определением суда первой инстанции в удовлетворении ходатайства об обеспечении иска было отказано.

Постановлением апелляционной инстанции определение суда первой инстанции было изменено, одному из ответчиков было запрещено совершать сделки с судами, а Управлению - их регистрировать. В остальной части определение оставлено без изменения.

Кассационная инстанция отменила Постановление апелляционной инстанции, а определение суда первой инстанции оставила без изменения. При этом суд кассационной инстанции указал, что в рассматриваемом случае договор поручительства не может быть признан надлежащим встречным обеспечением и, кроме того, в материалах дела отсутствуют сведения, подтверждающие стабильность финансового положения поручителя (российской организации), наличие у него возможности реально возместить ответчикам убытки, причиненные в результате принятия судом обеспечительных мер (Постановление ФАС СЗО от 31.10.2008 по делу N А56-13136/2008) .

Анализ судебной практики показывает, что, к сожалению, встречаются случаи, когда в связи с принятием судом обеспечительных мер по заявлениям иностранных лиц нарушаются законные права и интересы российских участников процесса. Взвешенный подход к вопросу о применении обеспечительных мер по заявлениям иностранных лиц, учитывающий в том числе такие факторы, как наличие у иностранной компании активов на территории Российской Федерации, предоставление иностранными компаниями встречного обеспечения и его вид, вероятно, позволит соблюсти баланс интересов всех участников процесса.

Киличенкова М.А., руководитель секретариата Председателя Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа, кандидат юридических наук.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Мы расскажем о последних новостях и публикациях.
Читайте нас, где удобно. Будьте всегда в курсе главного!
icon-telegram-white Подписаться
Дорогие читатели, если вы увидели ошибку или опечатку, помогите нам ее исправить! Для этого выделите ошибку и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter». Мы узнаем о неточности и исправим её.
Поделиться:

комментарии

Чтобы оставить комментарий нужно авторизоваться

Документы

  • Постановление ФАС Северо-Западного округа от 31.10.2008 по делу N А56-13136/2008 При рассмотрении дела о взыскании с ответчиков солидарно суммы убытков, причиненных порчей груза при его перевозке, суд правомерно отказал истцу в удовлетворении ходатайства о принятии обеспечительных мер в виде запрета продавать или отчуждать имущество, принадлежащее одному из ответчиков, поскольку истец не обосновал необходимость принятия названной меры, не представил доказательств, подтверждающих, что ее непринятие может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта.
  • Постановление ФАС Северо-Западного округа от 21.07.2008 по делу N А21-5239/2006 Суд удовлетворил иск о взыскании со страховой компании страхового возмещения по договору страхования автотранспортных средств, отклонив довод компании о том, что застрахованный автомобиль с прицепом попал в ДТП на территории Украины, которая не покрывается страховым возмещением, поскольку в заявлениях ООО о страховании, подписанных работником компании, территорией использования транспортных средств указана в том числе Украина.
  • Постановление ФАС Северо-Западного округа от 20.02.2008 по делу N А13-5141/2007 При новом рассмотрении дела о привлечении предпринимателя к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ за незаконное использование товарных знаков "Adidas", "Nike", "Reebok" суду необходимо установить правообладателей данных знаков и наличие или отсутствие у предпринимателя предоставленного права на их использование, а также истребовать копии свидетельств о регистрации и возобновлении товарных знаков, выписок из международного реестра марок, удостоверенные иностранными нотариусами и апостилями.
  • Постановление ФАС Северо-Западного округа от 07.05.2007 по делу N А52-3589/2006 Суд удовлетворил заявленный на основании договора уступки права требования иск о взыскании с ответчика предоплаты по контракту купли-продажи пиломатериалов из древесины хвойных пород, поскольку ответчик в нарушение условий контракта не поставил пиломатериалы на сумму перечисленной ему предоплаты.
  • Постановление ФАС Северо-Западного округа от 12.09.2007 по делу N А21-1267/2007 Суд правомерно отказал иностранному юридическому лицу в признании и приведении в исполнение решения иностранного коммерческого арбитражного суда о взыскании с ООО задолженности, поскольку последнее было лишено возможности защищать свои права и интересы при рассмотрении дела за рубежом в связи с тем, что извещение о назначении времени и места арбитражного разбирательства было направлено по ненадлежащему адресу ООО, а лицо, получившее названное извещение, в трудовых отношениях с обществом не состояло.
  • Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.09.2008 по делу N А56-46406/2006 Суд признал незаконным постановление таможни о привлечении ООО к ответственности по ст. 16.19 КоАП РФ за несоблюдение условий таможенного режима переработки вне таможенной территории РФ, выразившееся в представлении недействительных сертификатов завода-изготовителя, указав, что вывод таможни о недействительности сертификатов основан на противоречивых и взаимоисключающих доказательствах.
  • Постановление ФАС Северо-Западного округа от 12.04.2007 по делу N А56-10137/2006 Поскольку суд, признавая недействительным требование таможни об уплате таможенных платежей, доначисленных в результате несоблюдения, по мнению таможни, обществом условий помещения товаров под таможенный режим переработки вне таможенной территории, не принял в качестве доказательства письмо иностранной фирмы, указав на отсутствие на нем апостиля, однако последний проставляется только на официальных документах, к которым указанное письмо не относится, решение суда подлежит отмене.
  • Постановление ФАС Северо-Западного округа от 20.08.2007 по делу N А42-553/2007 Суд признал законным постановление управления ФСБ РФ о привлечении ЗАО к административной ответственности за нарушение правил промысла водных биологических ресурсов, поскольку в материалы дела представлены доказательства того, что общество вело учет и представляло отчетные данные о вылове рыбы с искажением фактических размеров вылова, осуществляло выгрузку рыбы одного вида под названием другого вида.
  • Постановление ФАС Северо-Западного округа от 28.03.2007 по делу N А42-4262/2006 Суд правомерно отказал в признании незаконным постановления пограничного управления ФСБ РФ о привлечении ООО к ответственности по ч. 2 ст. 8.17 КоАП РФ за нарушение правил добычи (промысла) водных биологических (живых) ресурсов, поскольку материалами дела подтверждается, что общество, осуществив перегрузку рыбопродукции на принадлежащее ему судно, не обеспечило передачу сообщения уполномоченному органу о количестве, качестве и видах принятых с другого судна живых ресурсов и продукции.
  • Постановление ФАС Северо-Западного округа от 31.01.2007 по делу N А42-2764/2006 Поскольку данные промыслового журнала судна, принадлежащего ООО, а также сведения, указанные в планмастере и информационном рапорте рыбоохранной инспекции, подтверждают нарушение обществом правил промысла: ведение учета и предоставление сведений с искажением фактического размера принятой для транспортировки рыбопродукции, пограничное управление ФСБ РФ правомерно привлекло общество к административной ответственности по ч. 2 ст. 8.17 КоАП РФ.

Кодексы

Петербургский правовой портал

PPT.RU - Власть. Право. Налоги. Бизнес


Вопрос юристу
Связь с редакцией
Tweet
Поделиться
+1
Like!
Класс
Свернуть
Наверх

Вопрос-ответ

Помощь опытных
юристов и адвокатов

Экспертный совет

Решение бухгалтерских и правовых
вопросов в профессиональном сообществе

Лучшие специалисты
Более одного ответа
Вы можете задать вопрос бесплатно

ЗАДАЙТЕ ВОПРОС здесь и сейчас